Авторизация

 
  •  Мексика заработала на хеджировании цен на нефть $2,65 млрд 
  •  Башар Асад отверг требования установить в Алеппо перемирие 
  •  Бейонсе стала самой номинированной певицей в истории "Грэмми" (ВИДЕО) 
  •  В день Святого Николая в Киеве откроют резиденцию Санта Клауса 

Почему слова мама и папа звучат так похоже на разных языках

Почему слова мама и папа звучат так похоже на разных языкахЕсть ли что-то «исконно собачье» в слове собака, что и определило его звучание? Очевидно, нет. Ведь французы называют это животное шьен, англичане – dog, а китайцы – gǒu. Эти слова не имеют ничего общего, кроме значения.

И это касается любого слова. Почти любого. Ведь понятие мать в множестве языков передается словом, звучащим как мама или нана. Понятие отец – словом, звучащим как папа или включающим звуки, похожие на [п], например баба, дэд, дада, тата, тато.

Каждый лингвист или полиглот знает об этом странном явлении. Но когда речь идет о европейских языках германской и романской групп, к которым принадлежит и английский, все не таким уж и удивительно. В конце концов, все эти языки – дети одного древнего, называемого лингвистами протоиндоевропейского. На нем несколько тысяч лет назад общались жители территорий современной Украины. Именно поэтому французские дети зовут маман и папа, итальянские – мамма и баббо, норвежские – мамма и папа.

Но за эти несколько тысяч лет близкородственные языки изменились до неузнаваемости. Например, уэльский – тоже «ребенок» того самого праязыка с Украины, но ни французский, ни английский не умудрились породить слова, подобные названию городка Llanfairpwllgwyngyllgogerychwyrndrobwllllantysiliogogogoch. Но при всем этом мать и отец по-уэльски – мам и тад.

Может быть, в уэльский язык эти слова попали из английского, широко распространенного в Уэльсе? Но то же самое мы наблюдаем в языках стран, в которых английский никогда не был популярен. В африканском языке суахили есть мама и баба. На Филиппинах в языке тагалог – нанай и татай. На Фиджи – нана и тата. В мандаринском варианте китайского – мама и баба. В чеченском – наана и даа. А языки американских индейцев? В эскимосском – анана и атата, в коасати – языке индейцев Луизианы и Техаса – мамма и таата, в пипил – языке индейцев Сальвадора – наан и татах.

Напрашивается соблазнительный вывод, что первые люди называли своих родителей мама и папа и эти сердечные, теплые слова пережили все коллизии истории человечества. Но это слишком хорошо, чтобы быть правдой. С течением времени звуки в любом языке превращаются в совершенно другие, а значение многих слов изменяется.

Возьмем тот же праязык в Украине, который развился во все европейские языки. Сравнивая их современные и древние варианты, мы можем определить, какими именно были слова в праязыке, подобно тому как, изучая современных млекопитающих и окаменелые останки их предков, ученые выяснили, что первым млекопитающим было небольшое грызуноподобное существо, покрытое шерстью. Например, в протоиндоевропейском языке слово мрегх означало короткий. Греческая версия этого слова сейчас означает плечо (оно ведь действительно короткое), а латинская – печенье, напоминающее скрещенные руки. Это слово затем перешло во французский, но в нем оно обозначает лямки или погоны. Все эти слова позднее просочились в английский. В результате слово мрегх, означавшее «короткий», приняло вид «brachial» (плечевой), «pretzel» (кренделек), «bra» (лифчик). А самый прямой фонетический потомок мрегх в английском языке – «merry» (веселый или черешня).

Определенно, если в любом языке мира слова постоянно изменяются, то почему же на протяжении многих тысяч лет слова мама и папа практически не изменились?

