Авторизация

 
  •  Мексика заработала на хеджировании цен на нефть $2,65 млрд 
  •  Башар Асад отверг требования установить в Алеппо перемирие 
  •  Бейонсе стала самой номинированной певицей в истории "Грэмми" (ВИДЕО) 
  •  В день Святого Николая в Киеве откроют резиденцию Санта Клауса 

Кирилл против Путина: кто сильнее в вопросах геополитики?

Кирилл против Путина: кто сильнее в вопросах геополитики?Когда в Георгиевском зале Кремлевского дворца, где 18 марта 2014 года в присутствии всех первых лиц Российской Федерации Владимир Путин зачитывал свое «послание о присоединении к России Крыма», так и не появился глава Русской православной церкви патриарх Кирилл, фигура для российской политики знаковая, это сразу же заметили все. Да и не заметить было невозможно – патриарх старался присутствовать на событиях куда меньшей значимости, чем это, и редко уходил, не сказав напутственного слова. Но в тот день Кирилл находился в Москве, был здоров, и не было ни одной видимой причины, которая бы помешала ему занять место среди высшей элиты страны. Накануне он получил личное приглашение Путина и два звонка из президентской администрации с просьбой подтвердить свое присутствие. И все же он в Кремлевском дворце не появился.

И тогда многие пришли к логическому выводу – патриарх своим отказом присоединиться к всероссийскому ликованию по поводу аннексии территории Украины заявил свое несогласие с «крымской политикой», возмутившись, как духовное лицо, постоянно призывающий к ненасилию, грубыми действиями Путина. И значит, это начало перехода давнего скрытого соперничества между ними, перешедшее в фазу конфликта.

Читайте также: Московский патриархат угрожает целостности Украины

Лишь немногие, хорошо знающие Кирилла, понимали, что стоит за его демонстративным шагом. Это был не эмоционально-душевный всплеск или справедливое возмущение, а желание трезво оценить происшедшее и выработать для себя правильную линию поведения. Уже тогда Кирилл понял, какими бедами для российской державы обернется «возвращение Крыма на родину», и решил остаться над схваткой. А ему было что терять. РПЦ, в отличие от Кремля, удалось оставить под своей юрисдикцией почти все пространство бывшего Советского Союза, и он не собирался наживать себе новых врагов и ограничивать территорию своей церковной власти. Именно тогда Кирилл решил открыто дистанцироваться от позиции Путина, хотя сделать это было непросто, ведь они эксплуатировали по сути одну и ту же идею – «Русский мир». Но Кирилл этот шаг сделал.

Чтобы понять, насколько глубоки и принципиальны противоречия между двумя самыми влиятельными фигурами российской новейшей истории, нужно возвратиться на несколько лет назад.

В конце 2006 года президент Путин, выступая на встрече с творческой интеллигенцией в Доме Державина в Санкт-Петербурге, в преддверии Года русского языка в качестве составляющих «русского мира» выделил «русское слово» и «русскую культуру». «Русский мир может и должен объединить всех, кому дорого русское слово и русская культура, где бы они ни жили, в России или за её пределами. Почаще употребляйте это словосочетание — «русский мир», - сказал он тогда. Но, возможно, словосочетание этой идеи не получило бы столь активную жизнь, не подхвати его Кирилл. Патриарх сразу понял, что не хватает стране, чтобы вновь стать империей, пусть и под другим знаменем. «Святая Русь — это понятие не этническое, не политическое, не языковое; это духовное понятие. Эта общность ценностей, общность духовной ориентации и формирует наше духовное единство, которое превыше всяких политических границ», - говорил он, спустя год. Для Кирилла «Русский мир» превратился не только в пространство, где говорят на русском и чтят русскую культуру, но и в этакую фату-моргану, недостижимую иллюзию, которую российский патриарх демонстрирует другим народам в качестве цели для счастья.

Итак, «Русский мир» - огромная территория, занятая в свое время Российской империей, не дает покоя московским державникам до сих пор. За пределами своей страны они пытаются удерживать свое влияние так, как считают нужным: для Путина предпочтительнее резкие, неожиданные действия, скорее удары, приносящие начальный условный успех, но из-за непродуманности последствий, создающие позже массу проблем. Кирилл же выстраивает свою территорию влияния совершенно иначе – кропотливо и расчетливо, обдумывая все последствия. Для него владеть – не значит захватывать. Более того, изменения границ он рассматривает как дополнительное осложнение в деле реализации «Русского мира». Особенно ярко это проявилось в случае с Крымом.

