Авторизация

 
  •  В Украине на данный момент насчитывается более 30 тысяч мусорных свалок 
  •  Сенат США предлагает расширить «закон Магнитского» на весь мир 
  •  Зафиксировано максимальное распространение нового для Украины гриппа А H2N2 "Гонконг" 
  •  В мире увеличивается количество людей, страдающих от социофобии 

Как шокировать судью в Англии

Независимость английских судей имеет давнюю историю. В Англии – это не только важный конституционный принцип, но и не подвергающаяся сомнению правовая традиция.

«Принцип «независимости» судей в Англии, хотя и является достижением буржуазной революции, имеет средневековое происхождение и обуславливается независимостью самого монарха. Они зависели только от него, как его слуги, и состояли в должности, «пока было угодно королю». Судебная независимость на современном этапе понимается в Англии как реальная политическая власть английских судей на «правовом поле», которая исторически сформировалась в результате компромисса, достигнутого между судьями и Парламентом в XVII-XVIII веках. 
Английским юристам чуждо отечественное понимание судейской независимости как определенного объема гарантий, предоставленных законодательной властью.Реальная независимость английских судей ставит судебную власть в Англии на один уровень с законодательной и исполнительной властью, и это утверждение подтверждается характером взаимодействия судебной власти с законодательной и исполнительной властью Великобритании. Согласно конституционному соглашению исполнительные органы не вправе критиковать те или иные судебные решения; министры и государственные служащие не вправе указывать на то, что те или иные судебные решения основаны на ошибочном представлении судей о праве или на некомпетентность судей. В отношении законодательного органа действует несколько иное положение, закрепленное в правилах парламентского производства: в парламентских дебатах могут быть представлены обоснования той или иной критики в адрес судебной власти, но не разрешается обсуждать личностные качества того или иного судьи и гипотетические мотивы принятого им судебного решения (за исключением случаев импичмента судьи). 

Как общее правило, в Парламенте не могут обсуждаться вопросы, которые составляют предмет настоящего или будущего судебного разбирательства, так как в противном случае будет оказано влияние на осуществление правосудия. В порядке исключения из этого правила спикер палаты общин вправе по своему усмотрению разрешить ссылаться на находящиеся на рассмотрении суда дела, которые в любом случае должны относиться к решениям министров, которые могут быть оспорены в суде исключительно на том основании, что были приняты вследствие ненадлежащего руководства или недобросовестности, либо если они относятся к вопросам, имеющим серьезное общественное значение. Данное исключение позволяет парламентариям обсуждать решения министров или другие крупные вопросы общественного значения даже в том случае, если по ним возбуждены и ведутся судебные дела.

Независимость английских судей также предполагает политический нейтралитет судебного корпуса при принятии решений. Английские судьи не принадлежат ни к одной политической партии, не высказывают мнений политического характера, судьи апелляционных комитетов Палаты лордов не участвуют в парламентских дебатах в законодательном процессе по политическим вопросам, однако принимают участие при обсуждении биллей, связанных с систематизацией законодательства, изменением уголовного, договорного или деликтного права, с реформой судебной системы и др. Английские судьи обязаны также воздерживаться от участия в каких-либо политических и партийных спорах.

Вместе с тем следует констатировать, что судебная власть в Англии не является и в принципе не может являться абсолютно независимой от политики в силу целого ряда причин. 
Во-первых, судьи высших английских судов назначаются на должность по представлению Премьер-министра, который является центральной фигурой политической жизни государства, и потому его политические предпочтения неизбежно оказывают влияние на окончательное решение о назначении конкретного кандидата на высшую судебную должность. 
Во-вторых, практика ясно показывает, что судьи могут быть вовлечены министерствами правительства в решение сугубо политических вопросов – например, в проведение так называемых «беспристрастных» расследований причин провалов разведывательных служб, необоснованных прослушиваний телефонных разговоров представителей профсоюзов, в подготовку политических документов и т.п. 

