Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

История о шпионе, который спас мир от ядерной войны

История о шпионе, который спас мир от ядерной войныНедавно я прочитал весьма интересную книгу, накануне вышедшую из печати под названием «Иван Серов. Записки из чемодана». Книга вышла при непосредственном участии составителя текста и комментатора описываемых событий известного российского публициста, члена Центрального Российского Совета военно-исторического общества, А.Хинштейна. Уникальность и историческая ценность этой книги заключается в том, что она фактически написана на основе личных дневниковых записей одного из выдающихся государственных деятелей Советского Союза генерала армии Ивана Александровича Серова.

История о шпионе, который спас мир от ядерной войныИ.Серов начал вести дневники в январе 1939 года, когда он в составе группы выпускников военных академий был направлен на работу в органы НКВД СССР с целью усиления кадрового состава спецслужбы, подвергшейся жестоким репрессиям ежовско-ягодовского периода. Ведение дневников в советской армии и спецслужбах было запрещено, а во время войны за такие деяния офицера могли отдать под трибунал или отправить в штрафбат. Тем не менее, автор систематически вел личные записи до увольнения с военной службы, тщательно скрывая это не только от своего окружения, но и от близких родственников. Уже находясь на пенсии, И.Серов начал систематизировать дневники, но во времена Н.Хрущева и Л.Брежнева их публикация была практически невозможна, поскольку советские лидеры опасались, что будут обнародованы компрометирующие факты, касающиеся их личной жизни или важных событий общественно-политической деятельности. Более того, о существовании дневников стало известно КГБ, сотрудники которого осуществляли постоянное наблюдение за семьей И.Серова и получили указание найти и изъять тайные записи генерала.

Иван Александрович умер на 85 году жизни. И хотя его дача в Архангельском подверглась тщательному обыску сотрудниками КГБ, дневники так и не нашли. Видимо у чекистов появились уже более важные проблемы – на грани развала был весь Советский Союз. Спустя почти четверть века в 2012 году в доме генерала, который перешел по наследству его внучке, затеяли капитальный ремонт. Когда рабочие начали ломать стену в гараже, они неожиданно наткнулись на тайник, в котором обнаружили два чемодана, битком набитые не золотом и бриллиантами, а блокнотами с записями деда. Генерал действительно оказался хорошим конспиратором. Но изложенное выше – это политическая подоплека трагических событий биографии И.Серова. Меня же, как профессионала разведки, заинтересовал раздел книги, описывающий оперативную составляющую причины и предлога скандального низложения могущественного начальника военной разведки.

Известно, что карающий меч обрушился на голову генерала армии в связи с нашумевшим в 1962 году арестом КГБ агента американской и английской разведок, полковника ГРУ Олега Пеньковского во время Карибского кризиса. Тогда накопившиеся противоречия привели к прямому ядерному противостоянию между СССР и США и фактическому началу 3-й мировой войны. Вина за работу агента против СССР была возложена также на его прямого руководителя – начальника ГРУ И.Серова, за что он и пострадал. Однако, как следует из дневниковых записей генерала и его последующих заявлений в ЦК КПСС по этому вопросу, дело обстояло намного серьезней.
В мировую историю спецслужб О.Пеньковский вошел как агент, спасший нашу планету от начала ядерной катастрофы, о чем написаны десятки статей и книг. И хотя по приговору советского трибунала он был расстрелян за измену родине как предатель, выдавший противнику особо важные государственные секреты, его имя до сих пор вызывает у многих симпатию.

В своих записях И.Серов впервые высказал сенсационную версию о том, что О.Пеньковский был не «двойным агентом», работавшим на США и Великобританию, а «тройным агентом», который в качестве агента КГБ был подставлен ЦРУ и МИ-6 с целью продвижения натовцам выгодной СССР стратегической дезинформации. В то время КГБ разрешалось вербовать сотрудников ГРУ в процессе контрразведывательного обеспечения военной разведки, а также для привлечения их к мероприятиям стратегической разведки. При этом И.Серов утверждал, что кроме решения этой основной задачи О.Пеньковский параллельно выполнял и второе важное для нового руководства КГБ задание: создать условия для компрометации влиятельного главы ГРУ с целью его окончательного устранения с арены внутриполитической борьбы. В тот период команда «молодых реформаторов» уже активно готовилась к смещению Н.Хрущева с высших постов в государстве и «зачищала под себя» все силовые ведомства. Ранее, пользуясь мнительностью Н.Хрущева, они спровоцировали решение об увольнении с поста Министра Обороны Г.Жукова, который в силу разных причин поддерживал Н.Хрущева. Ими также было инициировано перемещение И.Серова с поста Председателя КГБ на менее влиятельную должность начальника ГРУ. Однако и в этом статусе генерал продолжал оставаться преданным союзником 1-го секретаря ЦК, а значит, представлял явную угрозу планам заговорщиков. У И.Серова в непосредственном подчинении находился многочисленный армейский спецназ, который легко мог быть задействован во внутриполитических разборках. Кроме того, у А.Шелепина, который ранее занимал пост 1-го секретаря ЦК ВЛКСМ и совершенно неожиданно для многих стал Председателем КГБ, и И.Серовым сложились исключительно скверные личные отношения, и новоиспеченный кгбист не скрывал своей неприязни. Такие же неприязненные отношения сложились у И.Серова и со следующим «комсомольцем» из числа заговорщиков на посту главы КГБ В.Симичастным. В своих записях И.Серов привел факты того, как О.Пеньковский нагло, а иногда и достаточно топорно, пытался сблизиться с ним и его семьей. Это происходило при явном содействии влиятельных внешних факторов, которые могли быть обеспечены, по мнению генерала, только возможностями КГБ, с целью создания компрометирующих обстоятельств вокруг него. Эти обстоятельства и были в последующем использованы в полной мере при формулировании выдвинутых претензий генералу. Более того, наказание, которое понес И.Серов, явно не соответствовало уровню его вины. Поскольку, по мнению многих сотрудников, другие руководители спецслужб даже при более серьезных провалах в работе подчиненных получали намного более мягкие служебные взыскания. В случае с О.Пеньковским все остальные должностные лица КГБ, ГРУ и МО, которые имели непосредственное отношение к его делу, понесли относительно незначительные наказания. Правда, такое же суровое наказание «за потерю бдительности» понес и главный маршал артиллерии, командующий ракетными войсками Сухопутных войск СССР С.Варенцов, но он действительно был близкой связью шпиона и, якобы, его основным источником стратегической информации. О неадекватности вины И.Серова говорил в частной беседе даже Н.Хрущев, но ничего исправить он уже не успел, так как сам был отправлен в октябре 1964 года заговорщиками во главе с Л.Брежневым на бесславную пенсию.
История о шпионе, который спас мир от ядерной войны

