Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

В период карантина руководители должника могут продавать активы, не боясь ответственности

Действие карантина затронуло все сферы общественной жизни страны. Не стало исключением и процедура банкротства. Попытка законодателя в связи с карантином внести изменения в Кодекс по процедурам банкротства без учёта особенностей конкурсного процесса, неминуемо приведёт к неблагоприятным последствиям. Это – массовый рост дел о банкротстве, "резкая заморозка" процедуры, значительное увеличение расходов и как следствие глубокое падение экономики страны.



Не читайте до обеда советских газет!
Ранее рассматривался вопрос о правовом статусе арбитражном управляющем в процедуре банкротства (см. "Золотой телёнок", «ЗиБ" №17), теперь речь пойдёт о попытке законодателя в период действия карантина внести изменения в КпоПБ.
Когда весь мир стал бороться с коронавирусом, наша страна естественно не осталась в стороне. Многие охранительные меры, принятые в связи с этим, коснулись различные сферы общественной жизни. Процедура банкротства, которая в своё время была существенна изменена с вступлением в силу КпоПБ, все ещё оставалась без внимания законодателя. Но теперь решили "помочь" и ей.
В связи с этим, уже вышел законопроект №3322 «О внесении изменений в Кодекс Украины по процедурам банкротства (в отношении злоупотреблений в сфере банкротства в период осуществления мероприятий, направленных на предупреждение возникновению и распространению коронавирусной болезни (COVID -19)».
Можем только приветствовать желание народных избранников приложить свою лепту в борьбу с этим злейшим врагом человечества. В тоже время, в законопроекте содержатся ряд предложений, направленные на ограничение действия КпоПБ, которые могут вызвать разбалансировку всего процесса банкротства и спровоцировать эффект домино после окончания действия карантина.
Это, в частности, касается вопросов открытия дел о банкротстве по инициативе кредиторов, продажи активов должника, ответственности арбитражных управляющих и процессуальных сроков.
Предложения, которые вносятся в этом законопроекте чем-то напоминают нам афоризмы героев повести Михаила Булгакова "Собачье сердце".
Не надо переделывать человека в собаку!
Убрав фильтры и облегчив открытия дел о банкротстве, законодатель, преследуя цель расширить возможности конкурсного процесса, оказался вовсе не готовым к ситуации вынужденной приостановки производственной деятельности огромной массы субъектов хозяйствования, вызванной действием такого форс-мажорного обстоятельства, как пандемия.
Условия вхождения в дело о банкротстве по КпоПБ настолько просты и доступны, что сейчас страну может накрыть волна банкротских производств. И потому не случайно желание авторов проекта ввести запрет на открытие дел о банкротстве по инициативе кредиторов. Только вот предложение это уж больно напоминает выражение Шарикова, который был не согласен с выводами классиков марксизма. "Надо взять все имущество и поделить".
Так и авторы проекта не хотят "возиться" с созданием продуманных фильтров или механизмов, стимулирующего желание кредиторов и должника договориться в досудебном порядке, а просто предлагают " взять и запретить " кредиторам инициировать дела о банкротстве.
Но беда в том, что должник тоже может также "легко" инициировать дела о банкротстве. И так же может в этот период совершать экономически невыгодные (убыточные) не только для кредиторов, но и для должника имущественные действия (отчуждение или переуступка активов, оплата сомнительных долгов, реорганизация, замена участников и т.д.).
Благо для этого, авторы проекта предлагают на период карантина отсрочку для руководителей должника в отношении обязательного инициирования дела о банкротстве при наличии признаков угрозы неплатежеспособности (часть 6 статьи 34 КпоПБ).
В этот «золотой» карантинный период, руководители должника могут спокойно продавать активы предприятия, а потом "с миром " увольняться на заслуженный отдых. И естественно, потом некому будет нести ответственность за неудовлетворение требований кредиторов. Только вот, когда закончится карантин от должника, как и у Шарикова, останется только "имя".
Конкурсное производство — это лечение финансово больных: предприятий, граждан-предпринимателей и просто граждан. Оно не должно останавливаться или запрещаться. В этой ситуации самое разумное решение состоит в установлении временных фильтров на открытие дел о банкротстве как со стороны кредиторов, так и со стороны должника. Ими могут быть размер долга, срок неоплаты и наличие решения суда. Это позволит избежать огромной нагрузки на суды, которая может возникнуть в результате массового потока заявлений с мизерными денежными требованиями.
С другой стороны, авторы проекта совершенно забыли о наличии в КпоПБ очень важного института досудебной санации. Задача такого института состоит в том, чтобы должник и кредиторы смогли договориться о путях выхода из финансового кризиса, не прибегая к дорогостоящей, долговременной процедуре банкротства.
Поэтому предложения авторов проекта должны также быть направлены на стимуляцию кредиторов и должника в период карантина на заключение договоров по реструктуризации долга через механизмы, заложенные в досудебной санации. В качестве такого стимула мог быть запрет на открытие дел о банкротстве крупных предприятий, если кредиторы и должник не разрешали вопросы погашения долгов через процедуру досудебной санации.
Чтобы это была такая бумажка!
Арбитражный управляющий, как основное должностное лицо процедуры банкротство, по проекту может освобождаться от ответственности за своё бездействие, если оно связано с требованиями карантина. На первый взгляд, такое безобидное правило не несёт никаких рисков. Вроде бы все верно, арбитражный управляющий должен выполнять все требования карантина и, естественно, не может в этот период надлежащим образом исполнять свои обязанности.
Но проблема состоит в другом. Под видом карантина, арбитражный управляющий будет увеличивать свои расходы и включать в них старые. Не выполнять свои обязательства, скажем, по охране имущества, проведению инвентаризации, по рассмотрению денежных требований кредиторов.
И все это можно объяснить только одной причиной - действием карантина.
