Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Будущее обновленной Донетчины – в едином украинском пространстве

Будущее обновленной Донетчины – в едином украинском пространствеДонецкая областная военно-гражданская администрация (ВГА) имеет стратегическую задачу – ввести обновленную Донетчину в единое украинское пространство. Что следует понимать под «обновленностью»? Само понятие ныне позиционируется как бренд и активно используется, обозначая формирующееся в регионе новое мировоззрение. А в чем суть преобразований и какие возникают трудностей на пути к цели? Ответы на вопросы спецкор «Вектор ньюз» привез из Краматорска Донецкой области.

Простыми примерами из жизни собеседник журналиста – глава обладминистрации Павел Жебривский объясняет видение путей обновления Донетчины. Как-то он общался с руководителями органов местного самоуправления, и один из мэров заявил: «Мы Донбасс и мы особенные...». В ответ «особенный» мэр услышал, что с такими разговорами он «идеологический враг» – не больше и не меньше, г-н Жебривский отрезал: «Сейчас я слышу то, что я слышал в 2013 году. Еще раз подобные вещи услышу – будут проблемы».

Донбасс и Донетчина – понятия разные, считает руководитель администрации. Что такое Донбасс? Это Донецкий кряж, угольный бассейн. Там есть шахтерские города – Селидово, Торецк, Угледар... Донбасс вообще географически лежит на территориях нескольких областей. «А каким, простите, боком касаются угольного бассейна Краматорск, Дружковка, Бахмут, Мариуполь и еще ряд украинских городов на землях Донецкой области? – задает риторический вопрос собеседник. – Мы вводим понятие «обновленной Донетчины» и хотим показать, что в области теперь не просто новые или капитально отремонтированные дороги, школы, парки, спортивные сооружения. Здесь должно быть, прежде всего, новое украинское мировоззрение, которое постепенно формируется».

Павел Иванович понимает, что бывшая, созданная регионалами, власть, мягко говоря, нынешнюю недолюбливает. Но есть еще среда, как он выразился, «змаргіналізованих патріотів». Что бы ты ни сделал – все им не так. А как действовать – не знают. И это больнее всего – получать удары от тех, кто «заворачивается в желто-синее знамя». Конечно, важно принимать во власть патриотов, но патриотов – с головой, отмечает г-н Жебривский: «Патриот без головы во власти принесет больше вреда, чем «сепар». Возьмем люстрацию – она принесла как позитив, так и негатив. Без профессионалов сейчас очень непросто, особенно в системе управления, где должны работать чиновники. Мы уже долгое время не можем найти специалиста на должность начальника управления информационной политики. Объявляли конкурсы – а желающих и, главное, готовых к этой работе нет. И когда сейчас оценивается деятельность Луганской или Донецкой областных военно-гражданских администраций по тем же критериям, что и столичной области или Харьковской... Я говорю: друзья, не надо войны, просто представьте себе, что областного центра нет – с его проектными институтами, строительными компаниями, специалистами-чиновниками... Их просто нет. Попробуйте в таких условиях наладить эффективную систему управления».

Сейчас хотя бы удалось существенно повысить людям зарплату. Павел Жебривский вспоминает: когда пришел руководить администрацией в июне 2015 года, рядовому работнику платили 1300 гривен. А сам он имел на руки только 7000. «Сержантом на фронте я получал 7200, а здесь как руководитель областной администрации – 6900–7000. Ныне в ВГА зарплата минимум 8000 гривен. За эти деньги человек может снимать жилье (или хотя бы угол, ибо цены заметно поднялись) и может просто выжить. На 1300 гривен выжить невозможно. Тогда чиновнику надо или где-то на стороне подрабатывать, брать взятки, или кому-то что-то помогать сделать через другой департамент (чтобы самому не «светиться») и брать за услуги вознаграждение. Бедный чиновник – это конец государству».
Будущее обновленной Донетчины – в едином украинском пространстве

Но и слишком богатым чиновник быть не может. Вообще украинец не может быть очень богатым, рассуждает г-н Жебривский. Ментальный среднестатистический украинец хочет быть зажиточным. «Посмотрите, сколько этнических украинцев среди нынешних олигархов, миллиардеров – раз, два и обчелся. Это не потому, что кто-то глупее или в принципе украинцы не могут стать супербогатыми. Просто это генетикой заложено: я должен быть зажиточным, – считает глава ВГА (к слову, сам он родом из Ружинского района Житомирщины, имеет польское происхождение, в прошлом успешный бизнесмен, как пишет пресса – мультимиллионер). – Ну, извините, 100 наручных часов человеку не нужно, 300 костюмов также не требуется. Купить виллу в Испании – это значит привязать себя к ней. А я, скажем, хочу путешествовать – сегодня в Испанию, завтра во Францию или Италию. Если подсчитать, сколько будет стоить вилла в Испании, то этих денег лет на 20 хватит, чтобы поездить и просто посмотреть мир».

