Авторизация

 
  •  Для поклонников «Игры престолов» выпустят коллекционное вино 
  •  Украинцы не готовы проголосовать за особый статус Донбасса, - опрос 
  •  Вашингтон ограничивает передвижение по США российских дипломатов 
  •  Brent пытается удержаться выше $53 за баррель 

Великий ли писатель Стивен Кинг, - результаты исследований

Великий ли писатель Стивен Кинг, - результаты исследованийКогда заходит разговор о книгах, написанных в таких жанрах, как ужасы, триллер или мистика, обычно вспоминают произведения Стивена Кинга (Stephen King). Для любителей историй, которые холодят душу, Кинг стал эталоном писателя, способным воплотить на бумаге самые невероятные и ужасные фантазии, которые даже если кому и могут прийти в голову, но далеко не каждый может отважиться их рассказать. Многие любители литературных произведений Кинга ощутили на себе магию его повестей и романов, когда, отложив книгу, чтобы лечь спать, они вместо того, чтоб спокойно погрузиться в сон, часами испуганно вглядывались в темную тень на шторе от колышущейся за окном ветки или с содроганием прислушивались к каплям, падающим из не до конца закрученного крана.

Стивен Кинг, отпраздновавший совсем недавно (21 сентября) свое 58-летие, – один из самых продаваемых авторов всех времен и народов, но его творчество, столь любимое многими читателями, до сих пор так и не получило большого уважения со стороны литературного истеблишмента. Джейн Кабаттари (Jane Ciabattari), автор двух сборников коротких рассказов, положительно оцененных критиками, журналистка, которая пишет обзоры, интервью и отчеты о культурных событиях для таких известных изданий, как «The New York», «The Daily Beast», «Paris Review», «Boston Globe», «The Guardian», «Bookforum», «Chicago Tribune», «Los Angeles Times», «Washington Post» и BBC, рассуждает о том, справедливо ли это. Взяв за основу рассуждения Кабаттари о творчестве Кинга, попробуем понять, почему для многих читателей он кумир, а для литературного истеблишмента просто удачливый писака.

С самого начала своей карьеры Стивен Кинг обладал сверхъестественной способностью попадать в коммерческое яблочко. За 40 лет, которые прошли с момента выхода в свет его первой повести «Кэрри» (Carrie), Кинг опубликовал более 50 пользующихся у читателя неизменным успехом бестселлеров, которые продаются во всех уголках мира практически молниеносно. Вскоре после своего выхода в свет повесть «Кэрри» была превращена Брайаном Де Пальма (Brian De Palma) в залитый кровью фильм. А в 1977 году вышла повесть Кинга «Сияние» (The Shining), которая также была вскоре экранизирована. В этой повести рассказывается о зимнем горнолыжном курорте, где вместе со своим отцом, который имеет маниакальные склонности, живет ребенок, обладающий сверхъестественными способностями. После того, как Стэнли Кубрик обратился к этой повести и в 1980 году снял фильм, ставший эталоном психологического триллера, родилась целая киноиндустрия, основанная на этом произведении Стивена Кинга.

В настоящее время по различным литературным произведениям Стивена Кинга снято более 100 фильмов и ТВ программ, и писатель пока не показывает никаких признаков замедления своего творчества. Да это и невозможно, если учесть легионы поклонников, жаждущих получать от Кинга все больше и больше захватывающих дух историй. Без сомнения, поклонники таланта «Короля ужасов» в буквальном смысле боготворят Кинга, но, как отмечает Кабаттари, уважение литературного истеблишмента всегда от него ускользало. На вопрос, был ли Кинг серьезным писателем, литературоведы и соратники по творческому цеху многие годы отвечали быстрыми подсчетами книжных продаж, киносделок, доходов и огромных объемов выпуска творческого продукта, добавляя свое громкое «нет». Как оказалось, в литературной среде коммерческий триумф вовсе не равен литературной ценности. Хоть Кинг и стал автором множества бестселлеров, он был предан анафеме своими товарищами по писательскому цеху. С самого начала своей творческой жизни Кинг был обозначен как «жанровый писатель». Но на самом деле он писатель полиморфный. В дополнение к ужасам, к научной фантастике и к фэнтези, он пишет историческую беллетристику (его недавний роман «11/22/63», рассказывающий о человеке, который переместился назад во времени, чтобы убить Ли Харви Освальда, выиграл награду «Los Angeles Times» и был избран «New York Times» в топ «первая десятка года»), вестерны и литературные рассказы. Он говорит об этой стороне своего творчества как о способе подтвердить, по крайней мере, самому себе, что он сам еще не продан.

