Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Невероятная одиссея киевского еврея, сражавшегося за независимость Украины в рядах УПА

Невероятная одиссея киевского еврея, сражавшегося за независимость Украины в рядах УПАСложный период развития переживает сейчас Украина. Время окончательного краха доминирования в УССР коммунистической идеологии, когда патриотизм понимался как верность и преданность власти, совпал с реабилитацией, а в дальнейшем и героизацией всех тех, кто с оружием в руках выступал против Советской власти. Следовательно, даже невзирая на вероломную аннексию Крыма и русско-украинскую войну на Донбассе, расхождения в оценках истории Украины советского периода, в первую очередь участия украинцев во Второй мировой войне, раскалывает наше общество на два непримиримых лагеря, оставаясь существенным препятствием на пути к его консолидации.

Самые ожесточенные споры украинских политиков, историков, литераторов, краеведов продолжаются вестись вокруг вопроса, как относиться к деятельности украинских националистов. В первую очередь, острая полемика касается характера деятельности во время немецкой оккупации 1941 - 1944 годов наиболее радикальной из них Организации украинских националистов (бандеровцев) и ее военизированного крыла - Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА). А среди уязвимых тем исследования ее истории самым болезненным является отношение лидеров ОУН-УПА к решению национального вопроса.

Ситуация усложняется тем, что активное участие в этой дискуссии принимают также представители иностранных государств. Преследуя порой далекие от научных политические цели, отдельные высокопоставленные государственные чиновники и парламентарии России, Польши, а также Израиля, пытаются навязать Украине собственную интерпретацию драматических событий прошлого. Спор с Украиной, а также между собой иногда выходит за пределы академических аудиторий, периодически провоцируя конфликты на уровне межгосударственных отношений. Наиболее поразительный пример недавно продемонстрировала Польша, где правящая коалиция приняла средневековые «антибандеровские законы», вызывавшие негативную реакцию в Украине, Израиле, а также были осужденные США и Евросоюзом. На это «Вектор ньюз» среагировал 10 апреля 2018 года.

В Израиле научно-исследовательский институт национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и Героизма «Яд ва-Шем» давно и самым тщательным образом исследует факты участия подразделений украинской вспомогательной полиции, а также вояков ОУН-УПА в антиеврейских акциях. Одним из главных потребителей результатов его деятельности является высшие органы власти страны. Яркое свидетельство этому - выступление Президента Государства Израиль Реувена Ривлина на специальном заседании Верховной Рада Украины 27 сентября 2016 года по случаю 75-летия трагедии Бабьего Яра. Тогда Ривлин счел возможным воспользоваться трибуной высшего законодательного органа Украины для обвинений украинцев в коллаборационизме: «Около 1,5 миллионов евреев было убито на территории современной Украины во время Второй мировой войны: в Бабьем Яру и во многих других местах. Их расстреливали в лесах, около яров, сталкивали в братские могилы. Многими пособниками преступлений были украинцы. Среди них особенно выделялись бойцы ОУН, которые издевались над евреями, убивали их или во многих случаях выдавали немцам». Интересно, как бы среагировало израильское общество, если бы Президент Украины Петр Порошенко в Кнессете взялся поучать евреев, критикуя «Протоколы сионских мудрецов»?

Неизменной вот уже несколько десятилетий остается позиция России, где с послевоенного времени продолжают господствовать искаженные официальной пропагандой советские представления об антисемитизме украинских националистов как неотъемлемой черте идеологии ОУН-УПА, родственной с немецким нацизмом.

Свое отношение к ОУН-УПА Верховная Рада и Президент Украины высказали в апреле 2015 года, приняв Закон Украины «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке», которым обе организации включены в перечень «главных субъектов борьбы за восстановление государственной независимости Украины». И чем шире открываются ранее недоступные архивы советских, польских, российских спецслужб и правящих партий, тем объективнее становится наше представление об ОУН-УПА, хотя окончательные оценки характера их деятельности еще впереди.

Однако уже сейчас очевидно, что отрицать проявления антисемитизма украинцев, составляющих в ОУН-УПА абсолютное большинство, как и массовые антипольские настроения среди них, означает идти против исторической правды. Умалчивание программных документов антисемитской направленности, принятых ОУН (б) накануне вторжения Германии на территорию Советского Союза и опровержение очевидных фактов причастности украинцев к организованным немецкими оккупантами карательным антиеврейским акциям не приближает, а наоборот отдаляет нас от поиска ответов на сложные вопросы отечественной истории.

С другой стороны, кто бы раньше мог представить, что за независимость Украины в рядах УПА проливали кровь два Героя Советского Союза, а также сотни евреев и представителей других национальностей.