Подобно своим коллегам в континентальной правовой семье, английские государствоведы выделяют несколько гарантий независимости (safeguards) судей. Среди таких гарантий следует назвать: гражданско-правовой иммунитет; принцип ответственности за неуважение к суду (contempt of court); принцип гласности судебного процесса (rule of public hearing или principle of open justice); финансовые и неправовые факторы. Показательны в этом отношении слова лорда Деннинга, сказанные им в ходе рассмотрения апелляции по делу Sirros v Moore (1974): «Каждый судья в судах этой страны от самого высшего до самого низшего должен быть защищен в такой же мере, в какой он несет ответственность за свою работу… Никто не должен нести ответственность за убытки, когда он действует согласно закону. Каждый должен иметь возможность делать свою работу совершенно независимо и быть свободным от всякого страха… Ни один судья не должен перелистывать страницы своих книг дрожащими пальцами, спрашивая себя: «Если я поступлю таким вот образом, то буду ли нести ответственность за убытки?»… Он может ошибаться в отношении фактов. Он может недостаточно знать закон. То, что он делает, может быть вне его юрисдикции, – фактически или по праву, – но до тех пор, пока он честно верит, что он действует в пределах своей юридикции, он не должен нести ответственности… если только не будет доказано, что он действовал незаконно, заранее зная, что не имеет полномочий». 

За совершение преступления судьи высших английских судов могут быть отстранены от занимаемой должности в порядке импичмента и могут понести уголовную ответственность, а судьи низших судов – могут быть сняты с должности непосредственно Лордом-канцлером. Наиболее иллюстративными «составами» в данном случае являются получение взятки (bribe taking, bribery), незаконное задержание, заключение под стражу и содержание под стражей (unlawful detention) (Актом Хабеас Корпус (1679) предусмотрен штраф размером ?500 в пользу потерпевшего), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (malicious prosecution).

Одной из наиболее значимых гарантий независимости английских судей является принцип ответственности за неуважение к суду (contempt of court). Данный принцип был выработан судебной властью как средство, которое предотвращает любые формы неуважения к суду и наказывает тех лиц, чье поведение наносит ущерб отправлению правосудия. Он был выработан прежде всего с целью защиты интересов тяжущихся сторон, потому как многие формы неуважения к суду, которые преследуются на основе данного принципа, могут негативно повлиять на результат судебного разбирательства и тем самым ущемить признаваемое общим правом Англии право граждан на судебную защиту. 
Существует несколько видов уголовно-наказуемого неуважения к суду. 
Во-первых, это так называемое «шокирование суда» (scandalising the court), выражающееся в такой критике судебной власти, которая имеет своей целью подорвать общественное доверие к судьям и посеять сомнение в их честности и беспристрастности. Так, например, в деле R v New Statesman, ex parte DPP (1928) была признана клеветнической газетная заметка, в которой говорилось, что “истцу не стоит надеяться в честном рассмотрении его дела с таким судьей как Эвори”. 
Во-вторых, выделяют также “неуважение перед лицом суда” (contempt in the face of the court), которое выражается в насилии, направленном против любого лица, находящегося в зале суда, в угрозе применения такого насилия, или в преднамеренном оскорблении судьи, служащих суда, любого адвоката или поверенного, выступающего по делу. Данный вид неуважения к суду охватывает собой также неисполнение предписаний судьи, любые формы оскорбительного поведения, все действия, направленные на прерывание слушания дела, а также отказ свидетеля отвечать на вопросы, на которые он обязан дать ответ. «Неуважение перед лицом суда» относится лишь к поведению тех свидетелей, которые обязаны дать правдивые и полные показания в суде (compellable witnesses). На основе Акта о доказательствах по уголовным делам (1898) в свете решения по делу Leach v R [1912] к их числу не относятся сам обвиняемый и его близкие родственники. 
Третий вид уголовно-наказуемого неуважения к суду охватывает собой любые публикации, появившиеся в момент ведения соответствующего судебного процесса и создающие существенный риск того, что осуществлению правосудия в данном процессе будет воспрепятствовано или нанесен непоправимый вред. Такими публикациями признаются выступления в устной или письменной форме, по радио или иному средству связи, в какой бы то ни было форме, которые адресованы публике или какой-либо ее части (ст. 2 Акта об ответственности за неуважение к суду (1981)). В отношении таких публикаций Актом об ответственности за неуважение к суду (1981) установлена абсолютная (строгая) ответственность – т.е. ответственность без вины: поведение может рассматриваться как неуважение к суду, имеющее целью вмешаться в ход судопроизводства в отдельном судебном процессе, независимо от намерения сделать это (ст. 1 Акта). 