Вероятно, многие читатели согласятся, что Кинга не напрасно отмечают наградами, так как, на самом деле, он прекрасно справляется с драматическими произведениями, которые трогают за душу не менее сильно, чем его триллеры и ужастики щекочут нервы. А ведь далеко не каждый писатель способен представить на суд читателей произведение, которое написано в несвойственном ему жанре, и получить одобрение поклонников, тогда как Кингу это удается. Разве это не повод для литературного истеблишмента презирать Кинга и называть его человеком неглубоким и несерьезно относящимся к творческим мукам?

Проклятие популярности
Кинг часто обращается за вдохновением к творчеству уважаемых литературных предшественников. Его рассказ «Человек в черном костюме» (The Man in the Black Suit) повествует о мужчине, который во время прогулки через лес встретил дьявола. После опубликования этого рассказа в «The New Yorker» Кинг стал обладателем награды О. Генри. В послесловии к рассказу автор написал, что это дань уважения писателю Натаниэлю Готорну (Nathaniel Hawthorne). Непрерывная связь и близость творчества Кинга и Эдгара По впервые стали видны в написанном в 1975 году рассказе «Расскажи сказку сердца» (The Tell Tale Heart), который позже был переименован в «Ходики старого чувака» (Old Dude's Ticker). Лавкрафт вдохновил его к написанию в 1987 году научно-фантастического роман «Томминокеры» (The Tommyknockers). Некоторые произведения Кинга имеют сходство с работами изобретательных литературных авторов, таких как Джордж Сондерс, Карен Рассел, Карен Джой Фаулер. Можно назвать не так много авторов, которые, плескаясь в волнах фантазии, размыли границы жанров, соединив ужасы и фантазию, при этом не потеряв уважение читателей. Кабаттари задается вопросом, разве все это означает, что мы на самом деле должны всерьез воспринимать Кинга? Безусловно, этот вопрос снова возник после публикации его романа «Возрождение» (Revival). В этом романе рассказ ведется от имени молодого человека, который увлекся роком и стал зависимым от наркотиков, а также о бывшем преподобном отце, который заключил договор с дьяволом. По мнению Кабаттари, ответом на вновь возникший вопрос может быть условное «да».

Когда новые технологии продолжают трансформировать чтение самым непредсказуемым образом, Кинг поддерживает миллионы читателей, которые в решающий момент погружаются в мир книг. Именно Кинг был одним из первых авторов, которые экспериментировали с новыми технологиями, придумывая серии романов для чтения онлайн, и его книга «Верхом на пуле» (Riding the Bullet) была первой, которую можно было загрузить в e-book (электронную книгу).

Существует мнение, что Кинг в лучшем случае мастерский рассказчик. Он способен создавать миры, где переплетаются восприятие правильного и неправильного, добра и зла. Он пишет о знакомых всем семейных кризисах, страхах перед неизвестным и о сильном желании кому-то принадлежать. В то время, когда нас просто забрасывают сообщениями о страшных событиях: об обезглавливании, о вирусе Эбола, о серийных убийцах, об авиакатастрофах, о расстрелах полицейских, о массовых убийствах, о запугиваниях, его рассказы обеспечивают катарсис, а иногда даже ощущение какого-то порядка. Если не в жизни, то хотя бы в художественных произведениях, некоторые жертвы могут быть отомщенными. Кинг, возможно, иногда упрощает, но делает это без презрения к своим героям или к читателям. Он может писать слишком много, но выносит на суд читателя только свои лучшие работы. Порой он может быть поверхностным, но может быть и весьма глубоким. Пожалуй, можно частично согласиться с Кабаттари, хотя на самом деле любой писатель должен быть, прежде всего, прекрасным рассказчиком, так как только в этом случае читатели будут воспринимать его всерьез. Возможно, критики смотрят несколько глубже, стараясь в каждом произведении находить скрытые смыслы или невидимые простому читателю глубины, однако ценность писателя все же измеряется любовью читателя, а вовсе не мнением какого-либо литературоведа, чьи высказывания могут быть интересны разве что другому критику.

