Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

История как оружие пропаганды: почему Э.Коха судили в Польше, а не в Украине?

История как оружие пропаганды: почему Э.Коха судили в Польше, а не в Украине?Окончание. Начало см. здесь

Как только Адольф Гитлер вторгся в СССР, он сразу же 17 июля 1941 года издал приказ «О гражданском управлении во вновь оккупированных восточных областях», которым создал специальное рейхсминистерство во главе с рейхсляйтером Альфредом Розенбергом (титул «рейхсляйтер» означал принадлежность владельца к высшей элите нацистской партии (НСДАП) . Выбор в пользу А.Розенберга был обусловлен тем, что он родился в 1893 году в Ревеле (ныне Таллин), который в то время входил в состав Российской империи. Летом 1917 года будущий рейхсляйтер побывал в Украине, в 1918 году окончил Московское высшее техническое училище (сейчас МВТУ имени Н.Баумана), ориентировался в истории восточных славян, свободно владел русским языком. Определяющим же фактором было то, А.Розенберг обоснованно считался одним из главных идеологов НСДАП (партийный билет № 625), приложившим немало усилий к разработке «расовой теории», «окончательного решения еврейского вопроса» и других человеконенавистнических догм немецкого нацизма.

Используя опыт обустройства гражданской власти в оккупированных странах Западной Европы, где к тому времени уже функционировали рейхскомиссариаты «Нидерланды» и «Норвегия», захваченные территории СССР были разделены на такие же административно-территориальные единицы. Рейхскомиссариаты официально не входили в состав Третьего рейха, а были переходной административно-территориальной единицей, которой в перспективе предстояло превратиться из «поднадзорного» квазигосударства в классическую колониальную территорию. Возглавляемому А.Розенбергом рейхсминистерству оккупированных восточных территорий были подчинены рейхскомиссариаты «Остланд» (с центром в Риге), в состав которого входили территории республик Прибалтики, Белоруссии и «Украина» (центр в Ровно). Управления рейхскомиссариатами «Кавказ», «Московия» и «Туркестан» в 1941 году также были сформированы, однако к выполнению своих функций не приступили, поскольку командование Вермахта так и не передало им власть в прифронтовых областях.

Рейхскомиссариат «Украина» объединял почти всю территорию УССР, за исключением «дистрикта Галиция» в составе так называемой польской Генеральной Губернии, губернаторств «Бессарабия» (с центром в Кишиневе), «Буковина» (Черновцы) и «Транснистрия» (Тирасполь, а потом Одесса). Возглавлять рейхскомиссариат «Украина» Адольф Гитлер поручил владельцу партийного билета члена НСДАП № 90 гауляйтеру Эриху Коху («гауляйтер» - второй после «рейхсляйтера» титул в НСДАП, который приравнивался к воинскому званию «генерал-полковник»).
***

Свято соблюдая доктринальные основы нацизма, и поддерживая стратегию установления мирового господства немецкой расы, Альфред Розенберг и Эрих Кох расходились в тактике колонизации Украины. Напряженными были также личные отношения между ними. А.Розенберг, даже пытался избежать назначения Э.Коха на должность рейхскомиссара Украины. Он считал, что оккупационный режим в рейхскомиссариате «Московия» должен быть более строгим, а потому предлагал назначить его руководителем Эриха Коха, который из-за своей патологической грубости получил среди руководителей НСДАП прозвище «второй Сталин». Украину же А.Розенберг видел территорией с лояльно настроенным населением, видя опасность возникновения и распространения Движения Сопротивления из-за чрезмерной жестокости оккупационных властей. Но его попытка оказалась неудачной из-за близости Э. Коха к Гитлеру и М.Борману.

А.Розенберг знал и пытался при реализации оккупационной политики учитывать национальные, культурные, религиозные особенности республик СССР. С целью максимального ослабления России он предлагал различные модели управления захваченными территориями, стремясь создать вокруг нее «санитарную зону» и подчиненных Рейху буферных государств. Рейхсминистр восточных территорий неоднократно высказывал мысли о возможности создания «Украины» как «независимого» государства - союзника Германии. На начальном этапе А.Розенберг признавал возможность допуска украинцев к участию в самоуправлении на низшем и среднем уровнях, считал целесообразным внедрять меры по укреплению национального самосознания украинцев как инструмента борьбы против России. Предлагал даже открыть в Киеве университет и перенести столицу рейхскомиссариата «Украина» из Ровно в Киев. С целью создания условий для максимального «выкачивания» из Украины продовольствия и сырья, А.Розенберг предлагал распустить колхозы и совхозы, и наделить украинских крестьян землей. Для ее обработки, а также учитывая катастрофическое перегрузки немецких концлагерей, не без участия А.Розенберга Верховное командование Вермахта 8 сентября 1941года издало распоряжение «Об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных». Им было предусмотрено, что немцы (фольксдойче), украинцы, белорусы, латыши, эстонцы, литовцы, румыны, финны должны быть отпущены домой.

