Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Мировой рынок нефти: США начинают и, похоже, выигрывают

Мировой рынок нефти: США начинают и, похоже, выигрываютНефтяной кризис 1973 года начался 17 октября 1973 года. В тот день все арабские страны-члены ОПЕК, а также Египет и Сирия, заявили, что они не будут поставлять нефть государствам, поддержавшим Израиль в ходе Войны Судного дня. Это касалось прежде всего США и их союзников в Западной Европе, но также Канады и Японии. В течение следующего года цена на нефть поднялась в четыре раза - с трех до двенадцати долларов за баррель. «Нефтяное эмбарго», как стали коротко называть этот кризис со временем, стало первым (но далеко не последним) энергетическим кризисом, хотя до сих пор считается крупнейшим. В тот период ОПЕК снизила объемы добычи нефти не только для того, чтобы повлиять на мировые цены в свою пользу, но с целью создания политического давления на мировое сообщество, чтобы лишить Израиль поддержки западных стран. Так нефть впервые стала «оружием».

Мировое сообщество, и в первую очередь США, выучили тот урок. Проблема полного устранения или хотя бы минимизации угрозы применения «энергетического оружия» стала приоритетной во внешней политике Запада, который стремился обезопасить себя, но также использовать его против враждебных режимов, в первую очередь – СССР. Создание стратегических резервов нефти, развитие собственной добычи, строительство гибкой инфраструктуры, формирование сложной сети внешнеполитических союзов и альянсов, проведение скоординированной политики против картельных договоренностей – все эти инструменты позволили Северной Америке и ЕС сформировать такие условия функционирования экономики, которые практически свели на нет дальнейшие попытки «нефтяного шантажа». Дежа-вю на рынке газа, спровоцированное Россией в 2005-2006, а затем в 2009-2010 годах, значительно ускорило формирование диверсифицированного рынка газа в Европе, бурное развитие сланцевых технологий в США и Канаде, и завершается на наших глазах созданием всемирного рынка энергоресурсов, который сделает невозможным любой нефтегазовый шантаж в будущем. Ключевым элементом этого процесса стал выход на рынок американских производителей нефти. До 2015 года в США по соображениям национальной безопасности был запрещен экспорт сырой нефти. Наоборот, США были крупнейшим в мире потребителем этого ресурса. Однако начиная с 2016 года сланцевый бум сделал возможным, во-первых, отказ от импорта, и, во вторых, экспорт американской нефти. По состоянию на 2017 года США экспортируют в среднем 770 000 баррелей нефти в день, причем в середине февраля эта цифра достигала 1.2 млн баррелей. Это пока немного. Но это в два раза больше, чем в прошлом году – беспрецедентная динамика роста. США теперь экспортируют больше, чем многие страны ОПЕК – Эквадор, Габон, Ливия и даже Катар. Крайне любопытно, что в феврале наибольшим покупателем американской нефти стал Китай – 8 млн баррелей, обогнавший по этому показателю Канаду.

Экспорт нефти США стал возможным в связи с бурным ростом сланцевых и глубоководных технологий, активной разведки и добычи нефти и газа. Только в этом году в Мексиканском заливе начнется добыча нефти на двух новых месторождениях, и еще пять будут введены в эксплуатацию в следующем году. Восемь новых месторождений были запущены в прошлом году. По данным ведущих аналитиков рынка себестоимость добычи нефти на больших глубинах Мексиканского залива составляет около 50 долларов. Одно из глобальных преимуществ США – это наличие как «наземной» так и «глубоководной морской» добычи нефти. Себестоимость нефти, добытой в море и на земле разная, и «морская» составляющая менее подвержена колебанию цен на рынке. Если при падении цены на нефть сланцевая нефть становятся не выгодной, то нефть из Мексиканского залива продолжает исправно поступать. В целом ожидается, что в 2017 году средний уровень добычи здесь составит 1.7 млн баррелей в день, а в 2018 – 1.9 млн. Не стоят на месте и технологии. На рассмотрении в Патентной службе США находятся 70 патентов на технологические новшества, которые еще более удешевят глубоководную добычу.

