Авторизация

 
  •  Для поклонников «Игры престолов» выпустят коллекционное вино 
  •  Украинцы не готовы проголосовать за особый статус Донбасса, - опрос 
  •  Вашингтон ограничивает передвижение по США российских дипломатов 
  •  Brent пытается удержаться выше $53 за баррель 

Деканоидзе: Возможно, я буду первой, кто реализует реформу

Деканоидзе: Возможно, я буду первой, кто реализует реформуПереаттестация всех полицейских Украины закончится через 6 месяцев, а на реформу структуры вообще надо до пяти лет. Об этом заявила в интервью Радіо Свобода глава национальной полиции Хатия Деканоидзе. Статистика «отсеянных» правоохранителей она пообещала навести через несколько дней, убеждая, что не каждый украинский милиционер был взяточником и «крышевал» бизнес.

Также шеф Нацполиции надеется, что до июня патрульная полиция будет действовать в 29 основных украинских городах. А в городах и селах начинают работать группы реагирования. Их задача — прибытие на место преступления максимум за 20 минут. В то же время Хатия Деканоидзе рассказала, что придет на смену таким рудиментом советской милиции, как райотделы и ГАИ.

— Группы быстрого реагирования полиции начали работу в городе Белая Церковь и вообще в Киевской области. Эти группы будут покрывать города и села области. Причем новые полицейские должны прибывать по вызову в село за 20 мин, и добираться до райцентра за 7 мин. Госпожа Деканоидзе, хотелось бы уточнить, группы быстрого реагирования — это, собственно, не патрульная полиция?

— Это было очень хорошее событие. Потому что каков главный принцип полиции? Как работает полиция? Полиция должна работать и работает, чтобы ориентироваться на общество, чтобы не только люди, которые живут в городе, где задействована патрульная полиция, а живущие и в маленьких городках, например, как Белая Церковь, живущие в селах тоже понимали, что когда каждый человек звонит в полицию по телефону «102», то выезжает наряд, который всегда будет отвечать за безопасность и отвечать на те вызовы, которые есть у людей.

— До июня 29 городов патрульная полиция перекроет?

— Нет, они — не патрульная полиция. Патрульная полиция, как мы уже привыкли, ребята, которые уже работают в Киеве, во Львове, в Одессе, в больших городах, в маленьких тоже, в Ивано-Франковске, в Ужгороде, в Луцке мы запускаем. К июню, я очень надеюсь, запустим. 29 городов патрульная полиция перекроет.

Но патрульная полиция будет работать в основных городах. Но группы быстрого реагирования — это группы, которые будут реально функционировать в маленьких областных центрах, в маленьких городках и селах. Вы верно ответили, что главный принцип — это скорость. Человек звонит на «102», например, в город, где задействованы эти группы быстрого реагирования, группа выезжает в среднем за 7 мин до цели, а в села — а это масштабы, дороги и так далее — то от 15 до 20 мин. В маленьких городах существует и будет функционировать колл-центр «102».

Когда мы создавали патрульную полицию, то что там было самое главное? Что у ребят были камеры, еще «таблеты», и в автомобилях они получали задание ...

— Госпожа Деканоидзе, выдам маленькую тайну, моя теща живет в городке Тетиев. Это относительно недалеко от Белой Церкви. Не дай Бог, если что случится у них, то она просто звонит «102», и из Белой Церкви к ней приедут полицейские?

— Да. Я думаю, я надеюсь, что приедут быстро. И Вы мне скажете обязательно.

— Я надеюсь, что не будет необходимости.

— Я надеюсь, что тоже. Но чего только не бывает. Потому что главный принцип работы Национальной полиции Украины — это то, что мы ориентируемся на людей, на общество. Потому что да, у нас есть функции наказания, потому что реально мы должны бороться с криминалом, мы реально должны бороться с коррупцией. У нас главный принцип — это то, чтобы мы понимали людей.

— Сервис? В хорошем смысле слова.

— Да, сервис. Это очень важно.

Как функционирует современная полиция? Современная полиция четко понимает, чего хочет общество, чтобы мы с обществом были партнерами. Понимаете?

— «Не карающим дубинкой государства». В советском смысле — нет?

— Полиция — это сервис в первую очередь. Полиция — это доверие людей. Потому что, каков самый главный механизм того, например, как оценивается работа полиции? Это обязательно Ваше доверие, Вашей тещи, доверие людей, которые реально понимают, что полиция их защищает.

— Этот, собственно, закон президент Порошенко подписал еще в августе — «О Национальной полиции Украины». Многие наши читатели, зрители, слушатели хотят уточнить: Вы — шеф Национальной полиции. А Арсен Аваков — министр внутренних дел. Какая между вами разница?

