Авторизация

 
  •  Для поклонников «Игры престолов» выпустят коллекционное вино 
  •  Украинцы не готовы проголосовать за особый статус Донбасса, - опрос 
  •  Вашингтон ограничивает передвижение по США российских дипломатов 
  •  Brent пытается удержаться выше $53 за баррель 

Как украинский гетман Россию от Китая защищал

В ночь на 13 марта 1672 года в Батурине был арестован Гетман Левобережной Украины Демьян Игнатович Многогрешный. После последовавшего обвинения в измене и суда, приговорившего его к смертной казни, замененной ссылкой в Сибирь, жизнь этого неординарного человека оказалась как бы разбита на две части.

До низложения и после

Что было до низложения, достаточно хорошо описано. Мы не будем долго останавливаться на первом периоде его жизни, спорить или соглашаться с мнением о его незнатном происхождении, описывать, как волею провидения и обстоятельств он оказался Гетманом. Нам он интересен прежде всего как человек, не сломавшийся под ударами судьбы.

Оценка Многогрешного как государственного деятеля неоднозначна. Да, он очень любил Украину, часто заблуждался, что усугублялось недостатком образованности и культуры, любил выпить, что, впрочем, никогда не считалось на Руси непростительным пороком. И был плохим политиком, если просмотрел заговор в своем ближайшем окружении. По видимому, он действительно находился в сношениях с Правобережным, враждебным Москве, гетманом Дорошенко, планировал какие-то совместные с ним действия. И при этом пытался действовать самовластно, не считаясь со своим ближайшим окружением, назначая на ответственные посты родственников и близких знакомых, снимая с полковничьих должностей тех, кто казался ему нелояльным. Все это не могло не насторожить казацкую старшину, и в Москву полетели доносы, благо сам Гетман в подпитии позволял се6е говорить такое, что никак не могло понравиться царю Алексею Михайловичу. Долгое время Москва никак не реагировала, и тогда заговорщики решили действовать сами. В Батурине для охраны Гетмана находился стрелецкий гарнизон с царским воеводой во главе и несколько доверенных лиц царя, в их числе Танеев и Неелов. Их и смогли убедить в измене Гетмана. Тем более, что накануне Многогрешный приказал стрелецкому начальнику уменьшить количество его людей в карауле. На сходке у обозного Петра Забелы в ночь с 7 на 8 марта 1672 года, где присутствовали Танеев, Неелов, а также судьи Домонтович, Самойлович, полковник Райча, было принято решение действовать самостоятельно. И в ночь на 13 марта группа старшин, их доверенных лиц вместе со стрельцами окружила резиденцию Многогрешного и после непродолжительной схватки пленили Гетмана. Тот оказал сопротивление, но был ранен из пистолета, закован в кандалы и отправлен в Москву. Руководил арестом обозный (что-то вроде генерал-квартирмейстера) Петр Забела, а доставкой в Москву - Генеральный писарь Карп Мокревич. Таким образом, Многогрешного низложили свои, а царя поставили перед свершившимся фактом. Следом старшина отослала царю длинный список его "провинностей и преступлений", отметив при этом, что это только незначительная их часть: "Если бы мы записали все доказательства Демковой измены, то не поместили бы всего не только на листе бумаги, но и на воловьей коже". Вместе с Гетманом был арестован его брат, Черниговский полковник Василий Многогрешный, который перед этим успел бежать в Киев и постричься в монахи под вымышленным именем в Киевобратском монастыре. Но когда об этом узнал настоятель монастыря Варлаам Ясинский, он тут же дал знать московскому воеводе Киева князю Козловскому, который немедленно арестовал Василия и отправил в Москву.

Ссылка вместо казни

В Москве Мокревич от имени старшины дал показания против Многогрешного, что он де замышлял начать против царя войну. Сам Гетман пьяные крамольные речи признал, но намерения действовать отрицал полностью. К нему применили пытки. Сознался ли он под пытками точно неизвестно, на этот счет есть разные свидетельства, но тем не менее Демьян Многогрешный вместе с братом Василием был приговорен к отсечению головы. Судили его в Москве, как того просили противники низложенного Гетмана, опасавшиеся народных волнений. Казнь была назначена 28 мая на Болотной площади в Москве. Это было традиционное место казни государственных преступников. Но казнь не состоялась. Когда головы братьев Многогрешных уже лежали на плахе, примчался гонец царя, который объявил царскую милость - смертный приговор был заменен вечной ссылкой в Сибирь. Скорее всего, Алексей Михайлович не поверил в измену Гетмана, иначе бы казнил, как он беспощадно расправился со своими противниками типа Разина или зачинщиками Медного и Соляного бунтов. Но ссориться с казацкой старшиной не стал, не то время было. Ей было разрешено избрать нового Гетмана по своему усмотрению. Им 17 июня того же года стал Иван Самойлович. А для Демьяна Многогрешного началась новая жизнь, о которой мало что известно. По иронии судьбы преемник Многогрешного на посту гетмана, бывший активным участником заговора против него, Иван Самойлович впоследствии сам оказывается сосланным в Сибирь и окончит свои дни в Якутске.

