Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Выступление Президента Украины на открытии 26-го правительственного круглого стола The Economist





[/i]


Уважаемые госпожи президенты!

Дамы и господа!

Благодарен за приглашение принять участие в этом круглом столе.

Сейчас, если в любой день посмотреть на новости о жизни наших обществ, мы увидим, что в них доминируют два понятия – «война» и «кризис».

Полномасштабная война против нашего государства и гибридная война против объединенной Европы. А если говорить о кризисах, то это в первую очередь кризис стоимости жизни, который отражается в чрезвычайном росте цен. Энергетический кризис. Продовольственный кризис. Миграционный. Именно так жизнь выглядит сегодня.

И это мы еще не видим возможных войн или кризисов, которые Россия способна подготовить на ближайшие годы для многих государств.

Вероятно ли, что руководство России планирует новое вторжение на территорию другого соседа? Никто не может этого исключать.

Может ли Россия создать нам всем в Европе еще какой-нибудь кризис? Да. Достаточно посмотреть на российские ракеты, пролетающие над энергоблоками атомных станций в Украине. Посмотреть и понять: даже гарантированной радиационной безопасности у нас с вами сейчас нет.

Выступление Президента Украины на открытии 26-го правительственного круглого стола The Economist
А как все это случилось?

В ответ можно также привести два понятия: «серая зона» и «заверения».

В течение десятилетий в Европе ощущался дефицит безопасности. Часть Европы – на востоке континента, а также на Балканах – находилась вне любой действенной архитектуры безопасности. Можно объяснять это как угодно, но наличие таких «серых» зон с точки зрения Москвы выглядело как соблазн.

И любую серую зону – будь то географическую, политическую или экономическую – руководство России рассматривает как пространство своих возможностей – антидемократических, антиправовых, антиевропейских.

Фактически было так, что безопасность части Европы держалась только на заверениях.

Можно вспомнить разные «заверения»: те, что содержались в Будапештском меморандуме, те, что звучали из уст европейских лидеров, которые говорили, что бизнес и диалог с Россией якобы удержат ее от агрессии. Либо те, что звучали от российского руководства, которое утверждало, что якобы отказалось от захватнической политики.

Все это разрушено.

И не 24 февраля этого года, а еще в 2014 году, когда Россия оккупировала украинский полуостров Крым.

А что есть сейчас? Снова – два понятия. «Большее объединение» и «гарантии безопасности».

Именно большим объединением в Европе и действенными гарантиями безопасности можно ответить на угрозы, которые сейчас дестабилизируют континент.

Будущее Европы – спокойное и мирное – просто невозможно без этого.

Нам необходимо такое объединение в Европе, которое станет исторически величайшим. Конечно, для этого уже многое сделано. Но еще далеко не всё.

Например, как войну надо рассматривать то, что происходит на энергорынке Европы именно сейчас.

Россия своей игрой с газом делает все, чтобы инфляция только раскручивалась и чтобы Европа этой зимой пережила самый большой кризис в истории.

Выступление Президента Украины на открытии 26-го правительственного круглого стола The Economist
Но в то же время мы видим, как греческие компании обеспечивают чуть ли не самый большой танкерный флот для транспортировки российской нефти.

Еще раз: это происходит именно тогда, когда другой российский энергоресурс используется как оружие против Европы и семейного бюджета каждого европейца.

Уверен, что это не отвечает интересам ни Европы, ни Греции, ни Украины.

Это лишь один пример того, когда объединение должно стать еще большим. Большим, чтобы Россия была вынуждена искать мирные решения, в том числе и в тех гибридных войнах, которые она ведет.

А если вспомнить российскую банковскую систему, разве она уже отрезана от мирового финансового рынка? Нет. Связи все еще сохраняются.

А значит, сохраняется и надежда в Москве на то, что в дальнейшем как-то удастся обмануть демократический мир, удастся сломить сопротивление, в том числе и европейских стран.

Ведь если в чем-то пошли на уступки, то почему не пойдут на уступки в другом? Такой вопрос.

Приведу и пример того, как большее объединение дает очень практический и очень конкретный результат для всех.

