Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Суды должны обеспечить справедливый баланс между правом собственности и правом пользования — ЕСПЧ

Зачем люди обращаются в суд? Как правило, чтобы разрешить спор. Но если суд оставляет ситуацию прежней, и при этом не слышит аргументы сторон, можно ли говорить о справедливости? В Страсбурге с таким правосудием не согласны.



Кто квартире хозяин?
В 1991 году Мазахир Джафаров получил от государственной компании ордер на трехкомнатную квартиру, в который также были вписаны его жена, сын и дочь. Через 3 года он ее приватизировал с согласия жены, которая отказалась от любых претензий на право собственности. Все члены семьи, включая детей, получили право на проживание в квартире.
Но через 13 лет брак распался, и тогда начались домашние конфликты. По словам М.Джафарова, доходило до того, что его оскорбляли, не пускали в квартиру. И ему пришлось переехать.
Еще через год бывшая жена подала иск о подтверждении ее права собственности на 3/4 квартиры. Экс-муж ответил встречным иском, требуя прекращения права членов бывшей семьи на пользование квартирой. При этом он обязался выплатить компенсацию в сумме 6000 манатов (на тот момент — более 36 тыс. грн.) каждому, чтобы они могли не менее 5 лет снимать квартиру.
Суд отклонил оба иска. В первом случае, констатировалось, что квартира не является общей совместной собственностью, поскольку она не была приобретена с использованием семейного дохода, полученного во время брака. А во время бесплатной приватизации жена добровольно отказалась от любого права на долю собственности на квартиру.
Что касается встречного иска, суд сослался на ст.228.2 Гражданского кодекса, которая предусматривала возможность прекращения права членов семьи на пользование жильем на основании решения суда и при условии выплаты компенсации. Как разъяснил Конституционный суд, такая компенсация должна быть достаточной для того, чтобы бывшие члены семьи жили в «подходящем альтернативном жилье на постоянной основе в течение определенного периода времени».
По мнению же суда, «предложенная сумма компенсации не может быть использована для разрешения настоящего спора, поскольку она не соответствует реальной рыночной стоимости и противоречит упомянутым правовым актам». При этом, суд не уточнил сумму компенсации, которую он считает достаточной.
При рассмотрении дела в апелляционной инстанции М.Джафаров представил письмо от НПО «Участники рынка недвижимости», в котором указывалось, что текущая рыночная стоимость ежемесячной арендной платы за две комнаты рассматриваемой квартиры составляла $230 (около 187 манатов). Т.е. предложенной суммы жене и детям хватило бы на 8 лет аренды.
Но Бакинский апелляционный суд оставил в силе решение, повторив мотивировку о недостаточности предложенной суммы. Также отмечалось, что квартира изначально была выделена на семью из 4-х человек, и в настоящее время [бывшие члены семьи заявителя] не имеют другого жилья».
Верховный суд согласился с этим мнением, добавив от себя: когда члены семьи дали согласие на приватизацию, они сохранили свои права пользования квартирой. А при таких обстоятельствах прекращение их прав в обмен на компенсацию возможно только с их согласия.
Фактически, потратив 2 года на судебные тяжбы, стороны остались «при своих». Точнее — в той же самой конфликтной жилищной ситуации, как и до обращения в суд. М.Джафаров посчитал это не справедливым и отправился искать правду в Страсбург.
«Рыночная» — это сколько?
В решении от 2.04.2020 в деле «Mazahir Jafarov v. Azerbaijan» Европейский суд по правам человека обратил внимание, что согласно национальному законодательству и толкованию, данному КС, в подобных спорах о выселении суды должны были определить адекватную сумму компенсации с учетом конкретных обстоятельств. А предметом иска в данном случае должен быть простой запрос о прекращении права пользования.
Учитывая это, судьи в Страсбурге тоже не смогли понять, в какой же степени бремя доказывания разумности предложенной компенсации лежит на истце и в какой степени национальные суды могут использовать свои полномочия для получения дополнительных доказательств или экспертных заключений. Однако, в любом случае, суды должны обеспечить справедливый баланс между правом собственности и правом пользования.
Суд первой инстанции отклонил его иск на том основании, что предложенная сумма компенсации не соответствует реальной рыночной стоимости и национальному законодательству. Но при этом не объяснил причин, по которым он сделал такой вывод, и не привел каких-либо оснований для такого заключения. Равно как не указал, какова же эта «рыночная стоимость».
Бакинский апелляционный суд обладал компетенцией для полного рассмотрения существа дела с точки зрения факта и права. И заявитель предоставил доказательства рыночной стоимости аренды жилья в виде письма НПО «Участники рынка недвижимости». Но в своем решении суд умолчал об этих доказательствах. Это сделало невозможным установить, действительно ли суд принимал их во внимание или же косвенно отказался признать указанное письмо в качестве доказательства.
Однако, как и текст решения первой инстанции, текст решения Бакинского апелляционного суда не свидетельствует о том, что этот суд фактически провел какую-либо оценку адекватной суммы компенсации. Равно как не дал никаких объяснений, почему предлагаемая сумма была недостаточной и противоречила законодательству.
Кроме того, ЕСПЧ отметил, что для определения «рыночной стоимости» существуют более важные факторы, такие как: площадь и состояние жилого помещения, его территориальное расположение, размер арендной платы для сопоставимого жилья, личное финансовое положение сторон и так далее. Однако ни в одном из решений национальных судов не упоминается ни один из этих факторов.
Неуслышанные аргументы
Ни суд первой, ни апелляционной инстанций также не ответили на довод о продолжительности времени (5 лет), который, по мнению М.Джафарова, будет считаться разумным для целей расчета компенсации.
Наконец, Суд отметил, что ВС также не отреагировал на аргументы, заявителя. Вместо этого он добавил совершенно новое обоснование о том, что, поскольку бывшие члены семьи имели право использовать квартиру до ее приватизации, то прекращение этого права возможно только с их согласия. Это обоснование, по мнению ЕСПЧ, не соответствует положениям ст.228.2 ГК, которые предусматривают прекращение права на использование посредством судебного решения, особенно в ситуациях отсутствия соглашения между владельцами этого права и собственником жилья. Какие-либо исключения, зависящие от того, когда права собственности и пользования возникли относительно друг друга, не предусмотрены.
В целом, в Страсбурге пришли к мнению, что в настоящем деле было нарушено право заявителя на мотивированное решение. Соответственно, не были соблюдены гарантии справедливого суда в контексте §1 ст.6 конвенции.
Примечательно, что заявитель не подал требований о компенсации. Соответственно, ЕСПЧ счел, что нет оснований для присуждения ему какой-либо суммы. С другой стороны, национальным судам придется вернуться к рассмотрению данного спора и объяснить, какой должна быть компенсация, чтобы считаться справедливой, и как собственнику квартиры распорядиться своим имуществом.https://zib.com.ua/