На фото - О.Пеньковский во время оглашения приговора

Таким образом, если версия И.Серова верна, то О.Пеньковский как агент КГБ эффективно выполнил одно из заданий своих кураторов, обеспечив устранение И.Серова с внутриполитической арены, и тем самым создав благоприятные условия для последующего смещения заговорщиками Н.Хрущева с высших должностей государства. Однако при этом возникает вопрос о том, какой же реальный вред нанес О.Пеньковский СССР в качестве шпиона ЦРУ и МИ-6?

Из истории известно, что предпосылки Карибского кризиса появились после того, как в 1959 году на Кубе в результате государственного переворота к власти пришли молодые офицеры во главе с Ф.Кастро, который и провозгласил социалистический путь развития государства. СССР, крайне заинтересованный в существовании стратегического союзника в непосредственной близости от своего главного противника США, незамедлительно развернул широкомасштабную военно-экономическую помощь острову Свободы, как тогда называли Кубу в советской прессе. Американцы попытались кардинально изменить ситуацию, и весной 1961 года ЦРУ организовало высадку в бухте Кочинос на Кубе 2,5 тысячной группировки хорошо вооруженных кубинских эмигрантов с целью свержения режима Ф.Кастро. Но эта операция, к удивлению многих экспертов, провалилась, поскольку гвардейцы Ф.Кастро наголо разбили мятежников. Тем не менее, США продолжали готовить планы возвращения Кубы под свой контроль, для чего была разработана и утверждена 8 марта 1962 года Президентом Д.Кеннеди операция по военной оккупации Кубы под кодовым названием «Мангуст», которая намечалась на вторую половину октября 1962 года. В ней должны были принять участие две воздушно-десантные, две пехотные, две бронетанковые дивизии, дивизия морской пехоты, спецподразделения, более одной тысячи самолетов и 183 корабля ВМС. Одновременно в рамках Единого оперативного плана SIOP-2 США к тому времени окружили СССР с территории союзных государств по НАТО базами пусковых установок ракет средней дальности с ядерными боеголовками в количестве 6000 единиц. В этих условиях Н.Хрущев четко сознавал, что в случае вторжения американцев на Кубу СССР адекватно ответить не сможет, что приведет к стратегическому поражению Советского Союза с непредвиденными последствиями. В то же время, благодаря успехам СССР в освоении космоса, продемонстрированным накануне запуском первого спутника Земли и полетом Ю.Гагарина, а также целенаправленной дезинформации, распространяемой советскими пропагандистскими органами, руководство США реально полагало, что СССР добился определенного преимущества в ракетно-ядерных технологиях. Н.Хрущев знал о сомнениях американцев. Поэтому летом 1962 года Президиум ЦК КПСС принял по его предложению авантюристическое решение ответить на замыслы США силой и формально, по просьбе кубинского правительства, тайно разместить на острове Свободы советские ракеты средней дальности с ядерными боеголовками, а затем поставить США перед свершившимся фактом. Согласно этому решению советские вооруженные силы приступили к выполнению совершенно секретной операции «Анадырь», в ходе которой на Кубу морем на гражданских судах начали скрытно доставляться ракеты, самолеты, танки и другая техника, а также соответствующие подразделения советских войск. Американцы вскоре засекли подозрительные перемещения советского торгового флота и попытались прояснить обстановку средствами разведки и дипломатическим путем.

Важно отметить, что по инициативе ГРУ к тому времени между высшим руководством СССР и США был установлен прямой канал конфиденциальной связи. Этот канал удалось наладить через военного разведчика, полковника ГРУ Г.Большакова, который работал под журналистским прикрытием в Вашингтоне, и сумел установить тесный контакт с братом Президента США - министром юстиции Р.Кеннеди. Братья, в свою очередь, знали, что Г.Большаков поддерживает близкие отношения с редактором газеты «Известия» А.Аджубеем - зятем Н.Хрущева. Это обстоятельство позволило договориться о возможностях обмена, при необходимости, неофициальными письмами межу лидерами государств. Когда американцы заподозрили СССР в поставках ядерных ракет на Кубу, Д.Кеннеди обратился по указанному каналу к Н.Хрущеву за разъяснениями. И советский лидер пошел на наглый обман Президента США, сообщив ему, что идет поставка исключительно оборонительного оружия, которое никакой угрозы для США не представляет.