Принцип гласности судебного процесса также является гарантией независимости судей, так как существует возможность фактически правильного и беспристрастного осведомления общественности о ходе судебного разбирательства, а также возможность для представителей английского общества присутствовать в зале суда – действует максима: «недостаточно, чтобы правосудие совершалось, но нужно видеть, что оно совершается» (justice must be seen to be done). По общему правилу все судебные процессы в Англии носят открытый характер – необоснованное удаление публики из зала суда является основанием для обжалования принятого судом решения. Тем не менее в случае, когда все сидячие места заняты, суд может попросить удалиться из зала лиц, которым не хватило мест. На судебном слушании дела могут присутствовать лица не моложе 14 лет. В ходе процесса публике разрешается делать письменные записи при условии, что они не имеют целью повлиять на осуществление правосудия. В закрытых судебных заседаниях рассматриваются: дела о государственной, коммерческой тайне; по половым преступлениям, в которых в качестве потерпевшей (потерпевшего) или обвиняемого выступают несовершеннолетние лица; дела в отношении лиц, находящихся под защитой (опекой) суда или душевно больных лиц. В отношении данного принципа нужно отметить то, что в каждом отдельном случае необходимо уравновесить подчас противоположные интересы – гласности судебного разбирательства, оповещения общественности о ходе судебного процесса и независимости английского суда, присяжных, свидетелей от общественных стереотипов и необоснованных мнений тенденциозной прессы, которые нередко также приносят вред обвиняемому или потерпевшему. Судебная практика показывает, что в некоторых делах достичь гармонии данных интересов бывает крайне сложно, если не невозможно. 

Поддержанию реальной независимости судебных органов также способствуют материальные и финансовые факторы: высокая техническая оснащенность и благоустроенность зданий и отдельных помещений, в которых располагаются английские суды, а также высокая оплата труда судей. Зарплата судей устанавливается отдельными актами Парламента; правительство наделено Парламентом полномочиями по повышению размера оплаты труда судей с учетом роста инфляции, но снижать ее правительство не вправе. Исследователи видят причину высоких размеров зарплаты судей в том, что судейский корпус Англии сравнительно немногочисленен (по сравнению с Францией или Германией). Высокий уровень оплаты труда судей понижает вероятность вынесения предвзятых решений в силу получения судьями взяток, что само по себе очень важно для повышения объективности работы системы правосудия и высокого общественного доверия к ней. В то же время высокая зарплата сама по себе не является эффективной гарантией независимости судей от тех органов и лиц, которые вправе ее повысить. 

Корпоративная организованность и солидарность в своих действиях традиционно рассматривается как гарантия независимости судов от органов государства. Корпоративная судейская солидарность проявляется в том, что при пересмотре прецедента (overruling) вышестоящим судом в связи с тем, что при его создании не были учтены относящиеся к существу дела прецеденты или статуты, т.е. такой прецедент был сформирован «по небрежности» (per incuriam), такая ошибка нижестоящего суда формулируется как «неправильное изложение действующего права». Иными словами, английские судьи стараются использовать все имеющиеся возможности для того, чтобы не признавать прямо и открыто ошибочность того или иного судебного решения, что, конечно, поддерживает престиж профессии, но и приводит к тому, что некомпетентные или небеспрестрастные судьи могут совершенно безнаказанно выносить ошибочные с точки зрения действующего права, но именно «нужные» с точки зрения политических интересов, судебные решения. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031