Авторизация

 
  •  Зафиксировано максимальное распространение нового для Украины гриппа А H2N2 "Гонконг" 
  •  В мире увеличивается количество людей, страдающих от социофобии 
  •  Мексика заработала на хеджировании цен на нефть $2,65 млрд 
  •  Башар Асад отверг требования установить в Алеппо перемирие 

По законам военного времени: в Украине участились корпоративные конфликты

Защита прав собственности становится одной из болевых точек бизнеса в Украине. В стране происходит масштабный передел в сфере корпоративных прав, в ходе которого появились новации – суды в зоне АТО, а также ярко выраженная политическая составляющая. Юристы и эксперты инвестиционного рынка рассказали, как сегодня изменился добавочный спрос на защиту корпоративных интересов, и какие новые приемы появились в арсенале у рейдеров.

По законам военного времени: в Украине участились корпоративные конфликты

За прошлый год Forbes рассказывал о нескольких десятках корпоративных конфликтов, связанных с переделом сфер влияния и защитой прав собственности или прав кредитора. Например, ОТП Банк заявлял о сложностях с возвратом своей техники, переданной в лизинг аграрной компании «Мрия». Один из владельцев компании, Иван Гута, занимает в списке Forbes 28-е место – его состояние оценивается в $277 млн. Другой совладелец «Мрии», Николай Гута, по состоянию на сейчас находится в розыске. Также вопрос возврата средств стоит между совладельцем Дельта Банка Николаем Лагуном и акционером банка «Надра» Дмитрием Фирташем. 

Кроме традиционных процессов по переделу сфер влияния, на фоне не утихающего конфликта на востоке страны, в Украине появились новые способы завладения чужими корпоративными правами. Как ранее писал Forbes, с начала конфликта бизнес активно использует АТО для списания долгов и ухода от расчета по займам: здесь в ходу самые разные варианты – от инсценировки физического исчезновения человека в зоне АТО до переписывания долга на людей, зарегистрированных по месту жительства на Донбассе.

Одной из новых схем, получивших распространение в последние месяцы, стало использование судов с территории проведения АТО. «После того как часть Украины оказалась в серой зоне, до того момента, когда законодательно были урегулированы вопросы осуществления правосудия на территории АТО, суды в тех регионах продолжали рассматривать дела, хотя по факту те регионы уже не контролировались Киевом. Это привело к тому, что был принят целый ряд – десятки, сотни судебных решений, – обжалование которых по тем или иным причинам теперь затруднено.

И хотя они носили явно неправомочный характер, речь идет о том, что привлечь судей к ответственности за вынесение заранее неправомочного решения, или хотя бы обжаловать такое решение в обычном порядке, достаточно сложно», – рассказывает старший партнер фирмы «Ильяшев и партнеры» Михаил Ильяшев. Как раз сейчас он как юрист был среди участников громкого конфликта, который произошел по адресу Днепровский спуск, 1, помещение которого занимает в том числе офис Всемирного банка в Украине. Суть конфликта сводится к корпоративным правам компании «Лира-2000», которая сдает в аренду помещение в центре столицы.

По словам Ильяшева, все материалы скандальных дел физически не передаются в не затронутые боевыми действиями регионы, а находятся в архиве на территории АТО. «Естественно, этим воспользовались рейдеры. Они и ранее пользовались услугами таких судов, а теперь могут получать нужные решения задним числом. Поскольку проверить, когда именно принято решение, невозможно», – подчеркивает Ильяшев.

Схема работает следующим образом. Нечистому на руку суду в зоне АТО дают возможность проштамповать решение суда годичной давности, когда на той территории еще не было боевых действий. Например, за январь 2014 года или декабрь 2013-го. По этому решению суда корпоративные права передаются рейдерам. «Потом, чтобы добиться правды, могут потребоваться годы. Потому что для исполнительной службы это решение выглядит как обычное решение суда, а сама исполнительная служба не обязана каждое решение суда проверять на предмет – вынесено оно или нет. Тем более, в АТО есть территории, которые переходили из рук в руки», – отмечает Ильяшев. Среди наиболее «отличившихся» он называет Старобельский районный суд Луганской области.

Естественно, что после Революции достоинства и начала вооруженного конфликта на Донбассе в стране появился добавочный спрос на защиту собственности. Эрик Найман из Capital Time считает, что споры больше касаются не столько собственности, сколько денежных потоков. В его компании в прошлом году прошел обыск с изъятием серверов. Мероприятие проводили сотрудники СБУ, и сам процесс был направлен на выяснение деталей, связанных с бизнесом Вячеслава Крука.

Так же, как и в другие периоды смены власти, некоторые переделы активов проходят «под политическим соусом». Сейчас при подобных инцидентах в вину бывшим владельцам вменяется кооперация с прежними властями. «Мы замечаем, что сегодня многие предприятия на территории Украины подвергаются рейдерским захватам. Идет передел собственности, иногда под видом политической борьбы. Якобы, люди работали с предыдущим режимом», – рассказывает в беседе с Forbes глава Ассамблеи национальностей Украины Ровшан Тагиев.

Его организация со своей стороны занимается защитой прав собственности, работая с юристами и правозащитниками, мониторит ситуацию в этой сфере. «Кто-то может спекулировать политикой и захватывать предприятия, даже используя людей, которые были на Майдане. Я не хочу бросать тень на всех, но в конце концов должен работать закон, и все добровольческие формирования должны выражать свою активность, борясь на передовых позициях за территориальную целостность Украины, а не заниматься вопросами раздела предприятий и выявлением тех или иных акционеров», – считает Тагиев.

Как бизнес может себя защитить? Ассоциированный партер Atlas Advisors Тимур Коган указывает, что в стране «по-прежнему популярны такие механизмы защиты собственности, как структурирование активов через нерезидентов, перекрестное владение имуществом». Еще одним очень эффективным способом защиты бизнес-активов является выведение их на отдельные предприятия с одновременным выведением их в виде залога перед родственным либо партнерским банком или своими же компаниями.

«Соответственно, через залоги вся схема возможного рейдерства разрушается. Компании в том числе распределяют свою выручку между различными юрлицами, чтобы было менее заметно, сколько бизнес приносит. Также важным элементом защиты прав собственности стало участие международных финансовых институтов», – констатирует Коган. В том числе к таким институтам относятся Европейский банк реконструкции и развития и Международная финансовая корпорация.

Михаил Ильяшев добавляет, что, учитывая непростую ситуацию и прецеденты с судебными решениями по корпоративным правам, которые выносились на территории АТО, необходимо некое общее законодательное решение по защите прав собственности. «Я думаю, что по стране необходимо комплексное решение относительно проверок судебных решений из зоны АТО. Потому что той же печатью могут завладеть, например, преступники, и пропечатать много таких решений. Исполнительная служба пока что не обязана проверять каждое решение. Нужна дополнительная процедура проверки наличия подобных судебных решений на территории АТО – например, Апелляционного суда. Или же следует продумать и принять определенную процедуру пересылки таких решений, чтобы они не могли быть просто принесены стороной для исполнения», – предлагает Ильяшев.

Автор: Маргарита Ормоцадзе 

Источник: http://forbes.ua/

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031