Однако 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал размещение советских ракетных установок на Кубе, и для ЦРУ осталось только сомнение, оснащены ли они ядерными боеголовками. Вот тут якобы и наступил момент истины для шпиона О.Пеньковского. По оценкам западных экспертов, О.Пеньковский не только заранее сообщил ЦРУ о поставке ракет на Кубу, но и передал схему их точного размещения. И хотя Министр иностранных дел СССР А.Громыко продолжал лгать Президенту США, уверяя его в том, что никаких советских ракет на Кубе нет, американцы начали готовить ответные акции. 22 октября Д.Кеннеди публично обратился к нации и объявил о начале полномасштабной блокады Кубы, в результате которой ни один советский корабль не будет допущен к острову. Вооруженные силы обоих блоков - Варшавского договора и НАТО были приведены в полную боеготовность. Жители США начали в страхе массово покидать территорию страны. Мир застыл в ожидании ядерной катастрофы.
История о шпионе, который спас мир от ядерной войны

Как это, возможно, покажется странным, но в тот же день в Москве контрразведчики КГБ арестовали шпиона О.Пеньковского. После этого события кризис постепенно начал спадать, не смотря на то, что советские ПВО сбили американский самолет-разведчик, приблизившийся к Кубе, а аналитики ЦРУ пришли к выводу, что строительство всех 24-х пусковых установок для Р-12 на Кубе завершено, и ракеты будут готовы к бою в кратчайшие сроки. Нервы якобы у Д.Кеннеди не выдержали, он не решился на ядерный конфликт и по известному нам каналу послал обращение к Н.Хрущеву с предложением восстановить status quo. Шли круглосуточные напряженные консультации и по всем другим каналам. Н.Хрущев дал принципиальный положительный ответ президенту США. После этого впервые в истории межгосударственных отношений состоялась короткая личная беседа Д.Кеннеди и Н.Хрущева по радиотелефону. Якобы Р.Кеннеди спросил: «Неужели Вы не понимаете, что мы можем уничтожить вас 6 раз?» На что Н.Хрущев ответил: «А если мы уничтожим вас только один раз, этого будем мало?!». В итоге стороны быстро договорились. США гарантировали безопасность Кубы, обязались снять морскую блокаду с острова, вывести свои ракетные установки из Турции и сократить их количество в некоторых других странах. СССР заявил о демонтаже своих ракетных установок на Кубе и возвращении их с обслуживающим персоналом на родину. Хотя к тому времени на Кубу уже было скрыто доставлено морем 40 штук ракет Р-12 (ракеты Р-14 так и не доплыли к острову из-за блокады). Для боевого охранения этих ракет был также переправлен воинский контингент в составе 44 тысячи человек. В частности: вертолетный полк МИ-4, четыре мотострелковых полка, 2 танковых батальона, оснащенных новейшими танками Т-55, эскадрилья истребителей МиГ-21, 42 легких бомбардировщика ИЛ-28, 12 зенитно-ракетных установок С-75 и подразделения тактических ядерных ракет: 12 боеголовок “Луна”, ядерные бомбы для ИЛ-28 и 80 крылатых ракет. У фронтовой крылатой ракеты был радиус действия до 180 км, что позволяло ракете поражать цели даже во Флориде.

Так достаточно мирно завершился Карибский кризис, вызвавший в то время шок всей мировой общественности. Важную вспомогательную роль в разрешении кризиса сыграл упомянутый полковник ГРУ Г.Большаков, который в критические семь дней и ночей обеспечивал бесперебойный обмен секретными посланиями между лидерами обеих супердержав. Показательно, что его прямому руководителю – начальнику ГРУ И.Серову этот уникальный результат работы в позитив засчитан не был. Символично, что и самого Г.Большакова вскоре отозвали из загранкомандировки в связи со злоупотреблением спиртными напитками.

Каковы же военно-политические итоги Карибского кризиса?
США вынуждены были отказаться от намеченной оккупации Кубы и ее блокады, а также фактически гарантировали ее безопасность в будущем. США вынуждены были вывести свои РСД «Юпитер» из Турции и сократить их число в Италии. СССР вынужден был возвратить домой собственные войска и вооружение, которых ранее никогда на Кубе и не было. Слегка поиздержались на непредвиденные транспортные расходы. Конечно, несчитая несколько сотен солдат и офицеров (точная цифра не раскрыта до настоящего времени), погибших в тяжелейших условиях скрытной транспортировки и захороненных в морских глубинах или в братских могилах на острове. Но советских лидеров такие потери не смущали, ни во время войны, ни в мирное время. Кроме того, СССР убедительно продемонстрировал всем союзникам по Варшавскому договору и сателлитам в других частях света, что «своих советы не сдают». Явный выигрыш Советского Союза: 3-0.

Но был еще один не очень явный, но важнейший стратегический результат. Президента Д.Кеннеди окончательно убедили в том, что Советский Союз не опережал США в ракетно-ядерных технологиях, и поэтому не имело смысла доводить конфликт до ядерного противостояния, и не было необходимости форсировать в дальнейшем гонку вооружений для преодоления казавшегося отставания. Это дало возможность СССР в условиях острого дефицита материальных и финансовых ресурсов спокойно нарастить количество ядерных боеголовок до паритета, хотя в начале 60-х годов соотношение было приблизительно 1:20 в пользу США! Ядерная война была действительно предотвращена, хотя ее возможное начало в основном провоцировалось авантюристическими действиями советского руководства. Напрашивается логичный вывод: в результате Карибского кризиса СССР полностью переиграл США, и в этот явный результат внес существенный вклад шпион двух натовских разведок и советский предатель О.Пеньковский. Не парадокс ли?

