Авторизация

 
  •  Для поклонников «Игры престолов» выпустят коллекционное вино 
  •  Украинцы не готовы проголосовать за особый статус Донбасса, - опрос 
  •  Вашингтон ограничивает передвижение по США российских дипломатов 
  •  Brent пытается удержаться выше $53 за баррель 

Халифат. От сказки «Тысячи и одной ночи» к ИГИЛ

Халифат. От сказки «Тысячи и одной ночи» к ИГИЛУже второй год мировое сообщество с ужасом наблюдает за кровавым безумием, творимым самопровозглашенным «халифатом». При этом большинство жителей нашей страны, зная об отдельных актах террора, не видят всю подоплеку, лежащую в основе происходящих событий. В этой статье мы расскажем о причинах, сделавших возможным существование этого кровавого безумия. При этом мы совершим краткий обзор причин возникновения «халифата», как религиозных, так и националистических.

Халифат с религиозной точки зрения.


Большую часть своей истории мусульманско-арабский Ближний Восток следовал велению Корана и был объединен под властью халифа, который выступал заместителем пророка на земле. Собственно, халиф в переводе с арабского языка и означает «заместитель». Под управлением халифов арабы завоевали весь Ближний Восток и Северную Африку, распространив ислам на эти обширные территории и создав процветающую средневековую культуру.

Согласно исламской концепции государства, существование светского государства невозможно, поскольку все мировое сообщество правоверных мусульман должно существовать под властью халифа, заместителя пророка на земле. В ней также отрицается возможность демократического правления, потому как власть халифа от Бога и не нуждается в подтверждении со стороны общества. Теоретически, согласно суннитским представлениям, халифом может стать любой араб-мусульманин из родного племени пророка Курейшитов. Однако, на практике, здесь на первое место обычно выступала военная сила, знатное происхождение и прочие важные для достижения и реализации власти ресурсы.

Если следовать букве Корана буквально, то каждый мусульманин обязан принести присягу халифу. А если присяга не принесена, то человека нельзя считать полноценным мусульманином. Таким образом, это означает, что начиная с 3 марта 1924 года, когда в Турции был принят закон о ликвидации халифата и высылке представителей династии Османов за границу, последний халиф Абдула-Меджид II был вынужден оставить свой пост, и вплоть до провозглашения «халифом» Абу Бакра Аль Багдади в 2014 году, в мире не было действительно практикующих мусульман. С точки зрения ислама, это можно рассматривать, как огромную религиозную катастрофу.

Если следовать положениям суннитской теологии выходит, что, либо Абу Бакр и его последователи не являются мусульманами и поэтому не могут создать халифат, либо весь мусульманский мир, находящийся за пределами халифата, не является исламским. При этом любое мусульманское государство, которое не является халифатом, автоматически провозглашается грешным и мешающим мусульманину практиковать ислам.

Несмотря на отсутствие демократии, концепция мусульманского государства предполагает обобществление природных ресурсов, таких как земля, нефть и прочее. В нем правительство обязано обеспечить каждому гражданину халифата еду, кров и одежду в качестве условий, необходимых для нормальной практики ислама. Легко увидеть, что ислам предполагает построение социально-ориентированного общества, что и привело к широкой популярности социалистических идей на Ближнем Востоке в XX веке.

По сути, халифата как государства, объединяющего всех мусульман планеты, никогда не существовало. Он не собирал всех последователей под своим крылом, кроме самых ранних этапов развития ислама, когда тот еще не получил широкого распространения по миру. Более восьми столетий халифат был обширной империей, большинство населения которой составляли арабы. Если отбросить религиозные признаки, то можно говорить о том, что заповеданный пророком халифат был арабской империей. Именно это образование заложило в арабах мощное стремление к единой государственности и воспоминание о величии.

В XIII ст., после монгольского вторжения на Ближний Восток, арабский халифат пришел в упадок, но вскоре он был возрожден стараниями турецких султанов, объединивших арабские земли под своим началом и принявшими титул халифа правоверных. С точки зрения исламской юриспруденции, халифом мог быть только араб, но сила всегда права. Таким образом, халифат, в обновленной форме, существовал вплоть до падения Османской империи, которое во многом было обусловлено пробуждением национальных чувств у арабов. Это открыло новую страницу в истории арабского мира и ознаменовало переход от средневеково-религиозного мировоззрения к современно-национальному мышлению.