Отгадка на эту загадку – в том, как именно начинают учиться говорить дети, обнаружил ведущий лингвист Роман Джейкобсон. Если вы ребенок, издающий случайные звуки, вам проще всего произносить звук [а], потому что при этом не надо задействовать губы и язык. Затем, если вы желаете внести разнообразие в аканье, вы просто смыкаете и размыкаете губы. Это вы делать умеете: именно так сосут молоко. В результате получается [ма-ма-ма-ма-ма…].

Младенческая «речь» в какой-то мере просто игра. Но родители считают иначе. Ребенок произносит мама, а звучит это, как будто он кого-то зовет. И этот кто-то, как правило, – его мать, которая больше всех заботится о ребенке. Она воспринимает звуки [ма-ма-ма-ма-ма] как обозначающие ее и, в свою очередь, использует их в разговорах з ребенком, называя себя. Так набор звуков мама получил значение мать. Это могло происходить с первобытными людьми. Более того, это произошло по всему миру, независимо от языка общения. Это означает, что даже после того, как праязык распался на множество отдельных, младенцы со своими матерями продолжали снова и снова воссоздавать слово мама – что бы в это время не происходило со словом мрегх.

Похожая история произошла и со словом папа. После того, как младенцы осваивают произношение [м], они начинают усложнять себе задачу, после смыкания губ резко размыкая их и выдувая воздух. Получается [п] или [б]. Примерно в то же время или немножко позже дети начинают играть, прикасаясь при выдохе языком к деснам. Получается [д] или [т]. Такой порядок освоения звуков объясняет, почему следующий после матери по степени близости человек получает название папа (или баба, тата, дада).

Схожее объяснение получила интернациональная схожесть еще одной группы слов. Лингвист Джоанна Николс заметила, что в Европе и части Северной Азии слова, означающие понятия «я» и «ты», начинаются со звуков [м] и [т] (последний часто переходит в [с]). В русском есть меня и тебя, французском – moi и toi, испанском – me и tu, финском – minä and sinä, в языке юкагир, распространенном в Сибири, – мет и тет.

Николс предположила, что причиной этого явления, как и описанного выше, является способность детей к произношению тех или иных звуков. Звук [м] употребляется в словах, означающих самое близкое окружение: мама означает мать, а мое, мне – говорящего. Звук [т] и схожие с ним употребляются для обозначения тех, кто находится «на соседней ступеньке» близости: папа (или тато) ближе всех после мамы (которая воспринимается маленьким ребенком как часть его самого), он – «ты».

Но это явление, впрочем, не всемирное, а распространено только в части Евразии. Например, русским словам мой и ты (или английским me и you) в мандаринском диалекте китайского языка соответствуют wǒ nǐ, а в индонезийском – saya и anda.

Кроме того, некоторые звуки люди ассоциируют с определенными понятиями. Например, долгий [и] или сочетание звуков [чи] ассоциируется с чем-то маленьким и проворным. Антрополог Брент Берлин провел эксперимент. Перед 600 студентами он проиграл запись произношения двух слов из малоизвестного языка хуамбиса, на котором говорят индейцы одного из племен Амазонии. Одно слово –чунчуйкит – означало маленькую птичку, второе – маутс – рыбу. Почти все студенты угадали, что «чирикающее» слово чунчуйкит означает именно птичку.

История человеческой речи, утверждают ученые, насчитывает более 150 тысяч лет. И вся она – одна сплошная загадка. Но мы с вами уже знаем, почему мама называется именно мамой, а папа – папой.

По материалам The Atlantic
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
"И этот кто-то, как правило, – его мать, которая больше всех заботится о ребенке." Больше всех? а ещё что придумаешь? (или ещё напиши, что М-пол приносил/притаскивал еду с охоты только для Ж-пол, а не для ребёнка).
"Это вы делать умеете: именно так сосут молоко. В результате получается [ма-ма-ма-ма-ма…]." т.е только ма-ма-ма, а па-па-па не получается, да? (Ощущение, что статью писала феминистка).
Цитировать         
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031