Для того, чтобы попытаться ответить на этот вопрос обратимся к оперативной стороне шпионского дела. При этом важно понимать, кем был главный объект этого нашумевшего дела. Согласно официальной биографии, Олег Владимирович Пеньковский родился 23 апреля 1919 года во Владикавказе. Отец – красный командир, погиб во время Гражданской войны. Олег воспитывался в семье дяди В.Пеньковского, дослужившегося со временем до генерал-лейтенанта советской армии. После окончания школы Олег поступил во 2-е Киевское артиллерийское училище и затем был направлен в армию, вступил в партию. Однако в боевых действиях практического участия не принимал, так как служил на комсомольско-партийных должностях или в тыловых подразделениях. В 1944 году становится адъютантом командующего артиллерией 1-го Украинского фронта, будущего главного маршала С.Варенцова. К этому времени он уже награжден 5-ю боевыми орденами и 8-ю медалями СССР. В 1945-1948 гг. учится в Академии им. Фрунзе, а затем непродолжительное время работает в штабе Московского военного округа и Генеральном штабе МО СССР. В 1949-1953 годы вновь на учебе, теперь уже в Военно-дипломатической академии СА, после чего направляется на работу в военную разведку ГРУ ГШ МО СССР. Получает высшее офицерское звание полковник. В 1955-1956 гг. находится в длительной загранкомандировке в качестве старшего помощника военного атташе при Посольстве СССР в Турции. Возвращается в ГРУ и в 1958-1959 г.г. в очередной раз направляется на учебу на престижные Высшие инженерные курсы при Военной академии им.Ф.Дзержинского. Вновь возвращается в ГРУ и в 1960 году направляется в ведомство прикрытия – Государственный комитет по координации научно-исследовательских работ (ГК по КНИР) при СМ СССР на ответственную должность заместителя начальника управления внешних сношений. Еще в 1945 году женился на дочери генерал-лейтенанта Д.Гапановича, начальника политуправления МВО, получил отличную квартиру в центре Москвы. Как видно, у О.Пеньковского сложилась блестящая карьера молодого полковника, пользующего покровительством высокопоставленных военных чинов – мечта любого офицера советской армии. Тем не менее, 22 октября 1962 года он был арестован по подозрению в шпионаже.

После ареста, спустя всего 5 месяцев, понадобившихся для следствия по столь серьезному делу, 7 мая 1963 года начался суд над О.Пеньковским и его связником Г.Винном. Англичанин был также арестован венгерскими спецслужбами в Будапеште по просьбе советской контрразведки. Этот суд, в отличие от других судебных шпионских слушаний подобного толка, был организован в форме публичного процесса с большим общественно-политическим резонансом и широким обсуждением в центральной государственной прессе, что явно напоминало громкие политические процессы сталинского периода над врагами народа. Достаточно быстро Военная коллегия Верховного Суда СССР установила вину подсудимых и 11 мая приговорила О.Пеньковского за измену родине к высшей мере наказания – расстрелу, а Г.Винна – к 8-ми годам лишения свободы. Уже 16 мая, по официальному сообщению, приговор в отношении О.Пеньковского, опять же с непонятной поспешностью, был приведен в исполнение.

Еще во время процесса у многих его участников возникли определенные вопросы. Бросалось в глаза, что О.Пеньковский держался спокойно, уверенно и даже нагловато, четко давал нужные суду показания. Это было совершенно не похоже на поведение человека, который знал, что за совершенное им преступление он получит высшую меру наказания. Более того, он целенаправленно «валил» Г.Винна как своего сообщника, хотя роль иностранца в деле, а значит и наказание, могли быть менее значительны. Кроме того, О.Пеньковский публично заявил, что пошел не сотрудничество с иностранными разведками, якобы, потому, что был не удовлетворен своим служебным положением, любил «красивую жизнь», а также хотел предотвратить мировую ядерную катастрофу, которую, по его мнению, намеревался развязать Советский Союз. Эта версия явно не стыкуется с действительностью. Из биографии О.Пеньковского мы знаем, что он был успешным полковником, высокопоставленным военным разведчиком, занимавшим престижную «непыльную» должность, позволявшую ему систематически ездить в служебные командировки за границу, общаться с иностранцами, и при этом получать хорошую заработную плату. По словам его знакомых, полковник не был замечен в разгульном образе жизни, хотя действительно любил посещать рестораны, что соответствовало его материальному положению. И он не был жадным. Поэтому 2000 дол. США в месяц, которые ему обещали представители иностранных разведок за шпионаж, а также звание полковника американской и английской армий вряд ли могли быть для О.Пеньковского пределом мечтаний. А сам процесс был организован, по-видимому, прежде всего для зарубежной аудитории. Его организовали как раз в период практической реализации основных результатов Карибского кризиса, и суд над шпионом должен был убедить американцев в том, что О.Пеньковский «честный предатель», ведь его не зря приговорили к смертной казни. И его информации нужно продолжать верить, а значит, президент США принял мудрое решение не ввязываться в ракетно-ядерный конфликт с Советским Союзом. Заявление же О.Пеньковского об агрессивности советского руководства должно было стать дополнительной страшилкой для Запада: опасайтесь авантюризма СССР во внешней политике, особенно, в ядерной области.