Суды должны обеспечить справедливый баланс между правом собственности и правом пользования — ЕСПЧ
































Материалы по теме





Иногда СМИ нужно доказывать, что озвучен факт, а не мнение — решение ЕСПЧ


в„–18 (1472), 09.05—15.05.2020





Как обеспечить корректность цитирования решений ЕСПЧ


в„–18 (1472), 09.05—15.05.2020





Как обеспечить справедливость, если в суд не пришли ключевые свидетели — ЕСПЧ


в„–15 (1469), 18.04—24.04.2020





Из-за карантина 10 стран заявили об отступлении от гарантий ЕКПЧ


в„–16 (1470), 25.04—01.05.2020





Если следствие не нашло виновника поджога, это не значит, что оно было неэффективным


в„–13 (1467), 21.03—03.04.2020





ЕСПЧ объяснил, почему нарушителя ПДД нельзя содержать в полицейском автомобиле


в„–13 (1467), 21.03—03.04.2020





Отсутствие перспектив условно-досрочного освобождения не согласовывается с позицией ЕСПЧ


в„–13 (1467), 21.03—03.04.2020





Диджитализация и права человека: рекомендации СЕ


14.04.2020





Можно ли адвоката лишить свидетельства за визит к судье, чтобы решить вопрос?


в„–11-12 (1465-1466), 21.03—03.04.2020





Опубликован двенадцатый обзор практики ЕСПЧ в 2020 году


07.04.2020





Финансовый кризис может ударить даже по беспристрастности судей, — ЕСПЧ


в„–10 (1464), 14.03—20.03.2020





Исполнять решения ЕСПЧ против Украины будет спецкомиссия - решение Кабмина


01.04.2020





Когда суд вправе отступить от принципа правовой определенности - мнение ЕСПЧ


в„–10 (1464), 14.03—20.03.2020







16.03.2020





Суд не может без приговора называть лицо виновным, даже если на то есть веские основания — ЕСПЧ


в„–8 (1462), 29.02—06.03.2020





Люстрированные чиновники получили шанс на компенсации и возобновления на должностях


в„–8 (1462), 29.02—06.03.2020





Имеет ли человек право на смерть — позиция ЕСПЧ


27.02.2020





Решение ЕСПЧ о люстрации вступило в силу


26.02.2020





Как судей, прокуроров и адвокатов учить Конвенции (рекомендации СЕ)


25.02.2020





Пособие ЕСПЧ по вопросам иммиграции переведено на украинский


21.02.2020





Загрузить больше публикаций









Комментарии





К статье не оставили пока что ни одного комментария. Напишите свой —





















[url=http://zib.com.ua/ru/comments/142568.html]Читать все




































































[url=http://zib.com.ua/ru/print/142568.html]
[url=#][/url]
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий