Авторизация

 
  •  Для поклонников «Игры престолов» выпустят коллекционное вино 
  •  Украинцы не готовы проголосовать за особый статус Донбасса, - опрос 
  •  Вашингтон ограничивает передвижение по США российских дипломатов 
  •  Brent пытается удержаться выше $53 за баррель 

Роль небоскребов в фильмах, - экспертное исследование

В кинофильмах мы часто видим небоскребы. Иногда эти огромные здания, взметающиеся в поднебесье, становятся главным местом действия, иногда служат фоном, демонстрирующим величие того или иного города, а иногда выступают в качестве основного признака фантастического будущего. Но на самом деле вряд ли кто-то задумывался о той роли, которую играли и сейчас играют небоскребы в кино. А ведь возвышающиеся здания привлекают и захватывают кинематографистов с первых дней появления киноиндустрии. Николас Барбер (Nicholas Barber), обозреватель, пишущий о кино и о поп-культуре в такие издания, как «Intelligent», «Life magazine», «the Guardian» , рассматривает изменение отношения Голливуда к небоскребам.Жан-Поль Сартр, французский философ, представитель атеистического экзистенциализма, писатель, драматург и эссеист, еще в 1946 году писал: «Когда нам было двадцать, мы услышали о небоскребах. Мы с изумлением обнаружили их в кино. Они были архитектурой будущего, так же, как и кинематограф был искусством будущего». К тому времени голливудские фильмы уже были связаны с небоскребами более прочно, чем любой другой вид зданий. И небоскребы, и фильмы были больше чем жизнь, они были опьяняюще новыми, и то, и другое стоило целое состояние. В конце ХIХ века и кино, и небоскребы были пионерами, а в годы, предшествовавшие Второй мировой войне, они уже процветали и между ними к этому времени возникла очень прочная связь. Джеймс Сандерс в своей книге «Целлулоидный горизонт» пишет о Нью-Йорке и о кино. Как отмечает писатель, некоторые из самых ранних фильмов, таких как «Небоскребы» (1906), не показывают ничего, кроме видов высотных зданий: «…по-настоящему чудесное зрелище для аудитории, проживающей за пределами Нью-Йорка или Чикаго». Но это было в 20-х и 30-х годах двадцатого века, когда фильмы и небоскребы были в самом тесном симбиозе, будь то фильм «Кинг-Конг» (1933) с Эмпайр-стейт-билдинг, или Фред Астер, кружащий на 50 этаже по ночному клубу, в фильме «Время свинга» (1936). Сандерс говорит: «Фильмы поймали точный момент, когда город (Нью-Йорк) нашел свой собственный характерный вид, и достиг зрелости через свое величайшее творение небоскребы, и запечатлели, как все это происходило».Сандерс утверждает, что Купидонами, которые помогли киноиндустрии влюбиться в небоскребы, стали переехавшие в конце 1920-х годов в Голливуд нью-йоркские писатели, которые вносили в свои киносценарии некоторые космополитические утонченности. Деньги были фантастическими, но вскоре писатели обнаружили, что удовлетворение от работы не было. Такие сценаристы, как Дороти Паркер и Герман Манкевич, рассматривались как писаки по найму и использовались для чествования Бродвея, из-за чего они чувствовали себя униженными. А сбежав из наиболее оживленного, захватывающего города в мире, они были ужасе, оказавшись в пыльном, с малоэтажными застройками Лос-Анджелесе.Сандерс говорит, что они «отомстили», вылепив целлулоидный Нью-Йорк настолько гламурным и захватывающим, тем самым унизив Лос-Анджелес. Как бы в насмешку над пригородной архитектурой Лос-Анджелеса, они фетишизировали головокружительные небоскребы Манхэттена. Сандерс пишет: «Если в реальном Нью-Йорке было достаточно много высотных зданий, то в нем также было и достаточно много низких домов, особенно на окраинах и в жилых округах. Но город-мечта (из фильмов) казался все более вертикальным из-за каждой сцены, сыгранной в пентхаусе, на террасе, в ночном клубе на крыше, когда все окна смотрят на высотные сверкающие башни». Любовь к этажамСледуя примеру этих обиженных изгнанников, арт-директора Голливуда создавали для Фреда и Джинджер и для их потягивающих шампанское современников все более и более сказочные декоративные «орлиные гнезда». Но даже без влияния тоскующих по дому ньюйоркцев кинематографический потенциал небоскребов был слишком большим, чтобы его игнорировать. Ведь наличие таких колоссальных зданий в центре города означало, что кинематографисты не должны отправлять своих персонажей в джунгли или пустыню ради экзотического фона. И никто из героев не должен был попадать в самолет или на вершину горы, чтобы оказаться в опасности близкой гибели из-за падения. В фильме классика Гарольда Ллойда «Безопасность прениже всего!» (1923) у здания, на которое он взбирается, было всего 12 этажей, но зрители все равно ахали. Так было до 1960-х годов, когда роман между Голливудом и небоскребами испортился. Сандерс отмечает, что это было связано с изменением в 1961 году норм городского зонирования, где было указано, что самые высокие здания Нью-Йорка больше не могут сужаться к элегантной точке. Теперь высотные здания должны были строиться в виде простых стеклянных прямоугольных параллелепипедов. Вместо того, чтобы вызывающие возвышаться, как горные вершины и замковые башни, эти коробки должны стать плоскими и монолитными, чтобы соответствовать международному стилю. Как говорит Сандерс, такие здания просто не могли вызывать трепет.