За время, прошедшее с тех пор, в СССР и на Западе появилось множество различных документальных исследований, посвященных делу О.Пеньковского. Более того, в 1992 году ЦРУ, спустя 30 лет, рассекретило дело О.Пеньковского. При этом бросаются в глаза серьезные несоответствия и разночтения в ключевых фактах, которые опубликованы с обеих сторон. Начнем с биографии «героя». Оказалось, что отец О.Пеньковского был не красным офицером, а поручиком белой армии. А генерал В.Пеньковский был лишь его однофамильцем, имя которого «племянник» удачно использовал для поднятия престижа и карьерного роста. И об этом давно стало известно органам госбезопасности. Тогда это считалось большим компроматом, а его носитель не мог быть допущен к секретам, работать в партийных и государственных органах, а тем более в разведке, да еще и беспрепятственно ездить по загранкомандировкам. В 1956 году в Турции О.Пеньковский, желая продвинуться по службе, вступил в острый конфликт с резидентом ГРУ (одновременно военным атташе), был со скандалом откомандирован на родину с отрицательной аттестацией и вскоре уволен из ГРУ за склочный характер. Однако в тот момент ему существенно помог его давний покровитель маршал С.Варенцов, который временно пристроил его на высшие инженерные курсы. Он же позднее обратился к И.Серову с просьбой восстановить своего подопечного в ГРУ. Тем не менее, исходя из выводов служебной аттестации О.Пеньковского, И.Серов маршалу отказал. Вскоре начальник ГРУ к удивлению узнал, что О.Пеньковский без его ведома и вопреки его возражениям был восстановлен в ГРУ, а его отрицательная аттестация была переписана на положительную. И при этом он был направлен на престижную должность в ГК по КНИР, дававшую возможность систематически общаться с иностранными делегациями и выезжать в загранкомандировки. И.Серов понимал, что без ведома и согласия КГБ такие действия были бы невозможны. Более того, когда в апреле 1962 года КГБ вынужден был проинформировать И.Серова о шпионской деятельности О.Пеньковского, генерал предложил немедленно уволить его из ГРУ под благовидным предлогом. Однако руководство КГБ настояло, чтобы шпиона оставили на прежнем месте, не препятствовали его контактам с иностранцами и поездкам за границу на том основании, что его действия полностью контролируются контрразведкой, и у КГБ имеется на это санкция ЦК КПСС. И.Серов вынужден был согласиться. Но когда он напрямую спросил начальника контрразведки КГБ генерала О.Грибанова: «Что он, ваш агент?», тот, замявшись, ответил: «Нет, сейчас, кажется, не является». Видимо, генерал постеснялся обмануть своего бывшего руководителя – председателя КГБ, а правду сказать уже не мог.

По официальной версии КГБ, О.Пеньковский впервые попал в поле зрения контрразведки случайно 30 декабря 1961 года в Москве, когда бригада наружного наблюдения работала за женой английского резидента МИ-6 в СССР и также установленной сотрудницей разведки Анной Чизхолм. Она зачем то зашла в подъезд дома по Малому Сухаревскому переулку, а через 30 секунд оттуда вышел мужчина, который ушел через проходной двор, и «наружка» его потеряла. Но 19 января 1962 года наружное наблюдение зафиксировало очередной заход А.Чизхолм в подъезд дома теперь уже на Арбатском переулке, куда на короткое время зашел тот же мужчина, что и в первом случае. Его взяли под плотный контроль. Объект ушел в город, усиленно проверяясь, и через полчаса пришел в ГК по КНИР. Его быстро установили. Им оказался О.Пеньковский. Такое поведение объекта кажется, на первый взгляд, странным. Ведь профессионально подготовленный разведчик, которым без сомнения являлся кадровый сотрудник ГРУ, в реальных боевых условиях обязан был проверяться так, чтобы это было незаметно для наружного наблюдения. А его проверочный маршрут должен был занимать как минимум 3-5 часов, а не 30 минут. Если О.Пеньковский вел себя иначе, значит, он не боялся попасть в поле зрения контрразведки, а проверялся по-любительски из простого любопытства – контролируют меня, или нет?

По другой версии, которую обнародовал российский писатель В.Черкашин , ранее работавший в английском отделе контрразведки на Лубянке, О.Пеньковского удалось установить случайно уже на следующий день. Сотрудник «наружки» якобы находился возле одного из научно-исследовательских институтов, и вдруг из учреждения вышел мужчина, которого они потеряли накануне, но уже в военной форме полковника. Им и оказался О.Пеньковский. Эта версия также маловероятна, так как О.Пеньковский работал под прикрытием в гражданском госкомитете, и военную форму носить не имел права. В своих мемуарах бывший Председатель КГБ В.Семичастный привел еще одну версию обнаружения шпиона. По его словам, КГБ периодически организовывал тотальную слежку за одним из западных посольств. В начале 1962 года как раз проходила британская неделя. И вот во время такой акции в ГУМе на Красной площади якобы был зафиксирован короткий контакт английского разведчика с советским гражданином, после чего последний умело оторвался от «наружки», что и послужило сигналом тревоги. Но эта версия также не выдерживает никакой критики. Дело в том, что в Москве за дипломатами и установленными разведчиками натовских стран осуществлялось постоянное наружное наблюдение без перерывов и какой-либо кампанейщины. Но бывший «комсомолец» В.Семичастный мог этого и не знать, поскольку в основном занимался политическими интригами. А супруги Ролангер и Анна Чизгхолм были хорошо известны КГБ как английские разведчики со времени их работы в 50-х годах в резидентуре МИ-6 в Западном Берлине вместе с советским агентом Джорджем Блейком. И поэтому они обязаны были находиться под круглосуточным надзором.

