Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

УПА Боровца и УПА Бандеры: утраченные возможности

УПА Боровца и УПА Бандеры: утраченные возможности
«Армия без государства – то же, что и государство без армии. В одном и в другом случае, особенно на этапе становления, одна существующая сама по себе структура, как и другая, обречена на поражение».
Тарас Бульба-Боровец


История украинского повстанческого движения эпохи Второй мировой войны и первых лет после нее подтверждает одну истину, которая и сегодня вызывает ожесточенные дискуссии. Ведь любая партизанская борьба - во все времена, для всех народов и на всех континентах - была и остается явлением крайне неоднозначным. Как и мотивы, которые заставляют разных людей в критические моменты истории своей страны брать в руки оружие и идти в ряды повстанцев. Пожалуй, наиболее ярко это описал Эрнест Хемингуэй в своем выдающемся романе «По ком звонит колокол» о гражданской войне в Испании. По существу, всегда в обозримой человечеству истории там оказывались и идейные борцы за свободу своей родины, и болезненные честолюбцы, а рядом с ними - и случайные люди, которых загоняла "в лес, или в горы" безысходность. А порой - и откровенные мародеры, уголовные преступники, а то и провокаторы и предатели, которые служили не отечеству, а его врагам. Наверное, именно поэтому далеко не всегда такие вооруженные формирования достигали своей цели - по крайней мере, при жизни их участников. На этом фоне героическая фигура Тараса Бульбы-Боровца, к сожалению, должным образом недооцененная в Украине и по сей день, дает богатую пищу для размышлений, особенно сейчас, когда многонациональный народ Украины вступил не по своей воле в смертельный поединок и не с народами Российской Федерации, а с агрессивной и варварской Путинской империей.

Легендарный революционер Че Гевара в своей публицистике, которую никогда не издавали ни во времена Советского Союза, ни теперь в независимой Украине, а тем более в современной России, в полном, а не «кастрированном» объеме, отмечал, одно интересное обстоятельство. Оказывается, что его, Фиделя Кастро и Камило Сьенфуэгоса много чему научил при организации восстания на Кубе против диктатора Батисты и дальнейшей партизанской борьбы, прежде всего ... опыт УПА. Но, по крайней мере, именно он точно знал, что авторство этой грозной аббревиатуры (первоначально - "Украинская Повстанческая Армия – Полесская Сечь") принадлежит именно Тарасу Боровицу. Дело в том, что Эрнесто Рафаэль Гевара дела Серна (1928-1967) – таково настоящее имя Че Гевары - родился в провинциальном аргентинском городке Росарио, в окрестностях которого проживало тогда немало украинских эмигрантов. И, книгу одного из лидеров УПА, Тараса Боровца «Армия без государства», изданную уже тогда в Аргентине, и в испанском переводе тоже, он читал, о чем вспоминали друзья его юности - дети украинских эмигрантов.

С "Кобзарем" в сердце
Тарас Дмитриевич Боровец (подпольные клички - Тарас, Ристриченко, Байда, Тарас Бульба) родился в тот же день, что и его гениальный тезка - Тарас Шевченко - 9 марта 1908 года в селе Быстричи на Ровенщине. Семья была многодетной (девять детей) и малоземельной. В детстве за похожий на картофелину нос соседские дети прозвали маленького Тараса "Бульбой". "За это пренебрежение, - писал впоследствии в своих мемуарах Боровец, - я очень сердился и нередко дрался с соседской пацанвой. Но когда уже в начальной школе я прочитал гоголевского "Тараса Бульбу", конечно, не в подцензурной «сталинской» версии, как я ее теперь читают школьники в несчастной Советской Украине, начал своим именем гордиться".

Детство его прошло в рассказах престарелого родного деда Юлиана о его прапрадеде - предке Боровцов, который воевал на стороне гетмана Мазепы против российского «царя-антихриста» Петра I. А первой книгой юного Тараса, по которой он учился грамоте, стал шевченковский «Кобзарь», подаренный ему бывшим воином армии УНР. Поэтому еще десятилетним сельским мальчиком проникся он идеалами Четвертого Универсала Украинской Народной Республики, который торжественно провозглашал: "Отныне Украинская Народная Республика становится самостоятельной, ни от кого независимой, свободной, суверенной Державой Украинского Народа". Живя в считанных километрах от тогдашней советско-польской границы, как и другие жители Западной Украины, он, уже, будучи молодым человеком, был хорошо осведомлен о страшном голодоморе, который искусственно создали кровавый людоед Сталин и его украинские манкурты-пособники, чтобы уничтожить свободного крестьянина-собственника на подконтрольной им территории Украины. Ведь тысячи голодающих, несмотря на пулеметные очереди чекистских пограничников, нелегально пытались тогда перейти, или переплыть тогдашнюю польско-советскую границу в поисках хоть какого-то пропитания.