— Это в законе очень четко расписано. В законе расписано, что министр занимается политическими вещами, бюджетом, лоббирует все моменты, касающиеся Нацполиции. А Нацполиция занимается чисто полицейской работой.

Читайте также: Особо приближенный к президенту, или почему нельзя уволить Терещука

Например, когда у меня часто спрашивают: что вы за человек, занимаетесь ли вы политикой, что вы думаете, куда вы хотите, какое у вас будущее — я всегда журналистам отвечаю, всем моим друзьям, которые спрашивают: я — первый полицейский, я — полицейский-технократ, который должен заниматься полицией и должен сделать все, чтобы полиция заслуживала доверия людей.

Потому что есть три критерия, по которым оценивается работа полиции. Первое — это доверие. Это обязательно. Ни одна статистика не поможет. Понимаете? Если отсутствует доверие, то ни одна статистика не поможет. Второе — это доверие бизнеса. Потому что как было? Пришел какой-то милиционер, постучал в дверь и сказал: я здесь, выносите.

— «Крышевание».

— Да. Чтобы у нас было доверие бизнеса. Потому что бизнес — это очень важная составляющая в развитии государства.
И третий пункт — это то, чтобы каждый сотрудник оценивал своего начальника и действия Нацполиции нормально и хорошо. Потому что мы тоже должны спрашивать у наших сотрудников, какие у вас проблемы, какие у вас ошибки.

— Как это происходит? Это какой-то опрос?

— Конечно. Конечно, опрос. Например, в конце февраля мы запускаем очень большой социологический опрос во всех областных центрах, в каждом городе. Мы уже договариваемся с нашими донорами, в частности — с ЕС, и нам обещали, что они будут платить за услуги соцслужбам за независимые опросы. Это крайне важно. Мы запускаем опросы, и мы понимаем, например, что реально в городе Х люди доверяют, или процент доверия вот такой.

Относительно опросов сотрудников, то это обязательно. Потому что, если мы требуем высоких стандартов ... Вы же знаете, что мы запустили процесс переаттестации, уже почти завершенный. Я позже расскажу. Мы требуем высоких стандартов. Мы уже внедряли высокие стандарты, когда начали патрульную службу. Люди уже привыкли. Но если мы требуем высоких стандартов, мы должны создать нормальные условия работы для полицейских. Вы же понимаете.

— Да. Та же зарплата, например.

— Мы уже повысили зарплату. Человек после переаттестации получит нормальную зарплату. Самый молодой сотрудник, который только что пришел в полицию, получает от 4 до 5 тысяч гривен. Но они получали 2100 или 2150, а сейчас будут получать вот такую зарплату. Ну, конечно, ранжирование зарплаты идет вверх.

— А как происходит переаттестация? Какие сложности? Важный момент, кроме полиграфа, Вы сами заявляли, это тестирование профессиональных навыков и оценки аналитических способностей работников. Раньше, мы же знаем, милиция — это «сержант Петренко», который был самым распространенным персонажем анекдотов в смысле своего интеллектуального уровня. Сейчас другая ситуация?

— Да. Аттестация — это сложная процедура. Мы ни в коем случае не запустили формальную переаттестацию. Потому что Вы только сами вспомнили. Как произошло в России? Всех из милиции переименовали в полицию — все сразу стали полицейскими. Но ничего не произошло. Очищения не было.

После 7 ноября все сотрудники, которые начали работать с Нацполицией Украины, были назначены на временные должности. После успешной переаттестации они уже будут назначены на постоянные должности. Это очень важно, чтобы мы знали об этом моменте.

— А можно назвать процент тех, кого «отсеяли»?

— Мы эту статистику озвучим через 3-4 дня, когда у нас будет большой брифинг. Потому что все в ожидании статистики, например, по нашим сотрудникам, каков «отсев», какие люди, руководители и так далее.

— Сам процесс переаттестации когда завершится по всей Украине?

— Сейчас мы завершаем процесс в Хмельницкой области. Запускаем меньшие области в сравнении, то есть Волынь, вскоре будет Западная Украина. Затем Одесса, Николаев, Харьков. И я так думаю, что за шесть месяцев переаттестация закончится.
Но самое главное (я снова хочу сказать эти слова), что это не формальная переаттестация. Это то, что необходимо очистить ряды. Я не хочу, чтобы наши зрители подумали, что сейчас я говорю пафосно, но я всегда с большим оптимизмом смотрю на будущее полицейских и Национальной полиции Украины. Знаете, почему? Потому что мы уже доказала раз, что можно создать ...