Теперь обращусь к информации, полученной лично мной во время работы в разведке. В 1978 году я находился на учебе в Краснознаменном институте имени Ю.Андропова и имел возможность познакомиться с учебным оперативным делом на О.Пеньковского. Оно было скомпилировано на основе реального дела, но несколько в сокращенном виде, специально для использования при подготовке сотрудников внешней разведки КГБ. Вот в этом деле я и прочитал первую версию попадания О.Пеньковского в поле зрения КГБ, которую я описал выше, и которая неоднократно приводилась в других источниках. Позднее в 1979 году, будучи уже на подготовке в Центре , от своего коллеги, бывшего офицера «наружки», я услышал очередную версию «провала» шпиона. Со слов коллеги, дело было так. Летом (а не зимой!) 1961 года их бригада работала по посольству Великобритании. «Наружка» выходила по принципу - «по очереди за каждым выходящим/выезжающим объектом». Когда днем из посольства вышла пешком установленная разведчица А.Чизхолм, наступила как раз очередь его бригады. Поскольку женщина вышла пешком и в сопровождении ребенка, решили послать за ней только одну автомашину с группой сотрудников из 4-х человек. Анна дошла до Цветного бульвара, присела на свободную скамейку и стала что-то читать. Была теплая солнечная погода, и ребенок, играючи, бегал вокруг маминой скамейки. Через некоторое время появился интеллигентный на вид мужчина среднего возраста и присел на соседнюю скамейку напротив разведчицы. Анна не обращала на него никакого внимания. Спустя несколько минут незнакомец подозвал к себе бегавшего малыша и о чем-то поговорил с ним, видимо, на английском языке. Затем он достал небольшую коробочку конфет и вручил ребенку. Малыш побежал к маме, отдал ей коробочку и указал ей на дядю. Анна приветливо посмотрела на незнакомца и с благодарностью кивнула ему головой. Мужчина любезно ответил тем же и, не подходя к ним, не спеша, ушел. Такие действия показались сотрудникам подозрительными, и они решили установить незнакомца. За ним пошли двое, в том числе и мой знакомый. Объект прошел пешком по улице и зашел в парадное дома. Сотрудник последовал за ним и зафиксировал, что объект вошел в квартиру на втором этаже. Старший по группе приказал проверить квартиру. Но когда товарищ поднялся к двери, оказалось, что это вход в учреждение, у которого оказался еще второй выход. Больше незнакомец не появился, и таким образом был утерян. За такую промашку все члены бригады подверглись резкой критике со стороны руководства и надолго запомнили этот эпизод.

Мой товарищ даже пошутил, что объект снился ему ночью. Спустя продолжительное время, товарищ уже в составе другой бригады вновь работал за А.Чизхолм. Было уже холодно, она была тепло одета в пальто. Разведчица зашла в парадное старого московского дома, и за ней последовал мой товарищ. Когда он вошел, он увидел Анну, которая стояла возле отопительной батареи с поднятым отворотом пальто и поправляла чулки. Сотруднику ничего другого не оставалось, как пройти мимо по лестнице на второй этаж. И там он неожиданно увидел мужчину, который снился ему по ночам. В этот раз незнакомца уже не упустили, и он привел «наружку» в здание ГК по КНИР. Поскольку это было режимное учреждение, без расшифровки зайти туда свободно было невозможно. Доложили руководству. Со всех концов Москвы срочно собрали всех членов первой бригады, которые впервые видели объекта. Их расположили по отдельности в разных местах возле выхода из комитета с заданием просигнализировать, если из здания появится знакомый им объект. Когда вечером он вышел, все четыре сотрудника дружно нажали кнопки своих раций. Им оказался полковник ГРУ О.Пеньковский.

После услышанного рассказа очевидца событий, я начал склоняться верить этой (четвертой по счету известной мне) версии того, как О.Пеньковский попал в поле зрения наружного наблюдения. Кстати, спустя много лет, во вновь отснятом под патронажем КГБ документальном фильме о шпионе, я увидел как раз реконструкцию событий, которую ранее поведал мой товарищ. Действительно, все происходило в жаркое летнее время с бьющими фонтанами, а не зимой в декабре. И это окончательно убедило меня в правдивости слов моего коллеги. С тех пор я неоднократно возвращался к вопросу о том, почему так разнятся сведения, которые могут исходить только из кабинетов КГБ? Откуда и для чего такая путаница? Теперь, с позиций нынешних знаний, напрашивается вывод о том, что руководству КГБ после того, как было принято решение о проведении открытого судебного процесса над шпионом, стало выгодным показать, что контрразведка работала эффективно и в короткое время разоблачила попавшего в их поле зрения предателя.

Теперь рассмотрим вопрос о том, как О.Пеньковский установил контакт с западными спецслужбами. Согласно утверждению следствия, О.Пеньковский по терминологии разведчиков был «инициативником» или «доброжелателем», то есть пошел на связь с разведкой противника сознательно по доброй воле. Якобы это произошло в апреле 1961 года, когда по линии госкомитета ему было поручено опекать английского коммерсанта Г.Винна, прибывшего в командировку в Москву. Г.Винн – агент МИ-6 уже знал о О.Пеньковском и имел задание войти с ним в контакт. Их первый откровенный разговор символично проходил на Красной площади, после чего собственно и началась агентурная деятельность шпиона. Г.Винн стал его связником. С партнершей А.Чизхолм О.Пеньковского якобы познакомили его кураторы из ЦРУ и МИ-6 во время его поездки в Лондон в августе 1961 года, а их первая встреча в Москве произошла в сентябре. В то же время, по данным западных источников, их первая встреча произошла 2 июля на Цветном бульваре. А до конца года они провели еще 10 встреч. То есть, опять налицо принципиальные фактологические расхождения в описании деятельности О.Пеньковского, и попытка КГБ искусственно сузить временной период активной работы шпиона.