В условиях противостояния с идеологическими противниками одним из приоритетных направлений работы украинских историков и краеведов должно стать исследование судеб конкретных лиц, воевавших в составе УПА, выяснение истинных мотивов, побудивших их вступить в эту организацию и тому подобное.

***

О непростых жизненных путях одного из воинов УПА Лейбы-Ицыка Иосифовича Добровского с псевдонимом «Валерий», который некоторое время был даже консультантом в политическом отделе при командовании «УПА-Север» уже упоминалось в работах украинских историков. Сообщения о нем базировались на текстах двух документов, хранящихся в Отраслевом государственном архиве Службы безопасности Украины: приговору Военного трибунала Киевского гарнизона от 14 октября 1944 года по обвинению Лейбы Добровского в преступлениях, предусмотренных статьями 54-1 «б» (измена Родине военнослужащим) и 54-11 (участие в контрреволюционной организации) Уголовного Кодекса УССР; и докладной записки начальника управления контрразведки «СМЕРШ» 1-го Украинского фронта генерал-майора Николая Осетрова секретарю ЦК КП (б)У Никите Хрущеву о задержании в феврале 1944 года Лейбы Добровского.

Невероятная одиссея киевского еврея, сражавшегося за независимость Украины в рядах УПА

Фото из материалов уголовного дела


Отличие предложенного читателям материала от предыдущих состоит в том, что журналистам «Вектор ньюз» с помощью нашего читателя Бориса Шепетовского, проживающего ныне в израильском городе Ришон ле Цион, посчастливилось найти в Израиле племянницу Лейбы Добровского - Полину Рогову. Благодаря предоставленным ею материалам удалось уточнить некоторые противоречивые факты биографии ее дяди, а искренний рассказ Полины «оживил» сухие сведения архивных документов.

Итак, Лейба Добровский родился в 1910 году на станции Ольшаница Рокитнянского района Киевской области.
Невероятная одиссея киевского еврея, сражавшегося за независимость Украины в рядах УПА

На фото 1938 года изображены его родители Иосиф и Перл.

В их семье воспитывалась еще старшая сестра Лейбы - Софья, которая Полине приходится матерью. Доходы родителей были невысокими, но они изо всех сил стремились дать детям высшее образование. И им это удалось. По состоянию на 1941 год Софья Добровская успешно работала педагогом школы № 2 Юго-Западной железной дороги города Киева, а Лейба окончил юридический факультет Киевского государственного университета.

В указанной докладной записке «СМЕРШ» Никите Хрущеву говорится, что с 1929 по 1941 годы Лейба Добровский был членом ВКП (б), хотя в приговоре упоминание о партийности отсутствует, в 1944 году он уже значится беспартийным. По словам Полины Роговой о партийности дяди в семье не вспоминали. Более того, со слов матери, до войны Лейба «обвинялся в сионизме» и определенное время даже содержался в киевской Лукьяновской тюрьме. Несмотря на то, что в Национальном банке данных на реабилитированных жертв политических репрессий (www.reabit.org.ua) Лейба Добровский не значится, наличие у него проблем с тогдашней правоохранительной системой не следует исключать. Время было суровое, он мог попасть под молох политических репрессий, но избежал наказания, которое все же негативно отразилось на его биографии. Так или иначе, имея высшее юридическое образование, Лейба Добровский был призван 22 июня 1941 года в ряды Красной армии рядовым солдатом и направлен Железнодорожным районным военкоматом города Киева в 5-ю армию писарем одного из эвакопунктов.

5-я армия с первых же дней войны сражалась с крупными силами немецкой группы армии «Юг» на луцком направлении. Отступая с боями от Ковеля до Киева и дальше к Лохвицкому району на Полтавщине, подразделения 5 армии несли тяжелые потери. 20 сентября 1941 года остатки армии попали в окружение, командующий соединением генерал-майор М.Потапов был тяжело ранен и взят в плен. Вместе с ним в немецком плену оказались тысячи красноармейцев, среди которых был и раненый (так указано в тексте докладной записки «СМЕРШ» - примечание автора) рядовой Лейба Добровский. Об этом сохранились сведения в российском общедоступном банке данных о судьбах участников Великой Отечественной войны (www.pamyat-naroda.ru), где Добровский Лейба-Ицык Йосифович, писарь п/п 24170 значится пропавшим без вести в октябре 1941 года.

Однако, Лейбе Добровскому удалось выжить. Изменив фамилию, имя и отчество на Дубровского Леонида Панфиловича, и выдав себя за украинца, он вырвался из немецкой неволи. Возвращаться в родной Киев, где его многие знали, он не рискнул. Переходить линию фронта к «своим» также не осмелился, поэтому из Полтавщины перебрался ближе к городу Ровно, который оккупанты объявили столицей Рейхскомиссариата «Украина».

