Авторизация

 
  •  Для поклонников «Игры престолов» выпустят коллекционное вино 
  •  Украинцы не готовы проголосовать за особый статус Донбасса, - опрос 
  •  Вашингтон ограничивает передвижение по США российских дипломатов 
  •  Brent пытается удержаться выше $53 за баррель 

У Китая вырос аппетит к европейским активам

«Сейчас итальянская промышленная политика диктуется Пекином», заявил бывший премьер-министр Италии Романо Проди 23 марта. За день до этого появилось сообщение о том, что Китайская национальная химическая корпорация (CNCC) планирует приобрести Pirelli, итальянского производителя шин, за €7 млрд ($7,7 млрд). Это приобретение станет крупнейшей китайской инвестицией в Италию. В то же время оно является всего лишь последним из целого ряда приобретений Китая, нацелившегося на европейские бренды и технологии.

Китайская национальная химическая корпорация договорилась с акционерами, владеющими контрольным пакетом акций Pirelli, о покупке Camfin, холдинговой компании, которой принадлежит 26% акций производителя шин, в качестве первого шага в процессе покупки всей группы. Эта сделка весьма своеобразна, как в результате своего размера, так и структуры акционеров, одним из которых является Роснефть, российская компания, на которую распространяются американские санкции. Но все же она представляет собой часть тенденции, в результате которой объем китайских инвестиций в итальянский бизнес вырос практически с нуля в 2008 году до €6 млрд в прошлом году, согласно аудиторской компании KPMG.

Сейчас Китай стал крупнейшим источником иностранных инвестиций для Италии, а сама Италия стала крупнейшим в Европе получателем китайских инвестиций после Британии. Общий объем сделок с участием китайского капитала в Европе вырос с $2 млрд в 2010 году до $18 млрд в 2014, согласно исследованиям Baker & McKenzie и Rhodium Group.

Китайские компании следуют указаниям своего правительства, содержащимся в пятилетнем плане 2011 года, относительно покупки технологичных и высококачественных брендов. До недавнего времени сырьевые материалы представляли собой основной объект для инвестиций, а инвесторами были, как правило, государственные предприятия. Теперь же главной целью стал бизнес с высокой добавленной стоимостью, а доля частного капитала выросла до 41%. Подобно Японии периода 80-х годов Китай сейчас богат финансовыми ресурсами и готов платить за ценные активы.

Европа привлекает своей открытостью для бизнеса и дешевизной – приватизация, компании, испытывающие недостаток финансовых ресурсов, и слабый евро – все это создает массу возможностей. Во Франции и в Италии одержимость идеей национальной собственности ослабла на фоне потребности в зарубежных инвестициях. Немцы гордятся тем, что главная растущая мировая экономическая сила желает инвестировать в их компании. С другой стороны Америка более избирательная в отношении тех, кто покупает её стратегические активы.

В Британии, которая уже долгое время открыта для иностранных инвесторов, китайские компании имеют свои доли в Thames Water и аэропорте Хитроу. Во Франции они инвестировали в аэропорт Тулузы, в производителя автомобилей PSA Peugeot Citro?n и в туроператора Club Med. В Греции китайская компания владеет частью порта в Пирее. Шведский Volvo, еще один автопроизводитель, также принадлежит китайцам. InFront, швейцарская компания, обладающая большим количеством прав на телетрансляции спортивных событий, недавно была куплена китайским конгломератом. Наконец в Италии кроме Pirelli китайские компании обладают Ferretti, компанией, занимающейся строительством яхт, Salov Group, производителем оливкового масла, имеют доли в производителе газовых турбин Ansaldo Energia, модном доме Ferragamo и ряде других компаний.

Без сомнения, аппетит Китая к европейским активам, особенно в сферах технологий, продуктов питания и недвижимости, будет повышаться. Менее ясно насколько хорошо китайские компании будут способны управлять своими приобретениями. Они не смогут научиться этому настолько же быстро, как до сих пор учились копировать зарубежные товары, считает Альберто Форкьелли из Mandarin Capital Partners, китайско-итальянского фонда частных инвестиций. Многие китайцы являются «чайниками», когда речь идет о ведении бизнеса на Западе, говорит он. Они зачастую пытаются сосредоточить процессы принятия решений в Китае, не давая при этом четких указаний менеджерам на местах, ставя таким образом компании в состояние неопределенности. Дела обстоят намного лучше, когда китайские владельцы позволяют местным менеджерам продолжать делать то, что те считают нужным, при этом помогая им получить доступ к огромному внутреннему рынку Китая.

Некоторые сделки действительно помогают компаниям. Много кто насмехался над покупкой шведского Volvo китайской Geely в 2010 году. Прошло какое-то время, но результат дал о себе знать – в прошлом году Volvo продала рекордные 465900 автомобилей. Покупка Changsha Zoomlion итальянского производителя бетононасосов Cifa позволила последней заполучить строительные контракты в Азии, что дало ей возможность остаться на плаву. Сделка Peugeot с Dongfeng при участии французского правительства позволила первой вернуться к прибыльности в 2014 году, и теперь она продает больше машин в Китае, чем во Франции.

Франческо Моккагатта из консалтинговой компании N+1 SYZ говорит, что китайские менеджеры быстро учатся. В течение последних пяти лет они существенно улучшили обладание английским языком; они все больше обращаются к западным инвестиционным банкам для совершения сделок вместо того, чтобы делать все самим; а количество заявок от китайцев на американские программы MBA стремительно растет. Он считает, что «они надерут нам задницы». Маурицио Кастелло из KPMG согласен, что китайские инвесторы стали более опытными, но в то же время говорит, что мало кто из них понимает смысл due diligence и других процессов, присущих M&A сделкам.

Количество приобретений китайцами европейских компаний могло бы быть и большим. Но китайские компании понимают, насколько трудно купить и восстановить проблемный зарубежный бизнес, а владельцы успешных европейских компаний в свою очередь очень привередливы в вопросе поиска покупателя. Настроения могут измениться, если покупка Pirelli и другие сделки окажутся успешными. Если действительно так и случится, и если китайские компании усовершенствуют искусство ведения бизнеса на Западе, предположение мистера Моккагатта может оказаться верным.

Источник: The Economist (перевод http://www.ulitsastena.com/)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031