Казацкие навыки против монгольской конницы

А Демьян Многогрешный прожил еще более 30 лет и оставил о себе яркий след в Сибири.

Вместе с Демьяном в Сибирь отправились его жена Настасья, сыновья Петр и Иван (или Яков), дочь Елена (или Марина), брат Василий, племянник Михаил Зиновьев, впоследствии принявший фамилию дяди. «.. по нашему Государеву указу, посланы из Москвы в Сибирь в ссылку изменники и клятвопреступники войска Запорожского сее стороны Днепра бывший гетман Демка Игнатов … до Тобольска, с сибирскими служилыми людьми, и с провожатыми, а в Тобольске велено их держать за крепкими караулы скованных, а из Тобольска велено послать их, Дёмку Енисейского уезда в Селенгинский острог, Ваську в Красноярский». Как видно из этой грамоты на имя Туринского воеводы Ивана Суздальцева сначала Многогрешные прибыли в Тобольск, а оттуда Демьяна с семьей отправили в Селенгинский острог, а Василия в Красноярск.

Но уже в 1674 году Многогрешный был поселен в Иркутске и находился в тюрьме до 1682 года, когда был освобожден и ему было разрешено «исправлять городовую и уездную службу». Но даже тогда он казался опасен своим недругам. Когда слух об освобождении Многогрешного из тюрьмы дошел до Батурина, в Москву посыпались протесты и уже в 1684 году по требованию гетмана Самойловича Многогрешный был снова арестован и отправлен в Селенгинск, где условия его содержания значительно ухудшились. В грамоте местным воеводам предписывалось «посадить ево сковано в тюрьму и держать с великим бережением. И ис тюрьмы ево выпущать никуда не велено». В тюрьме Демьян Игнатьевич находился до 1686 г. После освобождения из заключения Многогрешный был оставлен на поселении в Селенгинске основанном русскими казаками под командованием Гаврилы Ловцова в 1665 году. Положение Многогрешного и его семьи резко изменилось в 1687 г. после смещения с гетманства его врага Самойловича. Он был освобожден из тюрьмы и произведен в селенгинские «дети боярские», т.е. стал одним из лично свободных подданных царя, которые за освобождение от выполнения повинностей и уплаты в казну налогов несли воинскую службу. Ему было назначено жалованье в размере 18 руб. денег, хлебное же – вдвое против денежного.

Мы можем только гадать, что пережил за годы заключения этот человек, но несомненно только то, что невзгоды не сломили его, и его деятельная натура получила долгожданный простор для деятельности. Тем более незаменимым оказался его военный и жизненный опыт для освоения Забайкалья.

Русские стрельцы прошли и захватили Сибирь с легкостью, приводящей в изумление, за каких-то 40 лет. Но так было не везде. Со времен первых Рюриковичей на Руси сложились две непохожие военные школы. Это было предопределено географией и природно-климатическими условиями. Владимиро-Суздальская боевая школа была в основном оборонительная. Кратко ее суть можно выразить выражением «стать и стоять». В лесных массивах ставилось укрепление в стратегически важном месте, обычно на стыке рек, и оно позволяло контролировать основные торгово-транспортные пути, а соответственно и территорию. Так и действовали казаки на Сибирских просторах, в тайге и на берегах Сибирских рек. А вот там, где тайга кончалась, и начиналась степь, все шло далеко не гладко. Там нужно было умение другого рода. Кинжальные кавалерийские удары требовали организацию мобильных отрядов, стремительных как при нападении, так и при отходе. А этого умения слугам Московского царя, наследникам Владимиро-Суздальских дружин, как раз и недоставало. Здесь требовалась тактика Черниговских и Переяславских полков, успешно бивших степняков половцев их же оружием, стремительными наступательными ударами конницы в степи. А наследниками их как раз являлись Запорожские казаки. На момент завоевания Сибири в Сибирских казачьих войсках их было ничтожно мало, но даже в таком количестве они успешно решали боевые задачи в пользу Московского царя. Одним из них и стал по воле судьбы Демьян Многогрешный.

Прежде всего напомним, что в Забайкальских степях, где передвижение местных скотоводческих племен было постоянным, что-либо контролировать было чрезвычайно трудно. Сюда приходили многие группы бурят, убегавшие из-под прибайкальских острогов от притеснений острожных управителей. Как эти пришельцы с Ангары и Лены, так и местные буряты в любое время могли сняться со своих мест и укочевать еще далее на Восток, в недостижимые для русских отрядов степные просторы. Передвижение было постоянным. Большое влияние на бурят продолжали оказывать монгольские и манчжурские (читай - китайские) феодалы, обладавшие значительной военной силой. С ними «договориться по хорошему» у казаков не получилось. Например, в 1650 году посольство к Цицан-хану во главе с боярским сыном Ерофеем Заблоцким было полностью перебито.