Как свидетельствуют архивные документы, в ноябре 1941 года в городе Корец Ровенской области он инициативно установил связь с ОУН. Чем было мотивировано вступление Лейбы Добровского в ОУН можно только догадываться. Возможно, он симпатизировал сионистам или лидерам таких еврейских партий, как БУНД, Поалей Цион, Объединенной еврейской социалистической партии (Фарейникте) или Народной партии (Фолкспартей), мечтавшим о гармоничном сосуществовании украинцев, евреев, а также представителях других национальностей в независимой Украине, которую собиралась построить ОУН. Не следует также исключать, что его привлекла антисоветская направленность деятельности ОУН-УПА. А возможно, Лейба просто познакомился с кем-то из влиятельных и образованных идеологов украинского национализма, который произвел на него позитивное впечатление.

Как бы там ни было, руководители ОУН со временем начали доверять Лейбе настолько, что в июле 1943 года он: «… был назначен националистами в политический отдел Украинской повстанческой армии в качестве сотрудника для проведения антисоветской работы». В некоторых публикациях о Лейбе Добровском содержится уточнение, что в действительности «Валерий» летом 1943 года был назначен консультантом политотдела «УПА-Север» - подразделения УПА, деятельность которого распространялась на территорию Волынской, Ровенской, Житомирской и частично Киевской областей.

Очевидно, в круг его обязанностей входила подготовка агитационно-пропагандистских материалов. Как указано в приговоре «… в период времени с августа месяца 1943 года по январь месяц 1944 года Добровский написал целый ряд антисоветских листовок, которые были распространены среди населения и написал антисоветскую книгу, но ее не издал в связи с арестом его». Одна из листовок, автором которой считался Лейба Добровский, сохранилась в материалах уголовного дела на него, а вот брошюра «Как московский царизм покорял народы» до нашего времени не дошла.

После ареста контрразведкой «СМЕРШ» Лейба Добровский оказался в Киеве. Следствие длилось достаточно долго, более полугода. В конечном итоге, 14 октября 1944 года его дело «без участия сторон обвинения и защиты» рассмотрел Военный трибунал Киевского гарнизона. По каким-то соображениям следователи не предъявили ему обвинение по статье 54-10 «антисоветская агитация и пропаганда», потому приговор был хотя и суровым - 10 лет исправительно-трудовых лагерей и 5 лет лишения прав с конфискацией имущества, но, сравнительно с аналогичными обвинениями минимальным, а потому давал надежду на свободу. На это обратили внимание авторы статьи «Евреи в борьбе за независимую Украину» историки Александр Гогун и Александр Вовк, которые одними из первых в 2005 году рассказали о судьбе Лейбы Добровского. Не имея на то время доступа к тексту приговора, они высказали мнение: «... нетрудно предположить, что его либо расстреляли, либо дали 25 концлагерей - к «участникам антисоветских вооруженных формирований» применяли, как правило, именно эти две меры «социальной защиты».

Но судьба вновь оказалась благосклонной к нему. Лейба Добровский выдержал все испытания, выпавшие на его долю в исправительно-трудовых лагерях и на поселении.

Первое известие о Лейбе Добровском пришло родным в 1954 году.

Рассказывает Полина Рогова:

«После мобилизации дяди Лёвы в армию и до получения первого письма от него весной 1954 года наша семья о дяде ничего не знала. Помню, как мама вбежала в дом с письмом и криком: «Письмо от Лёвы». Я хорошо запомнила адрес отправителя - поселок Тея Северо-Енисейского района Красноярского края. Дядя Лёва, как мы его называли между собой, тоже ничего не знал о своей семье, письмо написал на довоенный адрес - г. Киев, ул. Ново-бульонная, д. 8. (Позже эту улицу назвали Короленковской и номер дома изменили на 18). На то время там проживали мои родители и я. Началась переписка и мама сообщила ему о смерти родных. Отец Лейбы - Иосиф умер в эвакуации где-то в 1943 году, матери - Перл не стало в 1947 году. Они ушли в мир иной, так и не узнав о судьбе сына. Хотя после возвращения из эвакуации в Киев, его мать куда-то ходила, пытаясь получить хотя бы какую-то информацию, но там на нее накричали: «Ваш сын изменник», - и ничего не сообщили.

