Авторизация

 
  •  Для поклонников «Игры престолов» выпустят коллекционное вино 
  •  Украинцы не готовы проголосовать за особый статус Донбасса, - опрос 
  •  Вашингтон ограничивает передвижение по США российских дипломатов 
  •  Brent пытается удержаться выше $53 за баррель 

Иски Украины к РФ оказались блефом

Год назад, в ночь с 26 на 27 февраля, когда Украина переживала сложнейшие за всю историю своей независимости события, Российская Федерация начала активную фазу операции по аннексии полуострова Крым. В 5.30 утра группа российских солдат без опознавательных знаков начала захват здания Верховного совета АРК, после чего Кремль с помощью подконтрольных ему политиков из партий «Русский блок» и Партии регионов, а также регулярной армии РФ, начал фактическое присоединение Крыма к России.

Украина, еще не «остывшая» после Революции Достоинства, в военном плане ничего противопоставить России не смогла. Вооруженные силы РФ на протяжении месяца захватили ключевые военные и инфраструктурные объекты – фактически без единого выстрела. Военная операция сопровождалась попытками легитимизовать процесс аннексии.

Так, 11 марта в Верховном совете Крыма была принята декларация о независимости, 17 марта состоялось подобие референдума, и уже 18 марта 2014 года в Кремле был подписан договор между самопровозглашенным правительством Крыма и правительством РФ о вхождении АР Крым и Севастополя в состав РФ на правах субъектов федерации.

Ни Украина, ни подавляющее большинство стран-членов ООН в юридическом поле этого захвата территории не признали. Но де-факто полуостров сейчас контролируется Россией. Украина понесла существенные экономические потери – доля Крыма в экономике Украины составляла 4% от ВВП.

«Встретимся в суде»

Украинские власти практически сразу заявили о готовности оспаривать аннексию в международных судах и предъявить Российской Федерации судебные иски на сумму свыше 1 трлн гривен. Тем не менее, спустя год после аннексии, единственный экономической урон, который понесла Россия, был нанесен ей международными санкциями, а не попытками Украины оспорить сам факт аннексии и предъявлением имущественных исков к РФ.

В то же время политики еще с самого начала аннексии твердят о каких-то триллионных исках, которых на самом деле не существует. Начал эту эстафету министр юстиции Павел Петренко. Изначально он говорил, что сумма убытков, не учитывая стоимости ресурсов на природных шельфах, составляет 950 млрд гривен. Позже он уже называл цифру в 1,180 трлн гривен.

Уже 2 июня премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил, что Украина подает на РФ в суд и намерена требовать сумму компенсации в размере более 1 трлн гривен. «Украина начала процессы, а Генеральная прокуратура начала расследование. И в рамках уголовного дела украинское правительство подает иск на сумму более 1 трлн гривен, – сказал Яценюк. – Проблемы лежат в международной правовой плоскости. Не так много опций, куда подать в суд. Но, не раскрывая все юридические детали, я скажу: мы используем все возможные и законные методы для того, чтобы привлечь Россию к суду».

Хотя калькуляция правительства является не совсем понятной, можно утверждать, что потери Украины были существенными. Украина потеряла в Крыму энергетические компании, порты, винодельческие предприятия, заводы по производству оборудования, санатории и т.д. Список госкомпаний можно посмотреть здесь. 

Экс-министр энергетики Юрий Продан еще в июле утверждал, что ущерб только энергетической отрасли оценивается в $300 млрд. «С учетом всех энергетических объектов в Крыму мы можем говорить о сотнях миллиардов долларов, которые потеряла Украина в энергетической сфере. Мы считали – это около $300 млрд», – заявлял он.  В любом случае, помимо потерь государственных компаний, еще были и потери бизнеса, который в результате аннексии не доплатил налоги в бюджет Украины.

Тем не менее, как выяснил Forbes, по прошествии года с момента тех драматических событий, ни одного имущественного иска Украины к РФ не существует, как не существует иска по факту аннексии украинской территории. Для того чтобы в этом удостовериться, Forbes изначально обратился в Министерство юстиции – с вопросами о том, каким образом Украина защищает свое имущество в Крыму и оспорен ли сам факт аннексии полуострова в международных судах.

Минюст, в свою очередь, прислал массивный ответ. Относительно наличия международных исков он ответил, что 13 марта, 22 августа и 9 июля 2014 года правительством Украины было подано в Европейский суд по правам человека три межгосударственных заявления против Российской Федерации о нарушении Российской Федерацией прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года и протоколами к ней, которые были приняты Европейским судом по правам человека к производству.

Но по факту самого иска об аннексии и имущественных исков порекомендовал обратиться в Министерство иностранных дел.