Благодаря недавнему присоединению Украины к общей европейской энергетической системе страны Евросоюза теперь могут получать наше электричество. А это позволяет заместить часть российского ископаемого топлива – очень весомую часть в энергобалансе европейских стран. И не по космической цене, а гораздо дешевле, чем стоит электричество на европейском рынке.

Давайте посмотрим на второй инструмент – на гарантии безопасности. Напала бы Москва на того, кого бы точно защищали?

Мы сейчас видим, что Россия приняла эту ситуацию и это решение, что Швеция и Финляндия присоединяются к НАТО. В Москве говорят: «Пусть вступают». Хотя еще недавно из России звучало, что Альянс должен вернуться на рубежи 1997 года.

Это говорит о том, что коллективные гарантии безопасности работают.

Да, Украина не в НАТО. И когда мы обращались, чтобы начать движение к членству, получили отрицательный ответ даже на просьбу о Плане действий по членству.

Выступление Президента Украины на открытии 26-го правительственного круглого стола The Economist
Но это не повод для нас останавливаться.

Мы нуждаемся в такой системе гарантий безопасности, таком пространстве 1безопасности, которое сможет быть действенным даже в условиях, когда мы не в Альянсе.

Главная цель – чтобы не было серой зоны безопасности.

Мы не в НАТО, но мы на этом пути. И должна быть определенность – и определенность сейчас.

Что делать, чтобы не допустить агрессии? Что делать, чтобы немедленно прекратить начавшуюся агрессию?

Мы хотим дать на это ответы и сейчас прорабатываем их с нашими партнерами, с теми государствами, которые, собственно, и смогут стать гарантами.

Если бы такая система была сейчас, то не было бы этой войны.

Если бы Украина гарантированно получила поддержку оружием, санкциями против агрессора, немедленной изоляцией агрессора, конфискацией активов агрессора и всех связанных с ним субъектов, то сейчас Украина не была бы жертвой самой страшной войны в Европе. Самой страшной со времен Второй мировой. Всего этого ужаса не было бы.

И мы должны сделать все, чтобы он больше никогда не повторился. Это главная задача.

Дамы и господа!

Мы делаем все, чтобы никогда больше не было ни одной «серой» зоны, в которой могла бы оказаться Украина.

Выступление Президента Украины на открытии 26-го правительственного круглого стола The Economist
Мы стали кандидатом на вступление в Европейский Союз и сделаем все для интеграции по всем направлениям, которые только возможны. Мы благодарны всем странам Европы, которые поддержали нас на этом пути. Мы благодарим Грецию.

Мы создадим систему гарантий безопасности, которая защитит Украину, пока мы не в НАТО.

В чем наш принцип?

Россия рассматривает территорию именно нашего государства как плацдарм для захвата других европейских стран. А значит, обеспечить безопасность Украине – это дать долгосрочную безопасность всей Европе.

Но это касается не только нашего государства.

Сейчас Европа объединена настолько, насколько не была объединена многие десятилетия.

Еще пять лет назад вообще невозможно было представить, что Европа достигнет такого объединения, а многие дискуссии на таких площадках, как ваша, велись о том, как далеко зайдет разделенность Европы. Разделенность, а не объединенность. Украина, я думаю, это исправила.

И мы должны работать над еще большей объединенностью. Европа – это субъект, глобальный субъект. Так должно быть. И так может быть только с Украиной.

Европа должна стать полностью независимой, в частности от России, от ее способности оказывать давление на вас всех или на каждого в отдельности.

Реально ли это? Я уверен – да, это реально.

И когда это станет реальным, вы сможете сказать, что никогда больше не повторится то, что Европа переживает сейчас.

Кризис стоимости жизни или угроза миграционного кризиса, который станет следствием продовольственного, – это последствия тех зависимостей, которые еще сохранялись у Европы и в целом у демократического мира от России.

Можно по-разному смотреть на это. Можно упоминать разные факторы, которые повлияли на это.

Но если бы не было того, кто все это ухудшает, то не было бы и такой остроты этих кризисов, которая делает их катастрофическими.

Мы можем все это преодолеть. Объединением. Усилением коллективной безопасности. Безусловной принципиальностью, без которой невозможно ничто – ни объединение, ни безопасность.

Благодарю за внимание!

Слава Украине!
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Календарь публикаций
«    Сентябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930