Зимой 1932-1933 годов он создает "Украинское национальное возрождение" - подпольную организацию, основной задачей которой было проведение культурно-просветительской работы, прежде всего, среди украинской молодежи. Следует отметить, что Тарас Боровец, кроме всего прочего, имел и незаурядный писательский и журналистский талант. Скажем, в памфлете "Господин депутат в сейме" он язвительно высмеял польскую парламентско-демократическую систему, которая была таковой при Пилсудском только на словах. За это Боровца приговорили к трем годам заключения в печально известном концентрационном польском лагере "Береза Картузская". Однако через девять месяцев, благодаря якобы "образцовому" поведению, его освободили, но с категорическим запретом проживать в пограничной зоне.

Будущий генерал УПА был вынужден уехать вглубь Польши, а работой своей организации он руководил через связных. Ни пытки в польских тюрьмах, ни издевательства в концлагере не подавили воли патриота к борьбе - они его только морально закалили. Затем он становится сотрудником разведуправления нелегального Генерального штаба Украинской Народной Республики, которым руководил тогда полковник Иван Литвиненко.

"Полесская сечь", которая стала УПА
1 августа 1940 Тарас вместе с Валентиной Кульчинской, дочерью автокефального священника Евгения Кульчинского, известного деятеля украинского освободительного движения 1917-1920 годов, с помощью полковника Литвиненко переходит условную «штрихпунктирную» границу между нацистской Германией и сталинским Союзом, созданную по печально известному пакту «Риббентропа-Молотова». Именно на эти времена и пришлась встреча в глухом полесском урочище известного украинского писателя и журналиста Власа Самчука с Тарасом Боровцом. Как пишет сам Самчук, он увидел: "молодого, высокого и стройного человека с провокационной рыжеватой бородкой монастырского послушника, в старой, вылинявшей униформе то ли польского, то ли красноармейского пехотинца, с лапидарно выделявшейся сине-желтой повязкой на левом рукаве". И добавляет: "Замечательный атаман! Его лицо напоминает монаха и … анархиста. Он же и поэт, и драматург ... И как каждый атаман, подобно Нестору Махно, мечтатель и фантаст". Писатель, тогда, как говорится, в воду глядел. Ведь именно Тараса Боровца правительство УНР в эмиграции назначило командиром будущей Украинской Повстанческой Армии "Полесская сечь", которую надо было еще сформировать.

С началом войны 1941 году между противостоящими друг другу Третьим Рейхом и Сталинской империей УПА "Полесская сечь" в составе, по разным оценкам, более 10000 бойцов покрывает свое знамя неувядаемой славой в жестоких боях и с гитлеровцами, и одновременно с террористическо-диверсионными частями НКВД и НКГБ. Кстати, сам Бульба тогда замечал о последних: "Как бы ни пробовали чекисты и «комиссары» подносить боевой дух своей безлюдной массы, главным образом – автоматом ППШ, который мы в своей среде называли «финка», поскольку знали, что он - дешевая копия пистолета-пулемета «Суоми», производившегося в Финляндии, однако, он с каждым днем падал. Их деморализация росла на глазах. После адских детонаций немецкого динамита под абсолютно бесполезными при отступлении Красной Армии сталинскими бетонными бункерами, минометных обстрелов при окружении очередного села, городка или железнодорожной станции, подневольные рядовые красноармейцы разбегались, кто куда мог. Они прятались по лесам от своих начальников и комиссаров, и массово переходили на нашу сторону, в наши украинско-русско-белорусские подразделения. Кстати, потом они стали нашими лучшими боевыми товарищами".

Не давали бульбовцы покоя и нацистским "освободителям". В историю героической борьбы воинов УПА Боровца (Бульбы) навсегда вошла, например, "Шепетовская операция", в результате которой этот большой железнодорожный узел в ночь на 19 августа 1942 года был освобожден от гитлеровцев. Внимания заслуживает и операция в Гоще, когда формирования «Полесской Сечи» разбили наголову подразделения и СС, захватив тамошнюю типографию. Кстати, это позволило наладить массовый по тем временам выпуск патриотических газет «Оборона Украины», «Гайдамака» и «Земля и Власть». Здесь и пришлось атаману вспомнить свою довоенную специальность. Ведь эти издания Тарас Боровец нередко лично и редактировал.

А особенно впечатляющей была операция в Людвиполе 28 марта 1943 года, когда 2000 эсэсовцев и шуцманов так и не смогли захватить этот город, который находился в руках повстанцев. Таким образом, на втором году войны УПА "Полесская сечь" почти полгода не пускала захватчиков на огромную территорию в треугольнике Слуцк-Гомель-Житомир с более чем миллионным смешанным украинско-белорусско-еврейским гражданским населением. Он стал поистине "бермудским" для пришельцев-оккупантов, в чью униформу они бы не были одеты. И огромная заслуга в том - атамана бульбовцев, который в то время только что перешел возраст Иисуса Христа.