Одна из причин напряженных отношений между А.Розенбергом и его подчиненным, которые порой перерастали в открытые конфликты, заключалась в том, что в отличие от своего непосредственного руководителя, Эрих Кох «университетов не заканчивал». В ратном деле значительных успехов также не имел, за время Первой мировой войны выше солдатского ранга не поднялся. Зато, вступив в НСДАП, служебная карьера Эриха Коха быстро пошла вверх. До назначения на должность рейхскомиссара Украины, которую он бессменно занимал с мая 1942 по ноябрь 1944 года, этот верный гитлеровский прихвостень успел проявить себя депутатом Рейхстага (с 1933 по 1945), Гауляйтером (с 1928 по 1945) и Оберпрезидентом (с 1933 по 1945 ) Восточной Пруссии, главой присоединенного к ней Цеханувського округа и руководителем специального гражданского управления Белостокского округа (с августа 1941 по январь 1945), который был образован оккупантами на территории современной Польши и частично Беларуси. На этих должностях Эрих Кох отмечался нечеловеческой жестокостью по отношению к евреям, гражданскому населению и бойцам польского Движения Сопротивления. В еще больших масштабах он проявил эти качества, управляя рейхскомиссариатом «Украина». Свое кредо по отношению к украинцам Эрих Кох сформулировал следующим образом: «Бессмысленно применять к украинцам понятие национальность и включать их в семью европейских наций. Украина никогда не принадлежала к Европе, она была колыбелью панславянского движения. Для Украины и для всех славян действует исключительно закон победителей и побежденных. Если немецкий солдат завоевал Украину, то не для того, чтобы осчастливить украинский народ, а для того, чтобы подчинить его немецкому господству». Правление Эриха Коха навечно осталось в памяти украинского народа благодаря многочисленным проявлениям безжалостного варварства. Под его личным руководством осуществлялась политика беспощадной экономической эксплуатации и угнетения людей. Отступая под натиском Красной армии, оккупанты разрушили почти все предприятия угольной, горнодобывающей, металлургической, машиностроительной, химической и других отраслей, вывезли миллионы тонн сырья, продовольствия, промышленного оборудования, культурных ценностей. Были обращены в руины 714 городов и поселков, сожжено 250 деревень, население которых поддерживало советских партизан. Но самыми тяжелыми для украинского народа были человеческие потери. Эрих Кох был причастен к уничтожению (убиты, пропали без вести, умерли от голода и эпидемий) свыше 4,5 миллионов гражданского населения Украины (по данным «Книги памяти»), а еще 2,5 миллиона были депортированы в Германию, где работали «остарбайтерами».

Однако, в отличие от Альфреда Розенберга, который в 1945 году предстал перед Нюрнбергским трибуналом и был казнен в 1946 году как военный преступник, Эриху Коху некоторое время удавалось избегать справедливого правосудия. В апреле 1945 года, проигнорировав приказ Мартина Бормана членам НСДАП «умереть или победить», он бежал на ледоколе из Восточной Пруссии в Данию, где требовал у нового рейхспрезидента Германии Карла Деница подводную лодку для спасения в Южной Америке. После капитуляции гитлеровского режима Эрих Кох вернулся в Германию, жил в городке Хазенмоор неподалеку от Гамбурга в западной зоне оккупации под именем Рольфа Бергерау. Был разоблачен британской контрразведкой и арестован только в мае 1949 года. В этом же 1949 году британцы передали Эриха Коха советской оккупационной администрации. Однако, руководство СССР решило выдать его Польской народной республике (ПНР) для суда за военные преступления, совершенные во время Второй мировой войны.

Нам остается только догадываться, чем руководствовался Сталин, отказываясь судить Эриха Коха по советским законам. Возможно «вождь народов» решил таким образом «подыграть» польской коммунистической власти, поднять ее авторитет в глазах мировой общественности. Такое предположение выглядит вполне логичным, учитывая, как польские журналисты Славомир Орловский и Радослав Острович описывают события вокруг судебного процесса над Эрихом Кохом в книге «Эрих Кох перед польским судом» (Москва, 1961 год, Издательство Института международных отношений). Они даже не упоминают о причастности представителей советских оккупационных органов власти к передаче этого нацистского преступника полякам. В их интерпретации событие выглядит так, что по решению британского экстрадиционного трибунала Гамбурга Эрих Кох был передан в 1950 году представителям польской военной миссии непосредственно британцами в городе Хельмштедт на границе ФРГ с ГДР (Германская демократическая республика). А представители Генеральной прокуратуры и органов безопасности Польши приняли его уже на немецко-польской границе. При этом, польские журналисты не объясняют, как представители польской власти могли осуществлять процессуальные и следственные действия на территории ГДР без согласования их с советской военной администрацией.