В марте 2014 года, когда на крымском полуострове только готовился «референдум», Кирилл, понимая, что должно произойти потом и просчитав последствия для России, а значит и для РПЦ, пытался уговорить Путина не идти на аннексию. Но тот был непреклонен. Более того, вскоре после аннексии, 9 мая Путин прилетает в Севастополь, присутствуя там на параде. И каков результат? Путин окончательно потерял Украину, доверие цивилизованного мира и право присутствовать на встречах Большой семерки. А что Кирилл? Он, в отличие от Путина, за эти почти полтора года ни разу не приезжал в Крым и даже оставил действующие там епархии в административном подчинении Киевской митрополии Украинской православной церкви, чем удивил многих экспертов, ожидающих, что православные храмы на полуострове сменят свои украинские вывески на другие, с надписью «Русская православная церковь». То есть в Крыму Кирилл формально не изменил ничего. И пусть многолетний митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь активно сотрудничает с оккупационной властью и даже взаимодействует с российскими Вооруженными Силами в Крыму, благословляя их на «ратные подвиги», имя Кирилла при этом не упоминается.

До аннексии Крыма Кирилл в Украине был частым гостем, приезжая по два-три раза в году. Март 2014 года закрыл Кириллу дверь в Киев и другие города. Казалось, глава РПЦ, потеряв связь с Украиной, потерпел в украинской политике полное фиаско. Но тогда он делает то, что в тех условиях было почти невозможным – влияет на ход выборов нового главы УПЦ Московского патриархата, в результате чего в кресло предстоятеля садится человек, ему весьма близкий и послушный – митрополит Онуфрий. Теперь Кирилл может не переживать – самая большая в Украине церковь (почти 13 тысяч общин) остается его главным союзником в закрытой для него стране. А вот у Путина в Украине союзников практически нет, если не считать боевиков ДНР/ЛНР, оснащаемых российским оружием.

Осторожно Кирилл действует и в отношениях с Грузией. Глава Грузинской православной церкви Католикос-патриарх Илия, человек необычайно авторитетный в своей стране, не раз горько сетовал на разделение церкви из-за российской агрессии, призывая руководство РПЦ встать на сторону правды. Но Кирилл сумел сохранить отношения с Илией, который даже не раз приезжал в Москву для участия в различных церковных событиях, и ничем при этом не помочь Грузинской церкви. Трудно себе представить, чтобы российскую столицу для встречи с Путиным посетил Маргвелашвили.

Кирилл не жалеет сил, чтобы избежать появления новых врагов и удержать старых друзей любыми способами, пусть даже эти способы и не слишком нравятся администрации президента РФ. К примеру, весной этого года глава Отдела внешних церковных связей (дипломатическое ведомство РПЦ) митрополит Илларион, фактически правая рука патриарха, выступая на заседании Валдайского клуба и говоря о разделе Грузии и отделении Абхазской церкви, сказал, что Русская церковь не всегда признает изменения политических границ. Конечно, такие высказывания вряд ли могли понравиться сидящим в Кремле. Но у главы РПЦ своя стратегия. И если российский президент теряет поддержку все в новых странах, даже тех, которые многие годы были традиционными союзниками, то российский патриарх уверенно контролирует православное пространство «Русского мира». На Балканах, в частности, у Кирилла прекрасные отношения с руководством как Болгарской, так и Сербской православными церквами. А у Путина? Так ли лояльны к России та же Болгария и Сербия? Увы, для российского президента ответ неутешителен.

За последние годы Кирилл в своем противоборстве с Вселенским патриархом Варфоломеем сумел нейтрализовать всех своих противников (считайте, союзников Варфоломея) и к Всеправославному собору 2016 года идет с уверенностью в своей победе.
Конечно, Путин взирая на спехи Кирилла в церковной геополитике, невольно сравнивает их со своими неудачами. Но вряд ли у него появляется желание учиться у более искушенного. Скорее всего, появляется раздражение, о котором говорят многие эксперты и обозреватели. Только вот в силах ли Путин изменить что-то? Вряд ли. Когда один теряет, другой находит. На поле путинских поражений Кирилл терпеливо собирает урожай. Пусть небольшой, но свой.

Виктор Стоян, специально для "Вектор ньюз"
















ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031