Иными словами, проект изначально закладывает риски для злоупотребления своими обязанностями со стороны арбитражных управляющих. Говоря словами профессора Преображенского, арбитражный управляющий на все случаи жизни получает " такую бумажку как " броня ", то есть законодатель заранее даёт должностному лицу "индульгенцию" на бездействие в период карантина. А если в связи с этим возникнет ущерб у должника или у кредиторов, то никакой ответственности нести уже не нужно.
Такой подход нарушает действующий порядок гражданско-правовой ответственности. Обязанное лицо освобождается от ответственности если, скажем, его действия (бездействия) непосредственно связаны с выполнением предписаний карантина (часть 1 статьи 617 ГК).
Здесь карантин подразумевается, как непреодолимая сила (форс-мажор). В этой ситуации арбитражный управляющий должен сам доказывать отсутствие своей вины в возникновении ущерба у кредиторов или у должника.
Почему, собственно, вам не нравится театр?
Проектом предусматривается по инициативе комитета кредиторов и обеспеченного кредитора (в отношении имущества, которое является предметом обеспечения) приостановление на период действия карантина проведение аукциона по продаже активов должника.
К сожалению, это право не увязано с одним правилом - возможностью продажи по наивысшей цене.
Дело в том, что процедура банкротства, в том числе и её один из этапов — продажа активов должника, не должна останавливаться. Это связано с дополнительными издержками с содержанием этого имущества: оплата труда арбитражного управляющего и нанятых работников, расходы на охрану и сбережение активов и т.д.
И если, скажем, комитет кредиторов и обеспеченный кредитор считают, что активы должника нельзя продавать в период карантина из-за низкого спроса покупателей, то тогда они должны отвечать за дополнительные издержки, которые понесёт, в связи с этим арбитражный управляющий.
Ряд имущества должника, как ни странно, имеет большой покупательский спрос именно в период карантина. Это, например, "подержанные автомобили", которые, как правило, чуть ли не в изобилии присутствуют в ликвидационной массе должника
Все эти обстоятельства должны учитываться в совокупности и уж затем приниматься решение у о необходимости приостановления продажи активов.
Другое дело, что аукцион на понижение в этот период следует проводить очень аккуратно, чтобы не продать имущество в "минус". Поэтому, в любом случае, нужно ставить ограничения на нижнюю границу цены продажи имущества.
Успевает всюду тот, кто никуда не торопится!
Проектом предусматривается на период карантина автоматическое продление процессуальных сроков судебных процедур и ряда действий участников дела.
Такой подход, к сожалению, не учитывает специфику процедуры банкротства.
Её нельзя огульно продлевать или приостанавливать. Процедура банкротства хозяйствующего субъекта, как и экономика страны, не должна "стоять и петь песни". Она должна работать! Иначе, говоря словами профессора Преображенского, будет "разруха".
Дело в том, что автоматическое продление влечёт:
во-первых, фактическое приостановление производства по делу;
во-вторых, наращивание расходов по делу, связанных с содержанием активов должника, работой арбитражного управляющего;
в-третьих, увеличение убытков кредиторов из-за действия моратория;
в-четвертых, злоупотребления в части невыполнений указаний суда.
Предлагаемые меры по продлению сроков это, по сути, "замораживание" правоотношений, возникших в результате финансового лечения хозяйствующего субъекта-должника.
Говоря медицинским языком, в период карантина нельзя будет проводить диагностику или обследование больного (процедура распоряжения имуществом), осуществлять ему лечение (процедура санации) или делать операцию (процедура ликвидации). Само медицинское оборудование и лекарства (план санации и продажа имущества на аукционе) будут закрыты на складе.
Говоря же юридически языком, влияние карантина, как форс-мажорного обстоятельства на продление процессуальных сроков в деле о банкротстве, должно оцениваться судом в каждом конкретном случае. Если же, тот или иной участник из-за определенного обстоятельства, непосредственно связанного с карантином, в течении установленного законом срока не смог реализовать свою процессуальную правосубъектность, то тогда суд должен ему продлить такой срок.
Таким обстоятельством, например, могла быть ситуация с задержкой оплаты судебного сбора, вызванной изменением графика работы банков.
На наш взгляд, задача законодателя должна состоять не в "консервации конкурсного процесса", а в создании особых условий для работы в период карантина участников дела о банкротстве.
Например, изложения указанными лицами своих заявлений, пояснений, ходатайств исключительно в письменной форме и их подача в суд в электронном виде, дистанционное участие в судебных заседаниях и представительных органах кредиторов и т.д. Однако такая электронная информация обязательно должна приобщаться к материалам дела.
Итог. Бить будете, папаша?!
Принятия законопроекта №3322 в первоначальной редакции может иметь непоправимые последствия для экономики страны. В связи с чем необходимо внести в него ряд изменений и дополнений.
Во-первых, установить фильтры на открытие дел о банкротстве. Общие фильтры должны касаться размера долга, срока неоплаты и наличия судебного решения. Дополнительные фильтры, в виде обязательного досудебного порядка урегулирования по реструктуризации долга должны относиться к крупным предприятиям.
Во-вторых, уточнить правило, что арбитражный управляющий освобождается от ответственности за невыполнение своих обязанностей, если его действия (бездействия) непосредственно связаны с выполнением предписаний карантина.
В-третьих, разрешить арбитражному управляющему реализацию активов должника при условии соблюдения принципа продажи имущества по наивысшей цене.
В-четвёртых, чётко установить условия продления процессуальных сроков в деле о банкротстве. Такое продление возможно в случаях, когда действие карантина "помешала" участнику дела реализовать свою процессуальную правосубъектность.
Реализация в проекте указанных замечаний и предложений позволит оживить в период карантина процедуру банкротства и минимизирует в будущем потери в экономике страны.https://zib.com.ua/