Однако все вышесказанное относится в основном к суннитской ветви ислама, сторонниками которой являются около 80% мусульман. В связи с войной с ИГИЛ отдельно стоит упомянуть мусульман-шиитов или рафидитов, как их называют сунниты.
Рафид в переводе с арабского языка означает «отвергающий». Согласно шиитской религиозной концепции, халифами могут быть исключительно потомки Али ибн Абу Талиб, зятя пророка и его жены Фатимы, дочери пророка. То есть с точки зрения шиитов, большую часть времени халифата не существовало, поскольку халифы не были потомками Али. В результате шииты всегда были в оппозиции к властям халифата и жестко преследовались ими.

Единственное мусульманское государство, где ислам шиитского толка является официальное религией, это Иран. Иран был изначально не арабским, а персидским государством, претендующим после распада арабского халифата на доминирование в регионе. Но титул халифа присвоил себе турецкий султан, что дало туркам большое моральное превосходство в борьбе за власть. Для того, чтобы иметь возможность игнорировать пожелания турецкого халифа, но при этом остаться мусульманами, иранский шах Исмаил I в 1501 г. провозгласил шиизм официальной религией Ирана.

Идея панарабизма в XX столетии


В ходе Первой мировой войны арабы восстали против турецкого султана. Целью своей борьбы они видели выход арабских земель из состава турецкой империи и создание собственного национального государства. При этом западные союзники, пообещав им собственную страну, по сути, предали их, разделив после войны Ближний Восток на территории, принадлежащие Франции и Великобритании. Такое положение было закреплено в 1915 г. в соглашении Сайкса-Пико, подписанном представителями Франции, Англии и России. В нем проговаривалось послевоенное обустройство Ближнего Востока в случае победы Антанты. Конечно, великие державы не соблаговолили проинформировать о своих планах арабов, которые выступили в 1916 году против турков, получив от Великобритании и Франции заверения в том, что арабы получат единое независимое государство на территории Великой Сирии.

И хотя это соглашение, вследствие краха Российской империи и установления на территории Турции сильного национального государства, в полной мере не было реализовано, но судьба арабов была предрешена. Арабский мир был разделен на подмандатные территории, находившиеся под контролем великих держав, и ставшие в будущем основой для формирования современных арабских государств. Западные правительства в этом вопросе полностью игнорировали мнение живущего на этих землях населения. И, по сути, эти государства, в глазах этого населения, имели такую же легитимность и историю, как так называемые ЛНР и ДНР в наших.

Ведь, с точки зрения существования единой арабской нации, таких народов как ливийцы, сирийцы, египтяне не существует. Это такие же названия, как для нас львовянин, одессит или киевлянин.

Такая геополитическая ситуация в регионе делала эти государства-«новоделы» крайне неустойчивыми. И это привело к распространенному предубеждению об умении арабов создавать эффективные государственные институты и поддерживать их функционирование. Проблем добавляло и то, что западные хозяева проводили государственные границы без учета религиозных и этнических различий населявших территорию Ближнего Востока народов. Так, 40-миллионный народ курдов оказался разделен между 4 государствами, в каждом из которых он подвергался дискриминации и гонениям, провоцируя сильные сепаратистские выступления. И это лишь один из наиболее ярких примеров «мудрой» колониальной политики Запада в этом регионе.

Сразу же после выхода арабского мира из состояния колониальной зависимости были начаты попытки создания единого государства, которое могло бы объединить рассеянный по всему Ближнему Востоку и Северной Африке арабский народ, насчитывающий сегодня около 350 миллионов человек. В 60-е и 70-е годы стартовал целый ряд арабских проектов по созданию единого государства, таких как: Объединенные Арабские государства, Объединенная Арабская Республика, Федерация Арабских Республик. Референдумы, которые проводились в процессе формирования этих образований, успешно демонстрировали, что идея общеарабского единства была широко распространена не только в кругах элиты, но и на низовых уровнях общества. Все эти начинания потерпели крах, с одной стороны, в силу своекорыстия местных владык, которые не хотели отдавать свою власть на местах в пользу центра, а с другой стороны, в силу причин, выходящих за пределы региона.
Исторически так сложилось, что большинство политических лидеров панарабского движения: Абдель Нассер, Муамар Кадаффи, Садам Хуссейн – тяготели к построению социализма с арабской спецификой. Поэтому они все быстро становились большими друзьями СССР. Но возникновение единого социалистического арабского государства, владеющего огромными запасами нефти, не входило в чьи-либо планы, а планам Запада просто прямо противоречило. Ведь такая страна с неизбежностью превращалась бы в самостоятельного игрока на мировой арене и в перспективе начинала бы доминировать на территории такого ресурсно-богатого континента, как Африка. В конечном итоге, «проблема» панарабского движения была решена с помощью вереницы государственных переворотов в отдельных арабских странах и крахом СССР. Военные, пришедшие к власти под лозунгом местных «национализмов», заморозили интеграционные процессы между государствами и, по сути, стабилизировали регион до начала Арабской весны в 2011 г.