— Копы?

— Да, патрульную полицию, где реально ребята даже не понимают, что такое коррупция. Они просто не знают. Даже нет у нас таких инцидентов. Был один инцидент. Но там даже напарник пришел и сказал: что вот ... Ментальность другая. Пришло новое поколение. Пришли ребята, которые стояли на Майдане. Пришли люди, которые просто хотели изменить страну. Они пришли и сделали это.

Второе. Я думаю, что если мы будем долго бороться и очень мудро работать, сердцем — это самое главное, то у нас получится создать там маленький островок. И этот островок я уже вижу — этакую консолидацию. Полиция должна консолидировать всех.

— Чтобы у общества была возможность от чего-то оттолкнуться?

— Локомотивом реформ. И это уже есть. И я думаю, что у украинцев все получится. У нас все получится. Потому что украинский народ реально стоит нормальной полиции, которая будет реально ориентирована на общество, а не ориентирована зарабатывать себе самой. И это очень важно. Мы будем очень много работать. Я думаю, что и ваша помощь как журналистов тоже, поддержка от гражданского общества тоже очень важны.

— Активисты «Общественного люстрационного комитета» заявляли, что к господину Вакуленкоесть претензии. Мол, во времена Януковича он был заместителем председателя милиции Ивано-Франковской области. Вы тогда ответили: будут факты — я их рассмотрю. Есть ли факты? Вы оставляете г-на Вакуленко своим заместителем?

— Есть такая поговорка в Грузии, я думаю, что и в Украине, что все разбираются в футболе и политике. Я добавила бы сейчас, что и в полиции. Потому что полицейский — это человек, которого в первую очередь видит общество.

Скажем так, мы — правоохранительная структура. Я — первый полицейский. Конечно, я не могу работать и просто рассматривать факты и сплетни. Мне нужны факты, мне не нужны сплетни. Но господин Вакуленко — нормальный, профессиональный человек. А если говорить так, что все бывшие сотрудники милиции являчются нечестными и непрофессиональными — а кто это знает, а кто это оценит?

— Вы считаете, надо смотреть в каждом конкретном случае?

— Конечно. Потому что я очень много путешествую по Украине. Я очень много видела людей в Херсоне, например, в Одессе, во Львове, в Харькове, в Днепропетровске, которые реально работают и являются профессионалами. Опять же, будет ментальная трансформация — будет совершенно другой подход. И люди поверят. Мы больше не будем работать на сплетни, на какую-то информацию, которая распространяется, а отсутствуют четкие доказательства. А то, что человек ничего не сделал, понимает свою работу, работает профессионально, то я думаю, что необходимо его защищать обществу и мне как председателю Национальной полиции.

— Вот все эти «знаменитые» (в кавычках) РОВД, районные отделы внутренних дел, которые с советских времен десятилетиями существовали. Они останутся или будут реформированы?

— Мы перешли на «кустовой» принцип — объединили большинство административного штата, городских райотделов, крупных райотделов. Например, в Киевской области, как мы о Белой Церкви говорили, было около 27 районных отделов, а сейчас мы создали 11. Первое — это оптимизация штата. Второе ...

— ... Которая предусматривает, в том числе, и возможное сокращение?

— ... Это уже произошло. Это оптимизация штата. Второе — это оперативное, быстрое географическое реагирование. Потому что мы все понимаем, что «раздутый» штат — нам не помощь. Потому что реально необходимо оптимизировать, надо смотреть реально и надо смотреть на то, что мы развиваемся в современном направлении.

Вот что значит европейские стандарты в полиции? Как работают гражданские полицейские? Они работают так, что люди им доверяют. Почему доверяют? Потому что у них конкретный результат — они идут вперед, и они просто служат государству и народу. Вот это самое главное, я думаю ... У меня часто спрашивают: когда у нас наконец будет нормальная полиция, которая заработает? Потому что сейчас люди немного запутались. Они думают, что патрульная полиция — это только полиция. Нет. Национальная полиция Украина — это все структуры, которые перешли после 7 ноября и стали частью Национальной полиции Украины. Сейчас самая главная наша задача — если мы сможем создать такой высокий стандарт, чтобы все подтягивались к этим высоким стандартам. Это самый главный момент.

И когда у меня часто спрашивают, например, какие есть сложности, когда будет реально функционировать (полиция) нормально, я думаю, что ... Три месяца. Вот сейчас Вы вспомнили, что я здесь работаю три месяца. Я думаю, что никто не представляет, что можно сделать какие-то очень масштабные шаги за три месяца, за шесть месяцев или за год. Потому что это очень большая страна.