Правдоподобной выглядит также версия о том, что отдавая Эриха Коха полякам, Сталин не хотел лишний раз акцентировать внимание мировой общественности на преступлениях, совершенных нацистами в Украине. Известно же, как он лично затравил Александра Довженко за его гениальный сценарий к кинофильму «Украина в огне», увидев там скрытые ростки украинского национализма. Вероятно, Сталин также не хотел допустить широкой огласки в СССР и за рубежом информации о сопротивлении ОУН-УПА нацистам на территории оккупированных Польши и Украины, и их кровавое противостояние с польской «Армией Крайовой».

Не следует исключать также, что по поводу передачи Эриха Коха полякам была достигнута договоренность с британцами. Во всяком случае, находясь под следствием, Эрих Кох в 1950 году направил конфиденциальное письмо Президенту Польши Болеславу Беруту. В нем он на 23 листах машинописного текста представил целый «пакет предложений» по «борьбе за социализм» в послевоенной Германии. Этот демагогический документ, конечно же был отвергнут руководством Польши, но приобщен к материалам судебного дела. В нем Эрих Кох откровенно пишет о якобы неудачной попытке его вербовки майором спецслужб Великобритании, утверждая, что после решительного отказа сотрудничать с британцами, он был выдан представителям советской военной администрации.
***

Следствие по делу Эриха Коха продолжалось целых девять лет, с 1949-го по 1958-й год. За это время мир и Польша существенно изменились. После смерти Сталина и массовых протестов поляков в 1956 году, которые вошли в историю как «Польский Октябрь» и привели к либерализации коммунистического режима, власть ПНР провела широкую амнистию. На свободу вышли 35 000 политзаключенных, прежде всего бойцов «Армии Крайовой». Но амнистия коснулась также ряда составов преступлений, совершенных во время Второй мировой войны военными преступниками. В результате, из обвинительного акта против Эриха Коха, который был составлен в 1955 году, суд изъял обвинения, подпадающие под амнистию. Эпизоды преступной деятельности Эриха Коха, совершенные за пределами Польши, в том числе в Украине, по требованию адвокатов подсудимого также были изъяты из обвинения и рассматривались только как дополнительные иллюстрации личности подсудимого. Таким образом произошло то, на что Сталин и его чиновники от юриспруденции явно не рассчитывали.

Согласно польскому законодательству Эриха Коха судили только за преступления, совершенные на должностях Гауляйтера и Оберпрезидента Восточной Пруссии, часть территории которой, по решению Потсдамской конференции, отошла к Польше, а также руководителя специального гражданского управления Белостокского округа. А уничтожение 4,5 миллионов граждан УССР и другие преступления, совершенные Эрихом Кохом за время руководства рейхскомиссариатом «Украина», остались безнаказанными. Хотя в суде рассматривалось немало эпизодов преступной деятельности бывшего рейхскомисара Украины. Среди указанных в вышеупомянутой книге польских журналистов Славомира Орловского и Радослава Островича фактов заслуживают на внимание:
- показания одного из узников лагеря города Дзядлов Юзефа Святковского о расстреле вблизи Белостока жен и детей советских офицеров;
- свидетельства одного из комендантов «Армии Крайовой» Винцента Романовского об управлении Эрихом Кохом в Украине «людьми низшей категории», провоцирование конфликтов между украинцами, поляками, евреями и белорусами, массовых расстрелах поляков и евреев в Здолбунове, Ровно;
- материалы допроса бывшего инспектора государственных лесов Станислава Звиногродского, который во время войны жил в Ровно, о пребывании Эриха Коха в столице рейхскомиссариата «Украина» и отношение к нему местного населения;
- показания бывшего бойца партизанского отряда Дмитрия Медведева «Победители» - Юзефа Курьята о репрессиях оккупационных властей в отношении к жителям Ровенской области и деятельности Николая Кузнецова и его соратников;
- свидетельства доктора Шимона Датнера об осложнении отношений между Йозефом Геббельсом и Эрихом Кохом из-за чрезмерной жестокости, которую рейхскомиссар проявлял в Украине, чем вызвал усиление Движения Сопротивления;
- ряд приказов, планов инструкций, подписанных Эрихом Кохом и его публичные интервью. В частности, в одном из них рейхскомиссар Украины высказывал предложение ослабить биологическую силу украинцев путем введения в их рацион как можно большего количества водки и махорки;
- фотокопии так называемых «Berchte» - отчетов, докладов, составленных в главной Ставке Гитлера. Прежде всего те, которые имеют отношение к управлению Эриха Коха рейхскомиссариатом «Украина». Среди них письмо Коха Гитлеру, в котором он сообщает о вывозе из Украины в Третий рейх продуктов сельского хозяйства, горнодобывающей и другой промышленности на несколько миллиардов марок и успешную вербовку украинских «остарбайтеров». Не менее интересно также письмо Гитлеру Альфреда Розенберга, где тот жалуется на Эриха Коха и просит назначить расследование из-за того, что рейхскомиссар Украины решил превратить местность вокруг города Умань в собственное охотничье угодье. В связи с этим Кох распорядился выселить и расстрелять местное население, а села где они жили - сжечь.