Однако даже в 1990 году, когда Садам Хуссейн захватил Кувейт, арабский мир на краткий период был охвачен ликованием. В Хуссейне видели фигуру, способную создать единое арабское государство, пусть даже путем завоеваний. Естественно, после этого вторжение США стало неизбежным.

Возможно, именно расколотое состояние региона привело его в столь плачевный вид. Потому что, если рассматривать существующие на пространстве арабского мира государства как части единого, но разорванного организма, их неэффективность становиться предсказуемой. Ведь нельзя требовать от руки или ноги нормальной работы, если она отделена от тела. Хотя, естественно, такая смелая метафора, как и всякая метафора, верна лишь отчасти.
Подобного рода предыстория демонстрирует причины, по которым идея халифата является не просто мечтой кучки религиозных безумцев, но и реальной политической силой. За возможной реализацией халифата стоит не только религиозная, но и националистическая подоплека. И это ярко демонстрирует тот факт, что одной из сторон войны в Сирии является народность курдов, которая, как и арабы, в своем большинстве последователи ислама суннитского толка. И именно курды, ведомые националистическими и марксистскими лозунгами, являются одной из наиболее эффективных сил в борьбе против ИГИЛ.

Нечто смутно знакомое


Когда мы смотрим на ИГИЛ, мы можем найти в происходящем не только местную мусульманскую специфику, но и то, что можно было увидеть в Европе в первой половине XX века.

ИГИЛ в целом не является воплощением классической мусульманской цивилизации. Это зародыш радикально нового тоталитарного строя, отвергающего предыдущую культуру и стремящегося создать радикально нового «мусульманского» человека и новое «правильное» государство. При этом, как и в фашизме, используется риторика о перерождении старого дряхлого строя в радикально новое, молодое сообщество. Так, например, представители ИГИЛ заявляли о своем намерении уничтожить камень Каабы, что, с точки зрения классического ислама, является неимоверным святотатством.

Уничтожая основы традиционной культуры, ИГИЛ создает новое тоталитарное общество, основанное на безумии великой идеи создания халифата. Руководители ИГИЛ не менее безумны, чем Гитлер, и в бой их ведет не рациональная политическая доктрина, какой бы дикой она ни была, а религиозное безумие.

Согласно мусульманским пророчествам, перед концом света халифат падет и будет разорван на множество разбойничьих королевств. Но перед началом апокалипсиса халифат вновь будет воссоздан. Он соберет всех мусульман, которые будут противостоять силам зла. Такая религиозная подоплека практически превращает ИГИЛ в апокалипсический культ. Ведь теперь воины «халифата» сражаются не просто за государство, они сражаются в «Последней Битве против сил зла» и являются последней надеждой всего мусульманского человечества на спасение. Ведь если не они, то кто? Собственно, это один из секретов эффективности ИГИЛ на поле боя.

В статье Грэма Вуда «Чего хочет ИГИЛ» упоминается, что еще в 2008 году руководство Аль-Каиды было вынуждено писать письма джихадистской группировке, из которой впоследствии вырос «халифат». В них писалось о том, что нельзя принимать стратегические решения, исходя из предположения, что скоро явится Махди (мессианская мусульманская фигура, предвещающая конец свет) и приведет к победе над неверными до конца этого года.

Согласно апокалипсическим пророчествам Корана, «армии Рима» должны потерпеть поражение под малозначительным в стратегическом смысле городком Дабик, который сейчас находится в руках ИГИЛ. После чего мусульмане отправятся в захватнические походы. Именно по этой причине основной печатный орган «халифата» называется «Дабик». Пока не ясно, что именно можно считать «армией Рима», но среди мусульманских экстремистов бытует мнение, что в этой роли могут выступить не только западные, но и турецкие войска. Ведь в свое время Стамбул (Константинополь) называли Вторым Римом.

До некоторой степени эти пророчества являются и силой, и слабостью ИГИЛ. Они позволяют вербовать новых сторонников, но в случае, если бои за Дабик закончатся разгромом армии ИГИЛ, и захватом этого города американской или турецкой армией, то это будет означать крах всей транслируемой их пропагандой доктрины Конца света. Но поражение антитеррористических сил под маленьким сирийским городком Дабик, в любой форме, может спровоцировать религиозный психоз во всем мусульманском мире. И сделать пророчество самосбывающимся.