В то же время, по данным Информационной службы Министерства энергетики США добыча сланцевой нефти в мае текущего года возрастет рекордными за последние два года темпами на 123 тысячи баррелей и, таким образом, общая доля сланцевой нефти в общей нефтедобыче США возрастет до 5.19 млн. баррелей. Немаловажно, что рекордными темпами растет и добыча сланцевого газа. В мае 2017 она составит 50.1 млрд куб. футов в день, и объемы добычи растут уже семь месяцев подряд. Ко всему же Геологическая служба США объявила на днях об открытии двух крупнейших в истории страны месторождений газа в районе Мексиканского залива. Запасы газа там оцениваются в 305 триллионов куб. футов, но есть также и нефть – 4 млрд. баррелей. Рост добычи газа и перспективы разработки подобных гигантских месторождений привели к тому, что в этом году электрогенерация в США на природном газе превысит электрогенерацию на угле – 34% против 32%, и эта тенденция имеет потенциал стать определяющей. Очевидно, что возрастет и экспорт сжиженного газа – как известно, в прошлом году первые танкеры с американским LNG благополучно достигли берегов Европы, причем одним из первых покупателей стала Турция.

Все эти обнадеживающие новости из США представляют интерес не только сами по себе, но и в том контексте, что в конце мая состоится предварительное заседание стран ОПЕК и России, которые должны решить продолжать ли еще на 6 месяцев согласованное сокращение добычи нефти, достигнутое в прошлом году. Удержание низких цен на нефть является частью тактики Запада по сдерживанию имперских амбиций России, вся экономика которой построена на петродолларах. Эксперты отмечают, что за прошедшие полгода геополитическая ситуация не улучшилась, противостояние России и Запада продолжается, санкции остаются в силе, а политика новоизбранного президента США Д.Трампа с учетом традиционного республиканского «энергетического» лобби обещает дальнейшее развитие нефтегазового сектора США. В предварительном плане страны ОПЕК говорят о необходимости продления рыночных ограничений как минимум на уровне прошлогодних 1.2 млн. баррелей (говорят даже об увеличении ограничений до 1.8 млн.). Падение цен на нефть определяет отрицательные показатели роста ВВП России второй год подряд, но и в Саудовской Аравии ожидаемый весьма умеренный рост в 1.4% процента в этом году, скорее всего, не станет реальностью. Однако в то время, как Саудовская Аравия решает проблемы экономики выходом на рынок финансовых заимствований (последний раз – на 9 млрд. долларов), для России финансовые рынки закрыты. Если цены на нефть не вырастут, президентские выборы в России в 2018 году пройдут в усложненных политических условиях, чего Кремль старается избежать любой ценой. Поэтому следует ожидать, что и Россия, и Саудовская Аравия, выступят за согласованное сокращение добычи. Кувейт и ОАЕ также поддерживают дальнейшее сокращение добычи.

Однако какое бы решение страны ОПЕК и Россия не приняли, отныне на рынке появился новый «регулятор» – экспортный потенциал США. Как показал прошедший год, если сокращение добычи приводит к росту цен выше 50 долларов, это немедленно приводит к росту добычи и экспорта из США, и цены возвращаются к отметке 50+. Именно поэтому в течение последних месяцев цены на основные марки нефти находятся в коридоре 49-51 долларов за баррель. Кроме того, отмечается активный выход США на самые динамичные в мире рынки Азии, хотя танкерные маршруты от Мексиканского залива до Азии являются едва ли не самыми длинными в мире. В целом отмечается резкое перераспределение в течение прошедшего года направлений американского экспорта – с Мексики и Канады на Европу и Азию. Изменения столь разительны, что специалисты невольно задаются вопросом – это часть государственной политики по вытеснению России с ее традиционных рынков или просто дань рыночной коньюктуре? Вопрос вполне справедлив, потому что рост нефтедобычи наблюдается и в Канаде –до 4.7 млн. баррелей в день, и в то же время, Китай утроил за последние годы мощности своих нефтеперерабатывающих заводов, и отчаянно нуждается в дополнительных ресурсах, а для США важно сбалансировать «китайский» вектор внешней торговли. Поэтому не исключено, что общая экспортная стратегия США включает не только политические, но и экономические расчеты.

Новый феномен – несостоявшийся ожидаемый рост цен на рынке нефти в связи с ростом американского экспорта - имеет тенденцию стать определяющим фактором уже в ближайшие годы. С объемом добычи в 9.25 млн. баррелей нефти в день (рост 10% по сравнению с прошлым годом) и стратегическим запасом в 532 млн. баррелей США уверенно расчищают для своих компаний доступ на самые выгодные мировые рынки – в первую очередь китайский. Не за горами и рост объемов экспорта сжиженного газа. Как только американские экспортеры сделают возможным поставки как через Атлантику, так и в Тихоокеанский регион, фрагментарный до сих пор мировой рынок энергоресурсов станет глобальным, и угроза применения «энергетического оружия», как и само его существование, отойдут в прошлое.

Сергей Корсунский
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930