— А когда же? Когда Вы сможете сказать, что Ваша миссия в Украине в этом плане выполнена?

— Это очень громко сказано. Но, я так сказала, нормальное функционирование, нормальные кадры, хороший отбор, хорошие тренинги, хорошая структура, привлечение хороших людей, отбор хороших профессионалов на местах, я думаю, что это — от трех до пяти лет. Это минимальные сроки.

Когда очень часто говорят о том, где найти людей, где их искать, потому что зарплата небольшая, ответственность очень большая ...

— Где?

— Давайте скажем так. Первое направление — мы уже доказали: нормальный студент, окончивший университет, стал хорошим полицейским, честным полицейским. Возможно, у них есть ошибки, проблемы. А у кого нет ошибок и проблем? Но со временем они станут настоящими копами, которые, давайте так скажем, реально, честно служат украинскому народу.
И второе — внутри системы ... Опять же, говорю о том, что есть очень много профессиональных кадров, которые реально работали очень долго, работали нормально, работали хорошо, никто не спрашивал у них никогда, что им нужно.
— То есть не каждый украинский милиционер был взяточником, не каждый «крышевал»?

— Я уверена в этом. Я больше, чем уверена в этом. Надо найти таких людей ...

Мы лично (это была моя инициатива) задействовали такую программу, такой проект, как «белые лица». Что это значит? Это значит, что мы ищем таких людей, то есть молодых капитанов, лейтенантов, майоров, которые реально прошли определенный путь, доказали, что они честные и нормальные.

— Как им к Вам обратиться? Хватит ли того, чтобы зайти просто на сайт, позвонить?

— Во время переаттестации все люди сдают баллы. Вы знаете, что баллы показывают, что это за человек, какой IQ у человека. Мы их всех приглашаем в Киев или на местах. Но пока мы задействовали проект только в Киеве, так как Киев и область в первую очередь прошли переаттестацию ... Мы из 120 человек по баллам, по интервью отобрали около 16 человек. Сейчас они проходят детальные тренинги. Но это процесс. Это не один день. Это не месячный тренинг — не хватит, конечно. Начальник полиции должен быть менеджером на своем посту.

— Госпожа Деканоидзе, ГАИ. Что будет с ней? Мы видим, что сами копы осуществляют в Киеве контроль за соблюдением правил дорожного движения. Но гаишников тоже можно встретить за пределами города. Это как? Они существуют параллельно?

— Пока так. Мы идем вперед, но, к сожалению, не так быстро, как вам того хотелось бы и мне хотелось бы. Потому что это большие ресурсы, это большие затраты, человеческие ресурсы и так далее. И еще надо найти новых людей, потому что мы осуществляем отбор на местах.

Постепенно будем привлекать патрульную полицию, «полицию трасс», на международных и национальных трассах Украины. Будем вытеснять этот рудимент. И вот постепенно, как только патрульная полиция будет задействована в 29 городах, будем соединять трассы национальные.

— Этот процесс уже начался?

— Этот процесс уже начался. Вы, наверное, знаете, что мы задействовали патрульную полицию на трассе «Киев-Житомир» ... И когда во Львове мы распустили ГАИ, а реально там запустили патрульную полицию. И отношение очень хорошее.
— Когда может завершиться этот процесс? Или это не просто сказать?

— Для этих патрульных будет еще отдельный отбор. Потому что нам, к сожалению, пока не хватает людей, чтобы закрывать и города, и закрывать международные трассы. Потому что, опять же, исходя из географии, исходя из масштабности нашей страны, нам необходимо очень много человеческого ресурса.

Я думаю, что в течение нескольких месяцев мы будем покрывать значительную часть межрегиональных трасс, национальных и международных. Но в маленьких городах и в селах, мы уже сказали, что мы задействуем и группы быстрого реагирования.

И вскоре мы будем говорить о нашей новой концепции участковых. Это инспекторы. Это человек, который должен стать «сердцем» полиции, потому что это человек, который должен реагировать на все в маленьких городах. Это человек, который должен понимать очень хорошо общину.

— В этом плане тоже начался процесс?

— Да, процесс начнется. Потому что, я еще раз говорю, для этого нужно очень много ресурсов, и человеческих тоже. И самое главное — создать такого универсального полицейского, инспектора-полицейского, который реально понимает, что происходит у него в районе, который реально понимает, что где-то в домике живет бабушка, которой необходима помощь в каждую минуту, и тесно сотрудничает со сложными детьми ...
Источник: radiosvoboda.org
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031