Сейчас, когда я множество раз перечитывала текст приговора, обратила внимание на то, что дядя Лёва там значится неженатым. Это не соответствует действительности. Думаю, что, утверждая следователям о своём холостяцком статусе, он преследовал цель оградить свою первую жену Веру от проблем с советскими карательными органами. Он не знал, что к тому времени ее уже не было в живых. В возрасте 25 лет Вера умерла в эвакуации от дифтерии, так и не успев подарить мужу детей.

Ежегодно ко дню рождения дядя Лёва присылал мне поздравительные телеграммы, хотя о существовании племянницы знал лишь из писем мамы. Мне очень хотелось как можно скорее увидеть своего дядю.

И вот летом 1956 года он прислал известие о дате возвращения в Киев. Вместе с отцом и матерью мы встречали дядю Лёву на железнодорожном вокзале. Помню, как из вагона вышел высокий, стройный, худощавый, одетый в костюм и светлую рубашку мужчина. И это невзирая на несколько дней непростого путешествия железной дорогой. Вообще дядя всегда следил за своим внешним видом, был опрятным и аккуратным.
Невероятная одиссея киевского еврея, сражавшегося за независимость Украины в рядах УПА

Лейба Добровский после возвращения из ссылки


После возвращения из ссылки дядя Лёва поселился в Ирпене Киевской области, работал на каком-то заводе, кажется снабженцем. Впоследствии во второй раз женился и переехал к новой жене Розе в Киев на улицу Круглоуниверситетскую. Жили они дружно, любили и уважали друг друга. К сожалению, бог так и не дал им детей, возможно потому дядя и его жена Роза чрезвычайно тепло относились ко мне.

Наши семьи регулярно встречались. Чрезвычайно теплые и доверительные отношения у дяди сложились с моим отцом. Дядя Лёва увлекался историей и философией, а отец хорошо знал Гемару, то есть свод правовых и религиозно-этичных положений иудаизма. Они могли часами разговаривать с небольшими перерывами, когда дядя выходил курить. Дядя Лёва так и не избавился от тюремной привычки много курить, из-за чего часто кашлял, мама даже боялась, что он больной какой-то инфекционной болезнью.

Не обходилось также и без обсуждения политических событий в СССР. Так что с детства меня приучили «держать язык за зубами».

Внешне дяди Лёва никоим образом не походил на человека-борца. Спокойный, уравновешенный, тактичный. Но, с его мыслью всегда считались, очевидно, вследствие сурового жизненного опыта. От родителей я часто слышала фразу: «Лёва знает лучше».

Как бы это не казалось странным, но тему осуждения дяди в нашей семье тактично обходили. Лишь однажды, отвечая на мой назойливый вопрос, за что же отбывал наказание дядя, мама ответила, что он написал открытку и брошюру антисоветского содержания. Не помню, чтобы дома говорили об ОУН-УПА.
О том, что Лейба Добровский входил в организацию украинских националистов, я узнала уже в Израиле, приблизительно 10-12 лет назад, когда в «Новостях недели» появилась публикация «Евреи в Украинской повстанческой армии».

Умер Лейба Добровский в 1969 году в возрасте 58 лет, похоронен в Киеве.

Когда дяди Лёвы не стало, я училась в Калуге, в государственном педагогическом институте имени К.Э.Циолковского. Родители мне не сообщили о его кончине, чтобы не расстраивать... Это тяжелое для меня известие я получила уже тогда, как приехала в Киев на каникулы.

После окончания пединститута я преподавала химию и биологию в 186-й школе города Киева, в конце января 1992 года выехала на постоянное место жительство в Израиль. До выхода на пенсию учительствовала, преподавала в школе естественные дисциплины, сейчас проживаю в поселении Алон Швут, это район Гуш Эцион. Приезжая в Киев, посещаю могилу дяди. Но и к этому времени у меня нет сведений о его реабилитации…».
Невероятная одиссея киевского еврея, сражавшегося за независимость Украины в рядах УПА

Полина Рогова с портретом дяди. 2018 год


Как известно, отношение к УПА в Израиле неоднозначное. И все же Полина имеет надежду, что кроме позитивных публикаций в средствах массовой информации, свое официальное отношение к одному из полузабытых воинов УПА наконец-то выскажет государство Украина, за независимость которой он боролся еще в годы Второй мировой войны.

Александр Нечитайло, краевед
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Цитата: "Интересно, как бы среагировало израильское общество, если бы Президент Украины Петр Порошенко в Кнессете взялся поучать евреев, критикуя «Протоколы сионских мудрецов»?"

Якби Порошенко в Ізраїлі критикував фальшивку під назвою «Протоколы сионских мудрецов», йому би аплодували стоячи. А повчати євреїв не варто. Варто у них повчитися.
Цитировать         
Карта землятрясений
Видео дня
Календарь публикаций
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031