Дипломатия со всеми неизвестными

Forbes обратился в МИД и получил весьма интересный ответ.

С первого взгляда документ из МИДа кажется довольно странным. Из него следует, что для обращения Украины в международные судебные или арбитражные институты для защиты своих имущественных интересов необходимо одновременное наступление четырех обстоятельств:

- РФ осуществила нарушение международного договора, сторонами которого являются и Украина, и РФ;

- механизм разрешения споров по такому договору предусматривает возможность обращения в международную судебную или арбитражную институцию;

- РФ признает обязательную юрисдикцию такой международной судебной или арбитражной институции;

- выполнены все обязательные процедуры досудебного урегулирования спора.

То есть если субъект международного права в XXI веке нападает на другой субъект международного права, просто так оспорить в суде такие действия возможности нет.  

Тем не менее, в МИДе рассказали, что на сегодня существует около 8 международных многосторонних договоров, участниками которых являются и Украина, и Россия, по которым можно утверждать о наступлении четырех вышеупомянутых обстоятельств.

Однако ни один из этих договоров не предусматривает возможности начала судебных процессов с целью возмещения имущественного вреда, причиненного Украине в связи с оккупацией АРК и г. Севастополь. Также ни один двусторонний договор между Украиной и РФ не создает правовых оснований для обращения в международные судебные или арбитражные институты, за исключением случаев, когда РФ отдельно и однозначно согласится на это.

Получается, что все имущественные иски к РФ на сегодняшний момент находятся лишь в головах определенных политиков, которые о них твердят. Forbes попросил нескольких юристов прокомментировать, насколько эффективными являлись действия ведомств, ответственных за подачу исков к Российской Федерации в связи с аннексией Крымского полуострова.

Один из ведущих юристов, который общался с Forbes на правах анонимности, прочитав ответы органов власти, назвал действия украинской стороны либо намеренным саботажем, либо некомпетентностью. «В Минюсте есть все механизмы для того, чтобы действовать через ЕСПЧ или через правительственного уполномоченного. А они вам написали, что сделали три заявки, и то это заявки не по существу, а буквально по форме, по поводу нарушения прав. Заявок по поводу украденного [имущества], людей, бизнеса нет. Это все, что они смогли сделать, вместо того чтобы защищать конкретных людей с конкретными фамилиями, компании с конкретными названиями, и саму государственную целостность Украины», – перечислил юрист. Остальные эксперты, в основном,  прокомментировали действия властей более мягко.

Комментарии:

Сергей Гришко, старший юрист CMS Cameron McKenna:

Украина подала заявления в ЕСПЧ в связи с нарушениями Россией прав человека в Крыму, предусмотренными Европейской конвенцией. Например, право на жизнь, право на свободу, право на справедливый суд и право на мирное владение имуществом. Украина подала иск в Страсбург в интересах своих граждан и юридических лиц, чьи права были нарушены, по процедурным правилам, установленным судом. Предварительно, лица, в чьих интересах подан иск, должны были бы исчерпать «внутренние средства правовой защиты», то есть посудиться в российских судах. Однако это правило не распространяется на случаи национализации, когда имущество отбирается в силу закона, который нельзя оспорить. Процесс в ЕСПЧ может длиться несколько лет и более. Например, последнее аналогичное дело «Кипр против Турции», касавшееся последствий незаконной оккупации Северного Кипра Турцией, попало в суд в 1999 году, а окончательное решение было вынесено только в 2014-м. Вероятность, что дело решится в пользу Украины, достаточно высокая, но многое будет зависеть от конкретных обстоятельств дела и профессионализма юридических советников.

Михаил Гончарук, партнер правовой группы «Доминион»:

Информация о том, что Украина подала уже три жалобы против РФ в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), почти слово в слово повторяет новость, которую озвучил премьер-министр Украины Арсений Яценюк еще в ноябре прошлого года. А о самом намерении судиться с Россией было заявлено еще в марте 2014 года в связи с аннексией Крыма. Фактически, как говорится, «воз и ныне там», хотя прошел уже год. Безусловно, рассмотрение дела в ЕСПЧ – процесс не одного дня. Тем более что конфликт (читай «война») не сбавляет оборотов. Но, с другой стороны, украинцы имеют право знать, что сделано за этот год и на каком этапе находятся указанные жалобы, каковы их перспективы и «за что мы боремся» в ЕСПЧ. Представители Минюста утверждают, что эти жалобы постоянно дополняются новыми фактами и доказательствами. Кто дополняет? Кто предоставляет? Как часто? История украинской бюрократии свидетельствует, что важно знать, кто отвечает за это направление. Сообщения «правительство подало», «министерство заявило», «жалобы дополняются» и т.п. абсолютно не вселяют оптимизма – в условиях коллективной безответственности только назначение ответственного лица будет способствовать реальной работе в этом направлении. В то же время эксперты спорят о том, все ли юридические механизмы и институты международного права использует Украина в отстаивании своих интересов. Планирует ли Украина обращаться в Международный суд ООН или Международный уголовный трибунал? Если да, то когда, и что для этого делается? Если нет, то почему? Широкое вовлечение юристов и общественности в обсуждение проблематики, на мой взгляд, только помогло бы процессу привлечения к ответственности РФ. Плюс сделало бы понятными и транспарентными шаги правительства в этом направлении.