С тех пор небоскребы стали символом не романтики и гламура, а высокомерия и жадности. Самый известный фильм «Ад в поднебесье» (1974) показывает, что не может быть ничего захватывающего в самом большом здании в мире. Вымышленная авторами фильма постройка в Сан-Франциско, которая была названа «Glass Tower», превратилась в вулканическую смертельную ловушку из-за нарушений при прокладывании электропроводки. А создатели этой ловушки, которые отмечали открытие небоскреба на шикарном фуршете, проводившемся на 135 этаже, оказались настолько бесчеловечны, что известие о пожаре, возникшем на 81-м этаже, было отвергнуто ими, «потому что он не может нас здесь затронуть».В Голливуде небоскребы до сих пор подвергаются презрению. В фильме «День Независимости» (1996) Эмпайр-Стейт-Билдинг разрушается смертельным лучом, пущенным инопланетянами. Как говорят создатели фильма Роланд Эммерих и Дин Девлин, по крайней мере, однажды мы должны были пережить поражение. Два года спустя Эммерих и Девлин сделали фильм «Годзилла» (1998), в котором величественное здание Крайслера было обезглавлено собственной американской ракетой с тепловым наведением, и это обезглавливание было продемонстрировано для смеха. «Ой, блин», – говорит человек, который выпустил эти ракеты. «Это негативное воздействие». Этим можно объяснить, что атаки на Всемирный торговый центр регулярно описываются как «что-то из голливудского фильма». К моменту трагедии, которая произошла 11 сентября 2001 года, небоскребы в кино стали кеглями, которые сбивали самолеты, ракеты, гигантские ящерицы и инопланетный космический корабль.Их пик в прошлом?В тех редких случаях, когда в эпоху пост-«Ад в поднебесье» небоскребы в кино романтизируют, происходит это только потому, что они символизируют уже прошедшее, более волшебное время. В фильме Вуди Аллена «Манхэттен» (1979) город снят в черно-белом цвете, а сюжет сопровождается «Рапсодией в стиле блюз» Гершвина. В фильме «Охотники за привидениями» (1984) с Сигурни Уивер, резиденция «главного привидения» находится в реальном жилом доме, который был построен в 1930 году. А в фильме «Неспящие в Сиэтле» (1993) герои Тома Хэнкса и Мэг Райан встречаются в верхней части Эмпайр-Стейт-Билдинг, отдавая дань фильму «Незабываемый роман», который  был снят в 1957году (когда фильм вышел, этому зданию уже было четверть века). Как писал в 1940 году Сартр: «Небоскребы могут быть архитектурой будущего». Но по мере того, какие фильмы были с ними связаны, они становились архитектурой прошлого.Тем не менее, даже в 1940-х годах Сартр был прав только наполовину. Более правильным будет сказать, что и небоскребы, и фильмы всегда были в прошлом и будут в будущем. Насколько технологически ослепительными они оба казалось в свои ранние периоды: первые фильмы всегда были запружены ковбоями, пещерными людьми и колесницами с погонщиками, а первые небоскребы были с горгульями, шпилями и фризами, из-за чего казались замками и соборами. Когда же небоскребы оторвались от прошлого и приняли вид, соответствующий международному стилю, Голливуд отвернулся от них. Однако в последние 15 лет (или около того), их роман возродился. В реальном мире вновь началась гонка за построение самого высокого здания планеты, и новое поколение азиатских мега-небоскребов обольстило Голливуд (возможности для некоторых иностранных инвестиций). В фильме «Западня» (1999) Шон Коннери и Кэтрин Зета-Джонс ограбили банк в «Башнях Петронас» в Куала-Лумпуре. В фильме «Миссии невыполнима – Протокол Фантом» (2011) Том Круз – паук, прокладывающий свой путь по небоскребу «Бурдж Халифа» в Дубае. И в нынешнем фильме «Форсаж 7» Вин Дизель и его банда зайцами пробираются на вечеринку в «Этихад Башни» в Абу-Даби. Ни один из этих небоскребов не оставляет настолько мечтательное восхищение, как это было с их предшественниками времен Фреда Астера, но нет никаких сомнений в том, что зрители очень впечатлены.Неужели мы перестали удивляться? Может ли подъем Тома Круза на 163-этажный небоскреб казаться таким же смертельно опасным, как и подъем Гарольда Ллойда на12-этажное здание? Ответ: решительное нет, потому что небоскребы ХХІ века выглядят как мерцающая компьютерная графика, а не как физические объекты. В фильме «Форсаж 7» футуристические башни кажутся такими нереальными и настолько не к месту, что невозможно сказать, есть ли они на самом деле в кадре или их добавили в цифровом виде. Может быть, поэтому Голливуд снова любит их. Теперь, когда блокбастеры зависят от компьютерной графики, прямо здесь находятся здания, которые кажутся сгенерированными компьютером. Кто знает, к лучшему это или к худшему, но фильмы и небоскребы сейчас связаны насколько крепко, как никогда прежде.По материалам ВВС 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031