Но в западной прессе были опубликованы еще более сногшибательные факты. Оказывается, повышенная активность О.Пеньковского по установлению контактов с натовскими спецслужбами фиксировалась еще во время его длительной командировки в Турцию. Он неоднократно предлагал представителям иностранных военных атташатов передать секретные материалы по Ближнему Востоку и советским вооруженным силам. Причем делал это он настолько топорно, что в итоге представители западных разведок начали подозревать его как «подставу» КГБ и избегали развивать контакты с ним. Согласно тем же источникам, О.Пеньковский возобновил свою активность в августе 1960 года после восстановления на работе в ГРУ. До момента появления в Москве Г.Винна «инициативник» сделал пять(!) зафиксированных западными разведками попыток установить конфиденциальный контакт с иностранцами. В частности, он выходил на американцев, англичан и канадцев, передавал им пакеты с секретной информацией и дополнительные сведения о себе, необходимые для поддержания связи. Но все усилия не давали результата, так как спецслужбы по-прежнему не доверяли ему, обоснованно опасаясь «подставы» со стороны КГБ. И только после того, как их аналитиками были оценены переданные О.Пеньковским материалы, которые были действительно подлинными и имели гриф секретности, ЦРУ не удержалось от соблазна получить такой ценный источник информации. Тем более их привлекли потенциальные разведвозможности объекта: полковник ГРУ, начальник управления важного государственного комитета, имеет тесные связи среди генералитета советской армии, дружит с начальником ГРУ и главным маршалом ракетных войск, по роду службы постоянно работает с иностранными делегациями, периодически ездит в загранкомандировки. Но опасения «подставы» не исчезали, поэтому ЦРУ и МИ-6 на первый оперативный контакт с О.Пеньковским отрядили не кадрового сотрудника разведки, а британского агента-коммерсанта.

Со временем в советской специальной литературе появились также свидетельства о том, что о наличии в высших военных кругах СССР агента ЦРУ своевременно информировали нелегалы ПГУ КГБ, которые чуть ли не называли фамилию Пеньковского. Также поступала информация и о Г.Винне как возможном агенте английской разведки. Однако эти важнейшие сигналы почему-то не проверялись. Обращает на себя внимание и тот факт, что в течение двух лет в процессе поиска контакта с западными спецслужбами, а затем в ходе поддержания оперативного контакта с их представителями, О.Пеньковский вел себя с точки зрения даже не очень опытного разведчика явно примитивно, особенно в вопросах обеспечения личной безопасности. И это в 60-е годы в Москве, где в то время был жесточайший контрразведывательный режим, и каждый иностранец практически был «под колпаком» спецслужб. Профессиональный разведчик О.Пеньковский об этом прекрасно знал. КГБ просто не мог не зафиксировать его подозрительные контакты с иностранцами, тем более, с установленными разведчиками. Логичное объяснение этому может быть только одно: О.Пеньковский не боялся «засветится» перед КГБ. Потому что, по всей вероятности, он был агентом КГБ и выполнял его задание.

В этой связи у некоторых читателей могут появиться дополнительные вопросы. Например, почему Председатель КГБ И.Серов не был информирован о таком важном агенте? Для чего после «попадания» О.Пеньковского в поле зрения КГБ, контрразведка осуществляла ряд сложных оперативно-технических мероприятий для контроля его шпионской деятельности, если он был ей известен? Исходя из общей логики деятельности спецслужб, ответы на эти вопросы являются относительно простыми. В тот период, когда И.Серов был Председателем КГБ, О.Пеньковский был еще рядовым агентом, который выполнял важное, но ординарное задание по «подставе» западным разведкам. Таких агентов было много, десятки и сотни, и о них, естественно, высшему руководителю спецслужбы подчиненные не докладывали. Хотя видимо, О.Пеньковский неоднократно попадал в поле зрения КГБ в его попытках выйти на иностранцев, но эти сигналы блокировались на оперативном уровне. Ситуация кардинально изменилась после того, как на «приманку» все-таки «клюнули» ЦРУ и МИ-6, а агент стал шпионом и приобрел стратегическое значение. Тут уже игра пошла по-крупному. Все события нужно было держать под тщательным контролем. Кроме того, в КГБ, как и во всех других спецслужбах, свято соблюдался принцип: «доверяй, но проверяй» . Персонально О. Пеньковскому в КГБ могли и не очень доверять из-за его не совсем прозрачной биографии. Поэтому, теперь уже ценного агента и обложили всеми возможными оперативно-техническими средствами, приблизительно как волка во время охоты.

Важнейшее значение при такой серьезной игре с иностранной разведкой, в которую вступил КГБ, приобретает и проблема обеспечения строгой конспирации, то есть соблюдения секретности всего комплекса мероприятий. А как соблюсти конспирацию, если в контроле над деятельностью агента участвует несколько подразделений и довольно большое количество других оперативных сотрудников. Всем всего не расскажешь, и рот каждому не закроешь, даже в условиях строгой секретности. Да и не исключено, что в системе затаился «крот», который может докопаться до истинного содержания игры и донести об этом своей спецслужбе. И тогда полный провал важного стратегического мероприятия. Поэтому, используется такой тонкий метод, как «легендирование». В частности, в случае с О.Пеньковским всем непосвященным участникам оперативной игры довели легенду о том, что объект якобы подозревается в шпионаже в пользу иностранной разведки, поэтому он и находится в плотной разработке контрразведки. Всем все стало понятно, и противник в любом случае не мог бы распознать, что агент на самом деле - это «подстава».

