Авторизация

 
  •  В Украине на данный момент насчитывается более 30 тысяч мусорных свалок 
  •  Сенат США предлагает расширить «закон Магнитского» на весь мир 
  •  Зафиксировано максимальное распространение нового для Украины гриппа А H2N2 "Гонконг" 
  •  В мире увеличивается количество людей, страдающих от социофобии 

Интервью со звездой: Марион Котийяр о работе в Голливуде, жизни во Франции и платьях Dior

24 мая завершился 68-й Каннский кинофестиваль, показы конкурсной программы которого закрывал фильм «Макбет» с Марион Котийяр в главной роли. Еще до начала смотра корреспондент Нелли Холмс встретилась с актрисой, чтобы узнать больше о ее детстве, жизни на две страны и планах на будущее.Интервью со звездой: Марион Котийяр о работе в Голливуде, жизни во Франции и платьях DiorНовую экранизацию трагедии Уильяма Шекспира «Макбет» на фестивале действительно ждали, и не в последнюю очередь из-за Марион Котийяр. Известная история играет новыми красками с подачи режиссера Джастина Курзеля, а Котийяр в ней, разумеется, сама леди Макбет — печально известная вершительница судеб людей и страны. Мы поговорили с актрисой о работе и о личном, не забыв, разумеется, и о моде.- Вы происходите из довольно состоятельной семьи. Расскажите про своих родителей, они ведь тоже актеры, верно? - Да, мои родители — актеры, и дела у них идут действительно хорошо. Но мы всегда жили самой обыкновенной жизнью, никогда не были оторванными от реальности. Родители моих родителей, их братья и сестры, да все мои родственники — люди простые и совсем небогатые. Вспомню здесь фильм братьев Дарденн «Два дня, одна ночь»: я не так уж и далека от этой жизни, я понимаю ее. Мое детство прошло во французских пригородах, а они сильно отличаются от таковых, скажем, в Америке: пригороды во Франции — это места, где живут небогатые или даже по-настоящему бедные люди. Да, мы отличались от наших соседей: все-таки родители — люди творческие. Но мы все всегда были очень приземленными и очень хорошо понимали жизнь, происходящую вокруг нашей семьи. Хотели мы того или нет, но мы были в определенной степени вовлечены в самую непоэтичную, самую обыкновенную жизнь наших соседей.- Можете ли вы вести «нормальную жизнь» в Париже? - Это всегда зависит от того, что ты хочешь. Если ты хочешь жить так называемой «нормальной жизнью» и делаешь для этого все возможное, то почему бы и нет. Но у меня не получается... Каждый день люди во Франции видят меня по телевизору, и я пока не совсем научилась сочетать свой успех с тем, чтобы жить как все. Но я точно знаю, что если я этого захочу, я вполне смогу себе позволить такую «роскошь».- Несколько лет назад вы снялись в фильме «Заражение», в котором речь шла о смертельном вирусном заболевании. Сейчас мир озабочен вирусом Эбола. Скажите, есть ли у вас страх перед микробами? Стали ли вы чаще и тщательнее мыть руки после погружения в выдуманный мир вирусов и в связи с реальной угрозой сегодня?- Я просто одержима гигиеной и чистотой! Еще задолго до съемок в фильме «Заражение» я очень боялась микробов. Сейчас, когда я стала мамой, я хочу все-таки взять под контроль свой панический страх перед вирусами и свою навязчивую идею гигиены. Потому что я не хочу, чтобы мой сын также был зациклен на чистоте, как я. Но руки я мою тщательно, это обязательно.- Что вам больше всего нравится и не нравится в актерской профессии? - Моя профессия позволяет изучать разные истории людей, и я каждый раз обогащаюсь этим знанием. Возможность исследовать и попытаться понять душу и сердце человека — вот что больше всего нравится мне в моей работе. А то, что я больше всего не люблю, связано скорее не с актерством как таковым, а с тем, что эту профессию сопровождает. Я не люблю, как пресса создает актерам какие-то ничем не подкрепленные образы, пытается навязать какое-то странное мнение. Часто случается, что актер представляет собой нечто совершенно иное, чем то, что можно понять из прессы.- И папарацци, наверное...- Вот, знаете, кстати, папарацци меня не так уж сильно и беспокоят. Я живу во Франции, а здесь очень строгие законы относительно вторжения в частную жизнь. Поэтому у папарацци просто нет возможности быть навязчивыми. Они обязаны очень хорошо прятаться, поэтому в большинстве случаев ты их просто не видишь. Встречи с папарацци происходят действительно редко, так что они далеко не самый раздражающий элемент актерской жизни.- Изменило ли материнство ваше отношение к работе? Стали ли вы работать меньше или, может, больше? Думали ли вы о том, чтобы взять небольшой перерыв и полностью посвятить себя сыну? - Сейчас я как раз взяла такой перерыв. Может, это и не заметно сразу, но я нахожусь в режиме «пауза». Разумеется, рождение ребенка меняет все: вдруг в какой-то момент тебе нужно организовать жизнь по-другому. Я всегда полностью отдаюсь работе, без остатка. Раньше, когда я возвращалась домой после съемок, я не переставала думать о том, над чем работала в тот конкретный момент. Но теперь все иначе. Теперь я не могу приносить работу домой, не могу просто так привести с собой коллег для обсуждения и тому подобное. Я очень четко стала разделять свою жизнь на две части: работа и материнство. Когда ты делаешь это осознанно, это не так сложно, как может показаться на первый взгляд.- Вы берете своего сына с собой на работу?- О, мне повезло: я могу всегда его брать с собой, да.- Вы все еще сотрудничаете с группой Yodelice? И вообще, у вас остается сейчас время на музыку? - Надеюсь, у меня будет время на музыку в будущем. Моя роль в этой группе особенная. Я ведь не являюсь фиксированной ее частью — для меня просто всегда есть место, и меня всегда ждут. Я могу уйти и вернуться в любой момент, и ни в коллективе, ни в его творчестве от этого ничего не изменится — мне предоставлена полная свобода действий. Я лично очень бы хотела снова выступать с Yodelice.- Значит, вы все-таки вернетесь в группу?- Да, конечно. Максим Нуччи (Maxim Nucci — основатель и солист группы Yodelice. — Прим. ред.) — мой очень хороший друг. Мы постоянно встречаемся: он часть моей жизни. Даже сейчас он продолжает писать песни для меня, точнее для Симоны, моего персонажа в рамках шоу Yodelice.- Вы одна из немногих европейских актрис, которым удалось построить прекрасную карьеру в Голливуде. Сейчас вы наверняка скажете, что успех никак не изменил вас. Но успех не мог не изменить вашу жизнь.- Мою жизнь изменил не успех или сопровождающая его слава, а один конкретный фильм — «Жизнь в розовом цвете» (за главную роль в этом фильме Марион Котийяр получила премию «Оскар» как лучшая актриса в 2008 году. — Прим. ред.). Да, это действительно был поворотный момент в моей жизни. А слава... Не такая уж важная это вещь, слава.- Но вы ведь не можете отрицать собственную славу: она очевидна, верно?- Нет, конечно, я ее не отрицаю. В какой-то степени даже странный аспект моей жизни: ты приезжаешь куда-то, особенно на родину, и вдруг осознаешь, что на тебя все смотрят. Бывает действительно неудобно, особенно, когда пытаются фотографировать. Но я все же не такая знаменитость, за которой папарацци охотятся 24 часа в сутки. В США ко мне больше внимания, но во Франции я могу жить спокойно, поэтому я никогда не откажусь от жизни в своей стране. Я люблю Америку и провожу здесь очень много времени, но иногда мне нужно передохнуть, и я улетаю домой.- А вы задумывались когда-нибудь о том, чтобы окончательно переехать жить в Америку?- Я по натуре путешественник, я постоянно куда-то перемещаюсь. Но я бы хотела жить все-таки во Франции. Да, так вышло, что сейчас б?льшую часть времени я провожу действительно в Штатах, но надолго приезжать сюда — это не то же самое, что жить здесь. Мне просто необходимо иногда возвращаться домой.- Давайте поговорим о том, как вы ворвались в мир американского кино и покорили его. Ведь многие французские актрисы приезжали в Голливуд, снимались в паре-тройке фильмов и возвращались домой. Вы же задержались.- В детстве, когда я смотрела американские фильмы, я и подумать не могла, что однажды буду в таких сниматься! Я мечтала быть актрисой, но мои мечты никогда не были ограничены какими-то географическими рамками: я хотела быть актрисой вообще, а не конкретно французской актрисой. Именно поэтому я однажды пересекла океан: я никогда не считала, что актерская профессия ограничена национальным кинематографом. Сегодня я очень благодарна за возможность работать в Америке. У меня прекрасные роли, я могу прожить десятки разных жизней, я не скована рамками стереотипов, своего типажа или однообразных персонажей: я могу быть и итальянкой, и полькой, и бельгийкой, могу играть героинь разного социального уровня и героинь разных эпох. Это огромная профессиональная удача!- Вы когда-нибудь сталкивались с непреодолимым различием культур в работе?- Я всегда ищу такие различия в своих героинях. Чем дальше образ от меня, тем больше  удовольствия я получаю от работы. Мне нравится докапываться до самой сути персонажа, находить точки соприкосновения, когда, казалось бы, их быть не может.- Не могу не спросить вас о сотрудничестве с домом Dior. Расскажите, что это для вас значит? - Признаюсь: я не считала моду искусством до тех пор, пока в моей жизни не появились люди из Dior. Они изменили все мои представления о моде раз и навсегда.- Как именно? - По большому счету, я не обращала раньше особого внимания на моду. Я люблю красивую одежду, люблю наряжаться, но не более того. Как я уже сказала, мода не была для меня искусством. Но теперь я понимаю, что это искусство, просто очень и очень особая его форма. Когда передо мной открыли двери модного дома, и я увидела всех этих людей, работающих на Dior, причем многие из них — на протяжении долгих лет, я была поражена. Каждый сотрудник здесь с такой страстью относится к своей работе, каждый так хорош в том, что он делает, — удивительные люди! Это совершенно новый мир для меня, и я счастлива, что появилась возможность его изучить.- Какой свой образ от Dior вы любите больше остальных? - Мне выпала честь надеть несколько платьев, созданных самим Кристианом Диором — я примерила их для фотосъемки. Это был очень волнительный момент в моей жизни. Все эти платья из 40-х годов — это нечто! Так что, пожалуй, мои любимые образы в Dior — это образы в платьях, созданных самим маэстро.- Давайте поговорим о поддержании хорошей физической формы. Ограничиваете ли вы себя в еде? Занимаетесь ли спортом? Стали ли вы более строгой к себе с появлением ребенка?- Мне повезло: в моей семье не было полных людей, и нам никому не нужно сильно ограничивать себя в чем-то, чтобы быть в хорошей форме. Я такой умеренный любитель хорошо поесть. Но все-таки умеренный, потому что иначе я все же могу потерять даже хорошую от природы форму. Я стараюсь заниматься спортом, но с появлением сына стало сложнее находить для этого время.- То есть это стало не так важно с появлением сына?- Нет, это стало еще более важно с появлением сына, ведь мое тело полностью изменилось. Но все упирается во время. Когда у меня будет достаточно времени, я обязательно буду больше заниматься спортом.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031