Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Андрей Магера о выборах-2019: Россия попытается вмешиваться, мы должны быть готовыми

Андрей Магера о выборах-2019: Россия попытается вмешиваться, мы должны быть готовыми

Андрей Магера о выборах-2019: Россия попытается вмешиваться, мы должны быть готовыми


















Я погоджуюсь з та







Андрей Магера провел в Центральной избирательной комиссии почти 15 лет. Это своеобразный рекорд, ведь ему выпало работать при четырех президентах, а также организовывать выборы в самые драматические периоды украинской истории. В сентябре Магера сложил полномочия члена Комиссии. Как он сам шутит, уволился «из рабства», ведь согласно закону, член ЦИК после окончания срока полномочий не мог сам подать в отставку - только по решению Рады, которая, как известно, с этим затянула. Говорит, что хочет отдохнуть от публичной службы и рассматривает различные предложения о работе, в том числе как консультанта по избирательным вопросам. В то же время уверяет, что в ближайшее время баллотироваться ни на каких выборах не будет.
Во время открытого интервью во Львове Андрей Магера рассказал о перипетиях выборов 2014 года, о главных вызовах двух избирательных кампаний, которые ожидают Украину в 2019 году, а также поделился мыслями относительно нового состава ЦИК и принятого в первом чтении проекта Избирательного кодекса. ИА ZIK предлагает самые интересные тезисы из его выступления.

Выборы как стихийное бедствие



Так уж сложилось, что в Украине избирательный процесс – это почему-то всегда почти как стихийное бедствие. То есть все знают, что что-то будет, но когда оно приходит, то и то не так, и то не так. Но такова уж ментальность украинцев. Они почему-то пытаются долго запрягать в расчете на то, что будут очень быстро ехать.

2019 год будет сложным не только потому, что у нас выборы Президента. Это и парламентские выборы, которые, к сожалению, могут проходить по той же избирательной системе, которую в законе называют смешанной, но специалисты знают, что это параллельная избирательная система. И так может случиться, что воз и ныне там и мы остановимся на том избирательном законе, который есть...

31 марта 2019 года – это день голосования по выборам президента. И избирательный процесс должен начаться 31 декабря. Но есть интересный нюанс: чтобы сейчас ЦИК не готовила и чтобы кандидаты не организовывали, пока не будет соответствующего постановления Верховной Рады, весь этот процесс легитимным образом запустить невозможно. Согласно закону, не позднее, чем за 100 дней до дня голосования – то есть не позднее 21 декабря – парламент должен принять постановление и назначить эти очередные выборы Президента. Я не понимаю до конца почему, но шла дискуссия относительно даты проведения президентских выборов. Однако Конституция четко определяет, что очередные выборы Президента Украины проводятся в последнее воскресенье марта пятого года его полномочий. Как по мне, здесь каких-либо разночтений быть не может.

Чем раньше парламент примет это постановление, тем лучше, потому что Центральной избирательной комиссии надо успеть принять ряд важных решений, утвердить календарный план работы окружных и участковых избирательных комиссий, других субъектов избирательного процесса. Такое постановление даст возможность другим органам приобщиться к этому процессу. Например, МИД должен своевременно направить приглашения от имени Украинского государства различным международным организациям и другим государствам принять участие в международном наблюдении. Поэтому я надеюсь, что парламент не будет тянуть с этим решением.

Зато очередные парламентские выборы, согласно Конституции, не назначаются ни Президентом, ни парламентом, ни правительством. Их объявляет сама ЦИК. Они должны состояться в последнее воскресенье октября пятого года полномочий парламента – 27 октября. То есть, избирательный процесс начнется ориентировочно в июле. А поскольку, как показывает социология, Украину ждет второй тур президентских выборов 21 апреля, то перерыв между двумя избирательными процессами будет очень незначительный.

Вызовы 2019 года



Это, к сожалению, те вызовы, которые появились еще в 2014 году. Имею в виду аннексию Крыма и оккупацию отдельных районов Донбасса. В электоральном плане это означает, что Крым – это 10 округов, город Севастополь – два округа, Донецкая область – девять округов, Луганская – шесть округов. То есть всего 27 одномандатных округов на парламентских выборах и территориальных округов на президентских выборах, где у нас, к сожалению, голосование не состоится.

В том случае, если избирательный закон не будет изменен и не будет введена любая разновидность пропорциональной избирательной системы, мы не сможем получить полный конституционный состав парламента в количестве 450 народных депутатов. Число 423 я считаю очень оптимистичным. Мы не знаем, что может быть на Востоке Украины весной или осенью следующего года. Я никого не пугаю, но одновременно не хочу, чтобы мы расслаблялись.