В период карантина руководители должника могут продавать активы, не боясь ответственности
































Материалы по теме





Адвокаты указали на недостатки процедуры банкротства в условиях карантина


06.05.2020





Арбитражный управляющий — не раб кредиторов, а субъект независимой деятельности за счет последних


в„–17 (1471), 02.05—08.05.2020





Комитет кредиторов v. арбитражный управляющий: чью независимость защищает КпПБ?


в„–15 (1469), 18.04—24.04.2020





Заказные банкротства: как не проиграть рынок и перейти на сторону добра


в„–15 (1469), 18.04—24.04.2020





Арбитражных управляющих освободят от ответственности, а КСПБ претерпевает существенные изменения


в„–16 (1470), 25.04—01.05.2020





Как процессуальная деятельность кредиторов по делу о банкротстве стала предпринимательством


в„–11-12 (1465-1466), 21.03—03.04.2020







01.04.2020





Возможно ли мировое соглашение в процедуре банкротства


в„–13 (1467), 04.04—10.04.2020





Как обойти систему «Прозорро» на аукционе в процедуре банкротства


в„–8 (1462), 29.02—06.03.2020





Как новая власть пытается избежать ответственности за бездействие: схема на миллиард


в„–7 (1461), 22.02—28.02.2020





Пока судьи изучают новую философию банкротства, Минюст уже заявил на 400 млрд требований


в„–5 (1459), 08.02—14.02.2020





Иллюзорная ответственность руководителя за неинициирование дела о банкротстве


в„–4 (1458), 01.02—07.02.2020





Международные партнеры выделили $46000, чтобы помочь украинцам вырваться из долгового рабства


в„–3 (1457), 25.01—31.01.2020





Когда руководитель начинает отвечать солидарно по долгам юрлица и становится на один уровень с должником


в„–2 (1456), 18.01—24.01.2020





Как обжаловать судебные акты в процедуре банкротства?


в„–1 (1455), 12.01—17.01.2020





Какие шаги предпринимает КпПБ для улучшения условий ведения бизнеса в Украине


в„–51-52 (1453-1454), 28.12—10.01.2020





Устранив ряд старых схем относительно «заказного» банкротства, авторы КпПБ ввели новые


в„–49 (1451), 14.12—20.12.2019





О чем и с кем договаривались арбитражные управляющие во время V форума по конкурсному праву?


в„–48 (1450), 07.12—13.12.2019





Как спасти от банкротства оборонные предприятия


в„–47 (1449), 30.11—06.12.2019





Зарабатывать деньги арбитражным управляющим мешают привидения прошлого


в„–47 (1449), 30.11—06.12.2019





Загрузить больше публикаций









Комментарии





К статье не оставили пока что ни одного комментария. Напишите свой —





















[url=http://zib.com.ua/ru/comments/142695.html]Читать все




































































[url=http://zib.com.ua/ru/print/142695.html]
[url=#][/url]
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Календарь публикаций
«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031