Для полноты картины подведем оперативный итог деятельности агента-шпиона О.Пеньковского, учитывая, что военно-политические результаты мы рассмотрели ранее. За время сотрудничества с ЦРУ и МИ-6 шпион передал своим кураторам более тридцати микропленок с пятью с половиной тысячами секретных документов, а также сообщил несколько сотен фамилий своих коллег по ГРУ. А главное, проинформировал об операции «Анадырь», о плане размещении советских ядерных ракет на острове, а также о ракетно-ядерном потенциале СССР в целом на тот момент. Но что представляли эти многочисленные документы? Шпион брал их в основном из закрытой библиотеки инженерного училища или из Госкомитета по науке и технике. На самом деле они были оригинальными, касались важных вопросов и имели гриф секретности . Но особой ценности эти документы уже не имели, так как носили в основном справочный, описательный характер и были, как правило, устаревшими. Что касается операции «Анадырь», то О.Пеньковский мог передать только сведения о тактико-технических характеристиках РСД Р-12 и Р-14, которые к тому времени в основном уже были известны американцам по результатам многочисленных разведывательных полетов самолетов U-2 над восточными регионами СССР . А к таким серьезным вопросам, как дислокация баллистических ядерных ракет на территории СССР и план размещения советских РСД на Кубе, шпион реального доступа не имел, и не мог иметь, даже с учетом его личных связей с командующим ракетными войсками и артиллерией сухопутных войск СССР, ввиду их особой секретности. Поэтому КГБ не препятствовал передаче таких сведений иностранным спецслужбам и, вероятно, целенаправленно готовил часть из них для дезинформации противника. В связи с этим военно-политический итог Карибского кризиса, как мы убедились ранее, оказался явно в пользу СССР, а не США.

После ареста шпиона ГРУ пришлось отозвать из загранкомандировок несколько сотен своих сотрудников, которых он знал и мог выдать противнику. Однако нужно понимать, что офицеры ГРУ работали за границей, как правило, под прикрытием военных атташатов и поэтому были хорошо известны местным спецслужбам. Так что подобная информация особого урона советской военной разведке нанести не могла. В тоже время, ни один нелегал и ни один агент не был арестован или «провален», ни один сотрудник легальных резидентур не был объявлен «персоной нон грата». С противоположной стороны: КГБ получил важную информацию об устремлениях, формах и методах работы ЦРУ и МИ-6. Были также выявлены их четыре сотрудника, которые непосредственно работали со шпионом за границей. Был арестован и осужден английский агент-связник Г.Винн, задержан на тайниковой операции и выдворен из СССР американский кадровый разведчик Р.Джекоб. 13 сотрудников резидентур ЦРУ и МИ-6 в Москве были объявлены «персонами нон грата» и вынуждены были покинуть территорию СССР. Кроме того, арест Г.Винна дал возможность КГБ вскоре обменять его на арестованного в Лондоне кадрового офицера советской разведки нелегала Гордона Лонсдейла (Конона Молодыя). Опять же объективно получатся - счет 10:1 в пользу КГБ.

Исходя из вышеизложенного, вполне можно согласиться с утверждением И.Серова о том, что в действительности О.Пеньковский был агентом КГБ, который активно участвовал в оперативной игре против западных спецслужб, успешно выполнил задание по осуществлению «подставы» ЦРУ и МИ-6 и, в конечном итоге, внес существенный вклад в предотвращение ядерного конфликта между СССР и США.

Кстати, эпилог этой истории тоже неоднозначный. Согласно официальной версии, О.Пеньковский был приговорен судом 11 мая 1963 года к высшей мере наказания – расстрелу, и приговор был приведен в исполнение буквально через несколько дней. Но вскоре начали циркулировать слухи о том, что шпиона как изменника родины сожгли живьем в крематории. И эту акцию якобы исполнители специально зафильмировали для показа вновь зачисляемым в разведку сотрудникам с целью их устрашения. Эта сцена даже была описана в книге В.Резуна «Ледокол». Но спустя годы, среди сотрудников спецслужб стали поговаривать, что О.Пеньковский за успешное выполнение задания КГБ был награжден орденом, ему заменили фамилию и внешность и отправили, то ли на заслуженный отдых, то ли за границу для выполнения очередного важного задания разведки. Некоторые известные люди даже свидетельствовали о том, что лично видели О.Пеньковского в Крыму, где он якобы спокойно проживает на собственной вилле рядом с другим успешным агентом КГБ, в прошлом начальником партийной канцелярии НСДАП и личным секретарем Гитлера М.Борманом. Возможно, все это – только слухи. Но доподлинно известно, что после суда жене О.Пеньковского были возвращены все денежные средства, ранее изъятые у него во время обыска, а КГБ содействовал его дочери при поступлении в высшее учебное заведение.

Истина может лежать где-то посередине. Потому что в СССР любого человека могли как вознести до статуса героя, так и просто пожертвовать судьбой реального героя ради каких-то эгоистических личных, общественных или политических интересов.

Александр Шарков, ветеран внешней разведки,
Почетный сотрудник СВР Украины, генерал
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930