Нам нужно готовиться и понимать, что выборы в Украине должны состояться при любой погоде. Власть должна быть легитимным образом изменена в сроки, предусмотренные Конституцией. Мир нас должен воспринимать как государство, которое является договороспособным, которое уважает права человека – в частности, в аспекте избирательных прав граждан – и с которым можно иметь дело. Как только мы потеряем в глазах международного сообщества эти качества, нас, поверьте, будут ждать очень непростые времена.

В общем я остаюсь оптимистом. Несмотря на то, изменится избирательная система или нет, верю, что, рано или поздно, мы придем к пропорциональной системе с открытыми списками на парламентских выборах. Но мне меньше всего хочется, чтобы такие изменения произошли буквально накануне начала избирательного процесса, чтобы эта избирательная система как таковая не была дискредитирована украинским политикумом.

Также много вызовов, касающихся трудовых мигрантов не только в пределах Украины, но и тех, которые уехали на заработки за границу. Тоже надо думать, как реализовать их избирательные права. От них Украинское государство ни в коей мере не может отказываться.

И еще есть нюансы, связанные с организационными возможностями. В законе о выборах Президента, увы, не существует максимального предела для количественного состава окружных и участковых избирательных комиссий. То есть каждый из кандидатов имеет гарантированное право на представительство в этих комиссиях. В моей практике, когда я был куратором Львовской области в 2004 году на выборах президента, в одной территориальной комиссии в городе Дрогобыче было 46 членов при кворуме в две трети от общего состава. Представьте, как трудно было собрать всех этих людей.

Поэтому вызовов много, но мы такая страна, которая не любит легких путей. Поэтому если мы для себя ставим большие задачи, то, безусловно, должны преодолевать эти трудности.

Выборы-2014 и ложь во благо



В 2014 году украинская государственность действительно была на грани. В бюджете действительно было очень мало денег. Надо отдать должное тем людям, которые тогда в парламенте и правительстве пришли к власти и смогли удержать ситуацию. Хорошо или плохо они это сделали – другой вопрос, но они смогли удержать государство на плаву. И Россия, ощущая тогдашнюю нашу слабость, начали процесс референдума в Автономной Республике Крым. Как показали потом события, россияне к этому готовились очень давно, прекрасно зная, что им никто не может дать отпор. Когда Турчинов говорит, что он не мог объяснять обществу, что нам нечем воевать, он говорит правду. Если бы он это сказал в 2014 году, в стране началась бы паника. Что было бы, если бы глава государства, и. о. Президента Украины, заявил, что у нас 5 тыс. боеспособного войска? Слава Богу, что не пошли воевать в Крым...

Вопрос в другом – что международное сообщество проспало эту ситуацию. И администрация Барака Обамы, и европейские структуры, и даже мы с вами не могли поверить, что в XXI веке одно суверенное государство может осуществить аннексию территории другого суверенного государства на европейском континенте.

Хочу отдать должное, что на выборах президента Украины Центральная избирательная комиссия работала как единый слаженный механизм. Мы приложили все усилия для того, чтобы выборы состоялись даже там, где это было крайне трудно сделать, где фактически под пулями члены окружных избирательных комиссий вывозили протоколы. И делегации таких комиссий мы встречали аплодисментами.

Могу рассказать историю, когда мне пришлось играть роль паяца. Руководство ЦИК в ночь голосования проводило брифинг. И я где-то после 21-22 часов получил информацию, что есть проблемы с нашим сервером, проблемы с получением данных от ОИК и есть риск постороннего вмешательства. Сайт завис, информация там не обновлялась. На брифинге журналисты спрашивают, в чем проблема. И я начинаю рассказывать небылицу, но это, собственно, была та ситуация, когда ложь – во благо. Потому что у меня не было никакого желания посеять какую-то панику в обществе. Я сказал, что у нас есть какие-то проблемы с кабелями «Укртелекома» – возможно, «Укртелеком» до сих пор на нас обижается – и мы привлекли специалистов, которые сейчас решают эту проблему. Специалисты действительно были привлечены. В ЦИК приехали работники Службы безопасности Украины, Государственной службы технической защиты информации и некоторые ведущие ИТ-специалисты из частной сферы, можно сказать «сливки» этой отрасли. Совместными усилиями приняли все меры для того, чтобы сайт ЦИК заработал и все пошло нормально. Но наш любезный восточный сосед настолько поспешил с этой информацией, что в их новостях подали о 37% Дмитрия Яроша. А потом, когда в ЦИК все пошло по-нормальному, стало понятно, «чья собака сало съела». С другой стороны, Украина показала, что ИТ-специалисты у нас далеко-далеко не худшие в мире, и что мы способны бороться с такими вызовами.