Соответствует ли творчество Кинга литературным канонам?
Кабаттари попыталась посмотреть на творчество Кинга с двух совершенно противоположных точек зрения, поговорив с двумя известными в литературной среде людьми. Каждый из них высказал собственную точку зрения, соответствует ли творчество Кинга литературным канонам. Кабаттари поставила вопрос о литературных достоинствах Кинга профессору Йельского университета Гарольду Блуму (Гарольд Блум), легендарному критику и автору книги «Западные каноны» (The Western Canon). В 2003 году Блум выпустил язвительный упрек Кингу, когда тому вручили ежегодную премию американского Национального книжного фонда за выдающийся вклад в американскую литературу. Блум назвал это «минимум еще одним шокирующим процессом отупения нашей культурной жизни». Он продолжил: «В прошлом я описал Кинга как копеечного писателя, но, возможно, я даже был слишком добр. Он не имеет ничего общего с Эдгаром Алланом По. От предложения к предложению, от пункта к пункту, от книги к книге он чрезвычайно неадекватный писатель». Возможно, за последние бурные десятилетия Гарольд Блум передумал? Кажется, нет. Блум говорит: «Стивен Кинг не достоин внимания любого серьезного читателя, который переживал с героями произведений Пруста, Джойса, Генри Джеймса, Фолкнера и всех других мастеров романа».

Кабаттари поставила этот же вопрос плодовитому писателю, который тоже работает в жанре ужасов, Питеру Стробу (Peter Straub), автору многочисленных антологий, в том числе «Дети Эдгара По» (Poe's Children) и «Сказки Лавкрафта» (H. P. Lovecraft: Tales); в 1984 году он сотрудничал с Кингом, работая над романом «Талисман» (The Talisman), а в 2001 году над романом «Черный дом» (Black House), который стал продолжением романа «Талисман». Строб сравнивает Кинга с Диккенсом, Уилки Коллинзом, Реймондом Чандлером, Брэмом Стокером и Конан-Дойлом и говорит, что это странный вопрос. Если бы он был поставлен в тот момент, когда Кинг начал публиковаться, то есть в конце 70-х готов, то ответ на вопрос, соответствует ли его творчество литературным канонам, звучал бы как «нет». В то время Кинг был писателем для читателей, большинство из которых были простыми людьми, которые не могли себе позволить что-то более серьезное. А теперь, когда круг его читателей стал более широким, можно видеть явное сходство между Кингом и Диккенсом. Оба романиста пользуются огромной популярностью и имеют колоссальные библиографические списки, они авторы с ярко выраженным вкусом к гротеску, проявляющие глубокий интерес к люмпенизированным слоям общества.

Как отмечает Стробс, в свое время, Диккенса также осуждали его современники, в том числе на него нападала писательница Мэри Энн Эванс (Mary Ann Evans), работавшая под мужским псевдонимом Джордж Элиот (George Eliot), за «наслаждение весьма экстравагантной репутацией» и за то, что Диккенс «получает вознаграждение за свои труды на экстравагантно высокой скорости и наличными, и в кредит». Элиот поставила тот же вопрос, который сейчас касается Стивена Кинга, — «Кто мог предложить господину Диккенсу заниматься этим всерьез? Разве это не глупо оценивать его мелодраматический и сентиментальный товар серьезно?». Диккенс выдержал испытание временем. Сегодня уже никто не оспаривает его литературную ценность, и лучшие работы Стивена Кинга стали настолько встроенными в культуру, что, по мнению Стробса, есть основания подозревать, что судьба Кинга будет такой же. Вероятно, не все будут согласны как с мнением Гарольда Блума, так и с мнением Питера Стробса, однако для очень многих почитателей творчества Стивена Кинга, да и не только его почитателей, но и для любителей книг многих других авторов, все же более близка точка зрения Стробса. Рассуждения Джейн Кабаттари не дают однозначного ответа на вопрос, великий ли писатель Стивен Кинг, но еще раз подтверждают аксиому, что такая большая популярность не может прийти к человеку, обделенному талантом и не уважающему своего читателя.

Время – справедливый судья, поэтому популярность Кинга на протяжении столь длительного времени, должна примирить литературные элиты с мыслью, что Стивен Кинг уже давно не нуждается вих одобрении и признании, так как этот автор уже давно вошел в анналы не только истории американской литературы, но и в анналы мировой культуры.

По материалам ВВС
(перевод Анастасии Михальченко)
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031