Рассорились и проиграли оба
К сожалению, его отношения с бандеровцами складывались довольно драматично. К концу 1941 года Бульба-Боровец достиг договоренностей только с представителями УПА-ОУН (Андрея Мельника), которые оперировали в основном в украиноязычных регионах современной Польши. Хотя последние и не соглашались с политической платформой руководства УНР, но по тактическим вопросам, особенно в области военного сотрудничества, достигли с атаманом полного понимания. Со сторонниками же УПА-ОУН (Степана Бандеры) прийти к согласию так и не удалось. А суть разногласий между УПА-ОУН (Б) и УПА «Полесская Сечь» заключалась во взглядах Бульбы и Степана Бандеры.

"Вы признаете принцип безусловной диктатуры Вашей партии, а мы стоим на позиции кровного и духовного единства целого народа на основе демократии, где все имеют равные права и обязанности, - отмечал в переписке со Степаном Бандерой и Романом Шухевичем Тарас Боровец. - Мы утверждаем многогранность мировоззрения среди украинского народа и не видим необходимости ликвидировать ее искусственными методами "единства". Напротив считаем, что единственно верной будет та концепция, которая вместо разжигания внутренних междоусобиц в борьбе за власть мобилизует все силы народа для борьбы в первую очередь с внешними врагами, подчиняет ее не тому или другому «вождю», или партии, а приоритету нации и государства".

В результате на конец зимы 1942 - начало весны 1943 г. г. пришелся период утраченных возможностей консолидации всех патриотических сил Украины. Посыпались взаимные обвинения. Со стороны ОУН (Б): "Самозваный атаман, анархист Тарас Боровец, громко называющий себя Бульбой везде «подписывается» под действия УПА, с которой он никогда не имел ничего общего, пытается в последнее время снова найти общий язык с немцами, чтобы они позволили ему "творить армию". Боровец резко в ответ: "Сегодня на землях Западной Украины снова появилась уголовная банда в виде так называемой бандеровщины. Основной приметой этой организации является ее напыщенное и бесстыдное самохвальство, хамское непризнание никого вне себя и вечная жажда руины, вечной войны для войны, и ни малейшего желания создания каких-либо духовных или материальных ценностей". А такая ссора была явно не ко времени. К тому же, в конце ноября 1943 Боровец был вычислен и коварно арестован гестапо и заключен в нацистский концлагерь Заксенхаузен, где, кстати, в то время, находился и Степан Андревич Бандера Освободиться ему удалось только в конце войны.

Жизнь после славы
Впоследствии, уже за пределами Украины (после войны Боровец некоторое время жил в Германии в зоне американской оккупации), он сотрудничал с Украинским национальным объединением. С 1948 года проживал в эмиграции в Канаде. Здесь он организует выпуск ряда изданий, которых нелегально переправляли в Украину, где оставшиеся воины УПА еще несколько лет вели героическую борьбу против сталинского режима. Эти газеты и журналы поднимали дух непокоренных, внушали им веру в конечную победу. Но самым известным документально-публицистическим произведением Боровца все-таки следует считать его книгу "Армия без государства. Слава и трагедия украинского повстанческого движения. Воспоминания".

Книга состоит из четырех частей, разделы которых раскрывают их содержание: "Между двумя войнами", "Революционно-партизанская борьба против большевиков", "Революционная борьба против Гитлера", "Дальнейшая борьба Украины против коммунистической Москвы". К сожалению, в настоящее время, когда состояние современной украинской армии (и не по вине наших рядовых воинов и их непосредственных командиров!) под руководством нынешнего «гетмана-главнокомандующего» Петра Порошенка и его вороватых горе-генералов, иначе как мало боеспособным, никак не назовешь, основополагающий тезис этой книги выглядит как никогда актуальным.
Но автору не суждено было дожить до печатного появления его воспоминаний в родной Украине: он умер 15 мая 1981 года. Похоронили атамана - генерала-хорунжего УПА, кавалера высших украинских эмигрантских наград (Военного креста и Креста украинского свободного казачества) - с военными почестями в присутствии тысяч людей на украинском пантеоне-кладбище в Баунд-Бруке под Нью-Йорком. К сожалению, в современной Украине, где "геройские" звания раздавали (и раздают) преимущественно тем, кто к борьбе за суверенитет Украинского государства имеет довольно сомнительное отношение, Тарас Боровец достойного признания так не получил. А столетие со дня рождения атамана несколько лет тому назад отметили должным образом разве что на родной Ровенщине.

Игорь Галущак (Львов)
В рамках участия в конкурсе «Идентификация Украины: дискуссионные вопросы»
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930