Андрей Магера о выборах-2019: Россия попытается вмешиваться, мы должны быть готовыми

Андрей Магера. Фото: facebook.com/spm.ucu.edu.ua


Вмешательство России в выборы-2019



Будут ли у нас опять проблемы с сервером и с сайтом ЦИК, с базой данных Государственного реестра избирателей? Попытки вмешательства могут быть. Но я не верю в их эффективность. Нас очень многому научил 2014 год. Мы это запомнили надолго. Поэтому я верю, что все будет хорошо. Только желаю своим преемникам, чтобы они, по крайней мере, не повторяли ошибок своих предшественников.

Но, по моему глубокому убеждению, основная ставка России будет сделана не на сервер ЦИК, а это будет попытка повлиять на информационное пространство Украины. Безопасность информационного пространства имеет крайне важное значение. Мы часто этого недооцениваем.

Поверьте, у меня лично тоже разное отношение к личности Президента, но есть Порошенко Петр Алексеевич, а есть Президент Украины как государственная институция. Если мы не любим свое государство, свои институты и свою армию, мы будем любить чужую. Третьего не дано. Если выбрали этого человека Президентом Украины, пять лет терпите или любите – не имеет значения. На пять лет ему, как и парламенту, выдан мандат. Сейчас в 2019 году новые выборы. Вот кого выберут – со следующего дня этому человеку надо подставить плечо и прекрасно понимать, что мы сейчас находимся в состоянии войны с РФ. И для них вообще нет такой цены, которую они не заплатили бы за Украину. Они будут в голоде жить, будут недоедать и в последних латанных штанах ходить, но для них вопрос Украины – это вопрос № 1. Без Украины у них нет истории, нет ничего. Поэтому с этим надо считаться.

В свое время очень мудро сказала Голда Меир (экс-премьер Израиля, – ред.): «Нас хотят уничтожить, а мы хотим жить. У нас выбора немного, поэтому мы их будем убивать». Она тогда говорила касательно Израиля – не хочу, чтобы мои слова не воспринимали так, будто я призываю кого-то убивать. Я призываю, чтобы наше общество было готово быть единым и консолидированным. Поэтому информационная безопасность – это вопрос №1. Если вы следили за очередной провокацией со стороны российской власти – список 322 (1 ноября Россия ввела санкции против 322 граждан Украины, – ред.) вброшенной очень неслучайно. Это для того, чтобы украинцы начали между собой грызться: кто туда попал и почему, а кто не попал и почему?

Нельзя воспринимать все, что распространяется в Facebook, как достоверную информацию. Даже то, что показывают по ТВ, нужно тоже анализировать и фильтровать. Да, у нас почти все телеканалы находятся в руках олигархов. Это правда. Но плюс в том, что мы можем посмотреть один телеканал, второй, третий, четвертый, а Бог дал нам голову и разум, чтобы мы могли анализировать ситуацию. Поэтому каждый умный человек для себя сделает вывод.

О новом составе ЦИК



В целом это позитивный момент, что Центральная избирательная комиссия обновилась. Но я очень надеюсь, что двое моих коллег, которые остались в новом составе – это Олег Диденко и Екатерина Махницкая – имеют достаточный профессиональный уровень, и на них Комиссия может положиться. Если возникнет необходимость посоветоваться со мной, я для Комиссии тоже открыт.

Плохо ли, что в ЦИК есть представители парламентских сил? Я считаю, что здесь больше плюсов, чем минусов, потому что попав в состав Комиссии, представители разных политических сил в определенной степени уравновешивают друг друга – хотя бы на уровне информации. Думаю, что этот принцип должен сохраниться, но надо подумать над формулой – как менять таких членов комиссии в будущем.

Условно говоря, человек хочет сменить работу и не хочет больше работать в ЦИК. Но его рекомендовала партия «А». Очевидно, закон должен быть выписан таким образом, что партия «А» должна иметь приоритетное право на представление кандидатуры в состав Комиссии при условии, что она не потеряла парламентский статус.

Если же досрочно прекратил полномочия член комиссии от партии, которая потеряла парламентский статус, то надо подумать, какая парламентская партия не имеет своего представительства в Комиссии, и предоставить ему приоритетное право. То есть все эти формулы нужно выписывать в законе.