Выводы


ИГИЛ представляет огромную опасность, как в региональном, так и в мировом масштабе. По состоянию на сегодня это образование продолжает существовать, поскольку ни один из его соседей не заинтересован в том, чтобы это террористическое государство потерпело крах. Запад больше стремится свалить сирийского диктатора Башира Асада. Турцию очень беспокоит возможность создания курдами, на отбитых от ИГИЛ территориях, своего государства и активизации сепаратистского процесса в турецком Курдистане.

Важным фактором, определяющим существование «халифата», является также то, что регион фактически находится в состоянии «холодной войны» за региональную гегемонию между Саудовской Аравией, Ираном и до некоторой степени Турцией. При этом Иран активно поддерживает шиитские группировки по всему Ближнему Востоку.

В результате арабские страны, проявляя удивительную пассивность по отношению к ИГИЛ, естественного союзника против Ирана, крайне оперативно организовали операцию «Буря решимости», столкнувшись с шиитским переворотом в Йемене. При этом, они не ограничились только авиаударами, но и перешли к наземному вторжению. Фактически, Саудовской Аравии удалось организовать «арабское НАТО» в составе 10 стран с целью противодействия Иранской экспансии.

В контексте конфликта с Ираном Саудовская Аравия скорее готова увидеть захват Багдада армией ИГИЛ, чем допустить переход Ирака в иранскую зону влияния. Иран же не будет проводить полномасштабное военное наступление на ИГИЛ, поскольку лишь сейчас добился сделки по ядерной программе и в ближайшие годы будет занят, после отмены санкций, восстановлением экономики и модернизацией армии.

По сути, гражданские войны в Сирии и Ираке создают огромную серую зону, где конфликтующие стороны могут делить зоны влияния, не вовлекаясь в противостояние непосредственно

Все вместе это создает возможность для дальнейшего развития «халифата», возможно, он даже получает помощь от правительств заинтересованных в нем стран. Тут вспоминается высказывание самого «человечного человека», товарища Ленина: «Капиталисты продадут нам веревку, на которой мы их повесим». И тот факт, что в свое время политики Веймарской республики думали, что смогут сделать Гитлера своей марионеткой.

Режим, правящий в Саудовской Аравии, всегда пропагандировал экстремистскую версию ислама, в том числе и на внутренней арене. Что делает эту страну внутренне уязвимой перед ИГИЛ. Поскольку население может выбрать верность «халифу», а не своему монарху, если «халифат» продемонстрирует успешную экспансию.

Второе по размеру арабское государство в регионе, Египет сейчас является крайне нестабильным. Не менее 30% населения Египта поддерживают создание исламского халифата, а, возможно, и значительно большая часть египетского общества готова выступить за эту идею. Такие предпосылки создают потенциальную возможность присоединения этих государств к ИГИЛ. А после падения этих двух колоссов арабского мира, триумфальный марш «халифата» остановить уже не удастся.

Да, сейчас это кажется фантастикой, но такой вариант нельзя исключать. Правительства арабских государств авторитарны, коррумпированы и по большому счету неспособны удовлетворить нужды своего населения. Естественно, есть исключения в виде ОАЭ или Кувейта, но это микроскопические нефтяные монархии, которые будут просто задавлены массой.
В глазах своего населения эти государства выглядят бесхребетными марионетками неверного Запада. А мечта об арабском халифате эксплуатирует простые и понятные чаяния людей. Мечты о чиновниках, которые не берут взятки, достойном уровне жизни, гарантированном каждому, государстве, способном защитить своих граждан, вызывая не только уважение, но иногда даже и страх у соседей. Подобного рода потребности в сочетании с религиозным рвением могут быть огромной силой, которая в случае дальнейшей дестабилизации Ближнего Востока может стать сильнейшей мотивацией к революции.
Учитывая общую нестабильность в арабских странах, низкие цены на нефть и тот факт, что экономические аналитики предвещают новый глобальный финансовый кризис, нельзя исключить, что мы увидим, как ИГИЛ пройдет триумфальным маршем по Ближнему Востоку. В результате арабы получат свое единое государство, но если в 70-е годы была возможность возникновения светского социалистическое государства, вроде Китая, пусть и с мусульманской спецификой, то теперь трансляторами идеи объединения арабского мира выступают безумные, кровожадные дикари, готовые опрокинуть регион в средневековье. Вряд ли в 70-е годы такой вариант развития событий могли предвидеть даже самые высоколобые аналитики ЦРУ, когда занятые борьбой с распространением социалистической заразы саботировали возможность панарабского государства. Однако теперь мы видим, как отдаленные последствия Холодной войны разрушают современность.

Автор: Александр Вольский
Источник: vnews.agency
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031