Елена Перепелинская, советник ЮФ Sayenko Kharenko:

Проблем с подачей таких исков несколько, и лежат они, в основном, в международно-правовой плоскости. Нельзя просто так взять и подать иск в понравившийся истцу международный суд или арбитраж. У него должна быть юрисдикция для рассмотрения спора по такому иску. А она для межгосударственных споров, как правило, основывается на положениях соответствующего международного договора. К сожалению, положения большинства двусторонних договоров между Украиной и РФ не предусматривают возможности разрешения споров между ними в каком-либо международном юрисдикционном органе. А обращение к процедурам разрешения споров, предусмотренным многосторонними международными договорами, опять-таки, сопряжено с рядом сложностей и ограничений, в том числе в части возможного предмета иска. Что касается вопроса аннексии, то здесь ситуация осложняется еще и вопросом квалификации. Украина на законодательном уровне квалифицировала действия РФ не как аннексию, а как оккупацию, а это совершенно иная категория.

Вячеслав Краглевич, партнер ЮФ FCLEX:

Проблема подачи данных исков (жалоб) в первую очередь заключается в сложности самих юридических процессов, которые предусмотрены в международном праве. Действительно, все международные судебные процессы длятся обычно довольно долго (примерно 3-5 лет). Это связано прежде всего с тем, что в международных документах, регулирующих данные правоотношения, заложены основополагающие принципы правосудия, такие как равенство сторон, право на защиту, досудебное урегулирование и т.п. И международное законодательство не допускает и не предусматривает возможности ограничения этих принципов. Поэтому, в случае даже явного нарушения прав соседнего государства (таких как нарушение территориальной целостности, нарушение государственной границы, материальная поддержка незаконных вооруженных формирований и т.д.), нормы международного права обязывают решить данный спор со страной-нарушителем сначала в порядке досудебного урегулирования. Вместе с тем, как показывает современная международная практика, этот этап решения спора является недейственным, и, к сожалению, не соответствует реалиям времени, поскольку сторона-нарушитель, как правило, затягивает этот процесс или вообще игнорирует. Далее, если досудебное урегулирование не дало положительных результатов, страна (права которой нарушены) передает в компетентный суд (орган) письменные претензии, в которых обоснованно доказываются противоправные действия другой стороны. Затем предоставляется право на опровержение этих доводов другой стороне. Потом – публичные слушания (дебаты) сторон; далее – удаление в совещательную комнату судей (компетентных арбитров) для принятия решения, и собственно, само объявление решения. Однако каждый из этих этапов, как и досудебное урегулирование, зависит от страны-оппонента, поскольку та имеет достаточно возможностей затянуть процесс на неопределенный срок. А потом, захочет ли признать и выполнить страна-виновник решение компетентного органа, вынесенное против нее? Как свидетельствуют предварительные поступки страны-виновницы (в нашем случае), это решение выполнять никто не будет. Но компетентные учреждения государства Украина обязаны использовать все возможные способы защиты, поскольку любое бездействие может свидетельствовать лишь о том, что страна смирилась с существующим положением дел, у всего мира может сложиться впечатление, что у нас нет аргументов. Поэтому не следует создавать прецедентов «государственной бездеятельности», а искать другие пути решения проблемы. Вполне понятно, что любое решение, вынесенное против Российской Федерации в части взыскания каких-либо средств, выполнить будет сложно. Однако, по моему мнению, украинские государственные учреждения, уполномоченные защищать нарушенные права государства, обязаны обратить свое внимание на российские государственные монополии, объединения, предприятия, имеющие активы в Украине, и в странах, которые признают, что РФ нарушает суверенные права Украины. Именно из-за ареста и обращения взыскания на данные активы иногда даже «принудительная остановка деятельности определенных производственных процессов» заставит бизнес-элиту РФ обратиться к высшему политическому руководству РФ с требованием о прекращении нарушения суверенных прав Украины, поскольку современные международные экономические условия сложились так, что экономика РФ не может действовать автономно, без взаимодействия с экономиками стран ЕС и США. А потому удар по бизнес-элите РФ сможет изменить вектор отношений в Крыму и на Донбассе.

Автор:    Форбс

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031