Но при этом многим Бурятским родам, испытывавшим давление монголов и манчжуров, русские казались предпочтительнее. Некоторые бурят-монгольские князьки заявили о своем желании принять русское подданство, надеясь тем самым избавиться от опеки своих монгольских сюзеренов. И даже изъявляли желание отправить послов в Москву. Это не остается без ответа. Император манчжур Канси не желает терять влияние на Забайкалье. Он провоцирует выступления монгольской знати против русских. В 1684 году монгольский хан Очирой отправляет посольство в Селенгинск и Иркутск с наглым требованием вернуть ему селенгинских, иркутских, балаганских и даже верхоленских бурят, ранее якобы бывших его подданными. Иркутский воевода Леонтий Кислянский, ведший переговоры с монгольскими послами, решительно отклонил эти требования. Тогда монгольские феодалы переходят к активным военным вылазкам. По сути дела можно говорить о начале Первой русско-китайской войны.

В 1687 году началось спровоцированное и руководимое маньчжурами военное нашествие на Забайкалье.

Конные отряды Очирой-хана вторглись на русскую территорию. А в начале января 1688 года монгольский правитель Тушету—хан направил в Забайкалье свои отряды, которые осадили Селенгинск. Был осажден также Верхнеудинск (нынешний Улан-Удэ). Связь между ними была прервана. Численность защитников Селенгинска насчитывала не более трехсот человек. Во время осады в Селенгинске была одна рота стрельцов из 98 человек, 137 селенгинских казаков, 49 мещан и купцов, 10 подъячих, всего 294 человека. Осада была снята после дерзкой вылазки осажденных, когда горсть русских храбрецов вступила в неравный бой с монголами и наголову разбила их. Во главе осажденных был ссыльный украинский гетман Демьян Многогрешный. Долина, где в кровопролитном сражении Многогрешный порубил монголов, получила название Падь Убиенных, которое сохранила до наших дней. Этнограф В.В. Птицын позже напишет: "Тогда среди общей паники, город спас сосланный туда за любовь к свободе и Малороссии Запорожский гетман Демьян Многогрешный, которому правители города догадались вручить главное начальство над гарнизоном и стрельцами”. Позже под Селенгинском появится еще и Убиенная сопка. Долгое время на ее вершине стояла часовня. В этом месте в 1689 году монголы напали на отряд Федора Головина, направлявшегося в Нерчинск на переговоры. Многогрешный со своим отрядом спас царского посла, порубив неприятеля.

Это было не первое боестолкновение Многогрешного с монголами. Набеги монголов были и ранее. В 1850 г. в «Панораме Иркутской губернии» местный летописец П.И. Пежемский напишет: «В 1682 году была новая попытка отнять у России Забайкалье: монгольский князь Батур-Очирой-хан с двадцатитысячным корпусом вступил в наши пределы; но посланный против него сын боярский Демьян Многогрешный быстро рассеял ватаги Очироя и с тех пор Байкал навсегда остался в руках России». Напомню, что с 1682 по 1684 год Многогрешный был на свободе и «исправлял городовую и уездную службу» в Иркутске. Видимо вести об его военных успехах так напугали Самойловича, что тот потребовал от царя снова взять Многогрешного под стражу. Не дай бог простят и вернут обратно. К сожалению, царь тогда пошел на поводу у нового Гетмана.

Разгром монголов под Селенгинском был самым ярким подвигом Многогрешного. А до этого был полный боестолкновений 1687 год, первый год после окончательного освобождения из под стражи. Освобожденный по приказу чрезвычайного и полномочного царского посла Федора Головина, прибывшего улаживать приграничные споры с манчжурами, Демьян Игнатьевич стал его верной опорой и правой рукой. И конечный успех миссии Головина, закончившийся подписанием Нерчинского мирного договора с Китаем, находившимся под властью манчжуров, не в последнюю очередь был обусловлен деятельностью Многогрешного, которого манчжуры и монголы откровенно боялись.

После заключения мира военные задачи, стоявшие перед Многогрешным изменились, но вряд ли упростились. Под его началом фактически оказался особый пограничный округ с тяжелой спецификой. Помимо борьбы с банальным угоном скота перед ним стояла задача периодически “приводить в чувства” местных князьков, напоминать, чьими подданными они являются. Причем вторая задача выполнялась им куда лучше первой.

После 1694 года следы Многогрешного теряются. Никаких достоверных сведений о нем нет. Вполне возможно, что старый израненный человек уже не мог отдаваться государевой службе. Имя Многогрешного всплывает в 1701 году, когда на склоне лет он, по старой казацкой традиции постригся в монахи. После этого о нем ничего не известно, когда умер и где похоронен. Существует правда свидетельство декабриста Бестужева, отбывавшего ссылку на поселении в Селенгинске о том, что возле старого Селенгинского собора он видел надгробную каменную плиту на могиле Гетмана. В 30-е годы собор был взорван и могила затерялась. Про год смерти сохранилось свидетельство в “именной денежной расходной книге служилых людей” за 1704 г, где говорится о том, что “Демьян Игнатов сын Многогрешный в 1701 г. постригся в монахи и в 1703 г. умре. Окладу его Демьянова остаточного от верстания Дмитрия Таракановского 11 руб…”Таким образом в 1703 году Гетмана уже не было в живых.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031