При имеющейся низкой политической и правовой культуре мы сейчас можем скептически к этим вещам относиться. Но ничто не бывает вечным. И к этому мы тоже придем. Еще 150 лет назад в Великобритании тоже покупали избирателей на округах. Там тоже образовывали округа таким образом, чтобы это было выгодно тому или иному кандидату. Это все было. Только, как я часто говорю в этой ситуации, у нас с вами нет 150 лет. Поэтому для нас очень важно, чтобы мы в том числе через изменение избирательной системы, через оптимальную формулу формирования ЦИК изобрели тот механизм, который может устроить всех и не подорвать доверие к выборам и к организаторам избирательного процесса.

Избирательный кодекс



Предусматривает ли этот проект Избирательного кодекса, который был принят за основу, новые подходы к организации избирательного процесса? Это и да, и нет. Подход к формированию избирательных комиссий там немного другой, но над этим тоже можно работать.

Зато если мы говорим о пропорциональной избирательной системе, которая предлагается в настоящем Кодексе, то много кто говорит, что это не отменит подкуп, не принесет манну небесную Украине. С одной стороны, это правда, но с другой стороны, коррупция на выборах будет в разы уменьшена. Ее не будет так много, как сейчас. По одной простой причине – экономически не выгодно подкупать 35 млн избирателей, по сравнению с, в среднем, 160 тыс. избирателей в одномандатном округе. Разная цена вопроса.

Поэтому я думаю, что пропорциональная избирательная система с настоящим Кодексом на самом деле решает немало проблем. Она имеет и определенные вызовы, которые касаются, прежде всего, низкого уровня политической культуры наших политиков. Это может спровоцировать и партийные расколы. Но эта избирательная система имеет гораздо больше преимуществ. Она дает возможность обеспечить высокую репрезентативность в парламенте.

Приведу интересный пример про репрезентативность. 1974 год, выборы в палату общин парламента Великобритании. По их результатам, более 11 млн голосов избирателей набрали и лейбористы, и консерваторы. Только консерваторы получили на 230 тыс. голосов больше. Но в целом консерваторы получили 297 мандатов, а лейбористы – 301. А самое интересное то, что третья партия – либералы – получила около 6 млн голосов избирателей, а мандатов у нее получилось 14. Вот яркий пример того, когда мажоритарная избирательная система искажает суть принципа репрезентативности. И это ее серьезный недостаток, несмотря на простоту применения и понимания, а также естественность ее использования именно на местных выборах. Но на парламентских это ее серьезный недостаток.

И когда в Украине в 2014 году по пропорциональной части более 90% избирателей, принявших участие в голосовании, были представлены своими депутатами в парламенте, то по мажоритарной их нет даже 50%.

И последний аргумент, который я приведу. Пропорциональная избирательная система любого типа гарантирует избрание 450 депутатов. Любая мажоритарная составляющая, как я уже говорил, к сожалению, не гарантирует нам избрания полного состава парламента.

Является ли предложенная в настоящем кодексе избирательная система на 100% открытой? Компенсационные списки (списки кандидатов, которые пройдут в Раду без победы в открытом списке, – ред.) свидетельствуют, что она не является полностью открытой. Но, видимо, такого не бывает.

Фактор Зеленского



Относительно «фактора Зеленского» – ничего случайного в этой жизни нет. У нас был «фактор Тигипко» в 2010 году, был фактор других людей. И то, что такой фактор возникает, свидетельствует, что существует очень серьезный кризис доверия общества к политикуму. Во-вторых, не хочу анализировать сейчас политтехнологические вещи, но обратите внимание, что карту Украины тоже можно поделить в электоральном плане. Есть так называемое русскоязычное поле патриотическое и русскоязычное пророссийское поле. На пророссийском поле есть и Бойко, и Вилкул, и кто угодно. А на русскоязычном поле патриотическом нет никого...

Я условно выделяю это русскоязычное патриотическое поле, ибо кто входит в него? Это вчерашние украинцы, которые забыли свой язык, но которые вспоминают: где-то там у меня дедушка украинские песни знал. Так же вот в Киеве – я многих вспоминаю, которые говорят «Мы коренные киевляне». Спрашиваю: в каком смысле? Выясняется, что у одного там в Черкасской области, у второго в Полтавской, у третьего во Львовской области (семья, – ред.). Я вообще нормально отношусь к русскоязычным людям, ничего в этом плохого нет. Но меня больше всего трясет, когда человек из Галичины приезжает в Киев и на второй день он становится «русскоязычным человеком». Это уже клиника, я таких людей не понимаю.

Подготовила Татьяна Штыфурко,

ИА ZIK
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Карта землятрясений
Видео дня
Календарь публикаций
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930