Когда спрашивают об украинской национальной идее, глава области цитирует известные строки Тараса Шевченко: «Садок вишневий коло хати...» Настоящий украинец – это семья, земля, инвентарь, дом, сад... Вот и принцип воссоздания «украинского донецкого кулака» – это возврат к ментальности украинца. «А что сейчас в Донецкой области? Крупные заводы и шахты, – говорит Павел Жебривский, возможно, слегка сгущая краски. – Возьмем Краматорск. Гигантское предприятие – Новокраматорский машиностроительный завод: роддом – НКМЗ, детсад – НКМЗ, школа – НКМЗ, так же и работа, пенсия, и на кладбище – НКМЗ. Луч света в темном царстве. Есть НКМЗ – есть жизнь. Нет НКМЗ – нет жизни. То же по шахтерским моногородам. Когда шахта закрывается – все, «депресняк», жизнь остановилась. Чтобы этого не было, нужно диверсифицировать риски. Как выход – развитие малого бизнеса».

Взгляните на польскую модель экономики, предлагает глава обладминистрации: малый и средний производитель дают 67 процентов валового внутреннего продукта. И только 33 процента дает крупный бизнес. В Донецкой области 1700 предприятий дают 83 процента бюджетных поступлений. Разумеется, область преимущественно промышленно развитая, но хотя бы 30–40 процентов валового продукта малый и средний бизнес здесь должны давать.

Кроме того, добавляет Павел Иванович, что такое кулак? Это демократия! «Если я не завишу от владельца завода, а у меня есть свое маленькое производство – то мне все равно, кто там и за кого мне говорит голосовать, – развивает дальше мысль собеседник. – Я, извините, буду голосовать так, как мне хочется. Если украинец зажиточный, имеет свой бизнес, за 200–300 гривен его голос не купишь. А по 1000 долларов никто не даст. При таких ценах купить голосование невозможно. Поэтому кулак – это основа демократии, гарантия необратимости процессов. Кстати, уже и Минсоцполитики эту нашу программу подхватывает, есть предложения распространить ее по всей Украине. Мы – за!»

Теперь коротко об информационной составляющей работы. «Беда не в том, что кто-то где-то на этих территориях насмотрелся« Russia TV» или наслушался враждебной пропаганды, – с горечью констатирует Павел Иванович. – Включите любой украинский канал – там в новостях криминал, убийства, война, критика власти... Мало чего хорошего. Когда моей дочери было 17 лет, она сказала: «Папа, мне страшно жить». Кто-то задумывается над тем, нужно ли Украине в такие непростые времена столько критики и негатива: убили, изнасиловали, зарезали, украли?.. Я не говорю, что надо зачищать информационное пространство, как в пророссийских так называемых псевдореспубликах. Но должен быть определенный баланс. Поэтому я не устаю повторять слова Любомира Гузара: «Критика разрушает, позитив вдохновляет». Мудро сказано.

А сейчас что? Как только напишу в Фейсбуке об обстреле – ко мне очередь из СМИ, чтобы прокомментировал. А как выставлю на страницу, что мы открыли спортивные площадки, открыли школу... слушайте, в Былбасовке (есть такой поселок городского типа в Славянском районе) в опорной общеобразовательной школе – интерактивные доски (их там 12), два лингафонных кабинета, два компьютерных класса, на ноутбуках в цифровой лаборатории дети опыты проводят по химии, физике, биологии. Да в Киеве такого оснащения еще поискать! Угадайте, показали эту школу крупные телеканалы? Ищут обычно то, что «задевает» зрителя, а задевает, считается, что-либо негативное, плохое»...
Будущее обновленной Донетчины – в едином украинском пространстве
Будущее обновленной Донетчины – в едином украинском пространстве

Наконец об актуальной для области проблеме разминирования территории – эта задача не на один год. «Разминируем там, где нам позволяют, где нет боевых действий, – рассказывает Павел Жебривский. – На сегодняшний день Государственная служба Украины по чрезвычайным ситуациям технологически, считаю, лучшая в Украине в этих вопросах. А линия разграничения и приближенные к ней территории просто усеяны минами. В течение последних трех лет примерно 81 000 взрывоопасных предметов обезвредила только ГСЧС Украины. А еще и войска это делают, и международники активно помогают... Думаю, после деоккупации территорий лет 10–15 нам предстоит разминировать...

И вот какая проблема остается актуальной: в Старой Авдеевке около 1100 поврежденных объектов, много их и в Марьинке, Красногоровке... Но законодательство выписано так, что из бюджета я не имею права использовать деньги для приведения в порядок частного жилья. Выход нашли: совместно с ГСЧС Украины сформировали строительные бригады, в материальный резерв будем покупать стройматериалы – только так сможем примерно с августа начать чинить разбитые в результате обстрелов крыши, стены, окна. И думаю – мы достаточно быстро это сделаем.

Инфраструктуру области следует не восстанавливать, а делать новую. До конца августа планируем создать дорожную карту с интерактивной доской: строить будем – с водопроводами, теплотрассами, дорогами, тротуарами, дворцами культуры, школами...
Будущее обновленной Донетчины – в едином украинском пространстве

Нам только на автотрассы общегосударственные и областные нужно 29 миллиардов гривен (это по ценам 2015 года), а в целом потребность составляет в сумме под 200 миллиардов гривен. Работы много. Но рук не опускаем и цели, я уверен, достигнем. Обновленная Донетчина будет в едином украинском пространстве!

Фото Евгения Гончаренко

Сергей Шевченко, «Вектор ньюз»

Краматорск – Киев
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930