Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Пожарные в Чернобыле: как территорию вокруг АЭС отмывали «компотом»

Пожарные в Чернобыле: как территорию вокруг АЭС отмывали «компотом»26 апреля 1986 года неконтролируемый рост мощности реактора четвертого энергоблока привел к взрывам и разрушению значительной части Чернобыльской атомной электростанции. Эта катастрофа считается крупнейшей в истории атомной энергетики. В результате 30-километровая зона вокруг АЭС оказалась загрязнена радиоактивными веществами: изотопами урана, плутония, йода-131, цезия-134, цезия-137, стронция-90. Спустя 30 лет дозиметры радиации в близлежащей Припяти продолжают зашкаливать. Какие методы использовались, чтобы максимально очистить от загрязнения радионуклидами территорию вокруг Чернобыльской АЭС, редакции "Вектор ньюз" в эксклюзивном комментарии рассказал "ликвидатор" Олег Лихолат.

Благодаря сложившейся атмосферной ситуации, большая часть радиоактивного облака ушла в сторону России и Белоруссии. Припять радиоактивные массы как бы обогнули, в результате по сторонам от города образовались две линии высокого радиационного загрязнения, названные Северным и Западным следом. Тем не менее 26 апреля 1986 года экспозиционный фон в Припяти превышал норму в 70-100 тысяч раз: 1 рентген в час. Одним из незаменимых инструментов очистки стали пожарные машины, обеспечившие жидкостную дезактивацию – то есть помывку – стен зданий и крупных объектов струями дезактивирующего раствора (водой с моющими средствами) под сильным напором. Сначала с помощью вертолетов мыли крыши, затем пожарные машины обрабатывали стены. Судя по тому, что многие оконные стекла в Припяти уцелели до наших дней, напор воды регулировали, видимо, рассчитывая, что в эти здания скоро вернуться люди. Осознание масштаба трагедии пришло не сразу: по воспоминаниям ликвидаторов, со страниц газет летели уверения в абсолютной безопасности нахождения на территории АЭС, и тысячи людей сами вызывались ехать на место аварии.
Пожарные в Чернобыле: как территорию вокруг АЭС отмывали «компотом»

Олег Петрович закончил Черкасское пожарно-техническое училище МВД СССР, а затем был отправлен для прохождения службы в Киев, где и работал в должности инспектора пожарного надзора. В 1985 году по личным причинам ушел из органов и устроился на работу в Министерство юстиции Украинской ССР. А 9 мая 1986 года в квартире у Олега Лихолата раздался звонок в дверь и сотрудник военкомата сообщил о том, что нужно выдвигаться на переподготовку в Белую Церковь.

- На тот момент мне уже было достоверно известно, что произошло на Чернобыльской АЭС, поэтому сразу стало понятно, о какой "переподготовке" идет речь, - начинает свой рассказ О.Лихолат. - Нас привезли в Белую Церковь, где переодели в казенную одежду и объяснили суть нашего призыва. Собрали всех бывших работников пожарной охраны, чтобы с нашей помощью уменьшить радиоактивный фон до того уровня, который бы хоть как-то позволял работать на месте аварии – расчищать место аварии, начинать строить саркофаг и так далее. Из Японии к тому моменту начали поставлять спецсредство, которое смешивали с жидким стеклом, горячей водой и еще рядом компонентов, и получали, как мы называли, «компот». Поскольку смесь необходимо было использовать в теплом виде (если бы она застыла, то пожарную машину можно было бы сразу выбрасывать), то ее готовили примерно в 5 км от ЧАЭС. А наши расчеты подъезжали для заправки из села Оране (15-20 км от ЧАЭС). Так вот 1 тонна порошка разбавлялась 10 тоннами смеси. Ее можно было наносить только с применением специальной техники. После двойной обработки этим составом происходило 10-кратное снижение уровня радиации, что уже позволяло хоть что-то делать на загрязненной территории. На саму станцию мы не заезжали, но находились в сотнях метров от эпицентра взрыва. Точно помню, что обрабатывали смесью цементный завод. За сутки получалось 6 ходок, или по 18 рабочих часов. Поэтому и спать, и есть приходилось урывками. По возвращению в палатки одежду уничтожали. Но через 3-4 дня из-за высокой температуры начали гореть леса, а поскольку у нас чуть ли не у единственных была приспособленная техника, то по вечерам мы еще выполняли и собственно работы по тушению пожаров. Не по приказу, а по велению долга
Пожарные в Чернобыле: как территорию вокруг АЭС отмывали «компотом»

С первых же дней после трагедии, когда на ликвидацию последствий были брошены войска (воинские части внутренних войск МВД, гражданской обороны и армейские инженерные подразделения), в народе пошел слух: Чернобыль поголовно пьян. В том плане, что ликвидаторов буквально заливают водкой - мол, лишь она способна выводить радиацию. Слух этот имел для гражданского населения не очень приятные последствия. Ведь каждый в борьбе за собственное здоровье спешил также впасть в алкогольный транс, дабы обезопасить организм от проклятущей радиации. Едва ли какой-то другой товар в те дни был настолько популярен, как сорокаградусная. Вино-водочные магазины подвергались беспрестанным атакам, и бутылки с вожделенным «лекарством» вмиг разметались. Заметим, что в контексте рекомендаций медиков та же участь постигала и вина, и не только сухие красные, как советовали доктора. Впрочем ни у военных, ни у «партизан» (призванными с гражданки военнослужащими запаса. - Прим. Ред.), особо злоупотреблять спиртным не получалось. Прежде всего, каждый человек постоянно был на виду, режим был простой: отдых в лагере и работа - и все под контролем кадровых офицеров.

Подтверждает это и Олег Лихолат:
- Насчет употребления спиртного, то этим спасались буквально все. Слухи о том, что Чернобыль поголовно пьян в целом правдивы. Но замечу, что ни о крупных авариях, ни о других ЧП из-за пьянства мне ни слышать, ни видеть не доводилось. То есть для многих это было только лекарство. Да и специальных йодосодержащих добавок или иных препаратов тогда еще никто не выдавал.


Максимальная доза радиации, которую позволялось набирать ликвидатором – 25 рентген, это составляло примерно половину допустимой дозы для военнослужащих при действиях на заражённой местности (50 рентген). Порог острой лучевой болезни, грозящей летальным исходом, начинается где-то на уровне 100 рентген (1 грей). Каждый день дозиметристы вписывали в личные карточки полученные дозы и когда общая превышала норму – работа ликвидатора в Зоне считалась законченной и он отправлялся домой. Но не всегда вовремя прибывала смена, часто данные в карточках занижались, а фон вблизи станции был настолько нестабилен, что даже люди, находящиеся в одной группе на расстоянии 50 метров друг от друга, могли получать совершенно разные дозы и эффективно проконтролировать это даже с помощью индивидуальных дозиметров было невозможно.

- В таком режиме я работал с 11 по 30 мая. За это время мне записали облучение в 33 рентгена, хотя считалось, что надо записывать не более 25 рентген. А какова на самом деле была получена доза облучения – не знал никто, поскольку дозиметры были достаточно примитивны, да и не всегда они срабатывали так как надо. По возвращению домой мне выдали 5 окладов за работу на ЧАЭС, чуть более 500 рублей, - поделился воспоминаниями Олег Лихолат.

Напомним, что сегодня, 26 апреля, Президент Украины отметил, что герои-ликвидаторы в первые минуты, дни, недели после аварии ценой собственных жизней останавливали катастрофу, спасая человечество. «Можно сказать, что они были ангелами-хранителями человечества. Это были люди различных специальностей и социального положения: военные, шахтеры, ученые, медики. И только благодаря их победе далеко не мирный атом был локализован. И мы низко кланяемся и тем, кто с нами, и тем, кого уже, к сожалению, нет и не вернуть», - сказал он.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930