Впрочем, собранных доказательств оказалось достаточно, чтобы 9 мая 1959 осудить Эриха Коха к смертной казни, хотя приговор так и не был исполнен с учетом его якобы слабого состояния здоровья. Впоследствии меру наказания заменили пожизненным заключением. До своей естественной смерти 12 ноября 1986 в возрасте 90 лет Эрих Кох содержался в польской тюрьме Барчево в достаточно комфортных условиях - получал квалифицированную медицинскую помощь, качественные медикаменты, пользовался телевизором, журналами, газетами, иногда к нему даже допускали журналистов, в том числе с популярного советского журнала «Огонек». На этом основании российскими историками была раскручена сенсационная легенда, что Эриха Коха спасло от смертной казни якобы длительное сотрудничество с советской разведкой.

В Украине эта гипотеза впоследствии получила собственную национальную окраску. В частности, на странице «Историческая правда» популярного интернет-издания «Украинская правда», а также в «Википедии» можно встретить предположение, что Эрих Кох был тайным агентом Сталина и использовался для уничтожения непокорных украинцев. На самом деле эта версия не имеет ничего общего с реальностью. Дело в том, что установленный в разведке НКВД и военной разведке СССР порядок санкционирования оперативных контактов спецслужб с политиками такого уровня как Эрих Кох, предусматривал обязательное согласование их с высшим политическим руководством государства. Поэтому трудно поверить в то, чтобы Лаврентий Берия без одобрения Иосифом Сталиным или Вячеславом Молотовым решился бы санкционировать вербовку и сотрудничество с одним из приближенных к Гитлеру одиозных лидеров нацистской партии, руки которого по локоть в крови советских людей. Еще более сложно представить, как советские разведчики под носом у многочисленных нацистских спецслужб и карательных органов могли бы обеспечивать руководство «тайным агентом Эрихом Кохом» (отрабатывать ему задания, согласовывать порядок их выполнения и линию поведения, обеспечивать связь, получать и реализовывать информацию, поддерживать морально и материально и т.д.). И даже если гипотетически допустить, что советская разведка действительно осуществляла вербовочную разработку Эриха Коха, то зачем тогда ставить задачи разведчику Николаю Кузнецову из партизанского отряда НКВД «Победители» под командованием Дмитрия Медведева физически уничтожить его. Предположение некоторых исследователей о якобы инсценировке Николаем Кузнецовым покушения на Эриха Коха не выдерживают критики. Достаточно воспользоваться открытыми источниками, чтобы выяснить реакцию руководства НКВД на неудачный акт возмездия. Там была проведена тщательная проверка, чтобы на основании анализа поведения Николая Кузнецова опровергнуть подозрения по поводу вероятно проявленного им малодушия.
***

В этом году человечество в очередной раз будет отмечать 72-ю годовщину Великой Победы над немецким нацизмом. Власть по темникам и сценарию Украинского института национальной памяти (УИНП) на день-два вспомнит о ветеранах Второй мировой войны, узниках немецких концлагерей, детях войны, которых в Украине осталось мало. Накануне 8-9 мая следует также ожидать обострения в средствах массовой информации полемики об «исторической политике», которая в Украине сведена к сносу «стахановскими темпами» памятников, переименованию населенных пунктов и улиц, отмены праздников советской эпохи. А как бы хотелось, чтобы новая украинская власть была человечнее и дальновиднее своих коммунистических предшественников, которые на протяжении всех послевоенных лет так и не решились поставить перед руководством СССР и Польши вопрос о выдаче Эриха Коха для суда за преступления, которые он совершил в Украине.

То может хоть сейчас УИНП проявит интерес к материалам судебного процесса над Эрихом Кохом. Убежден, что в Польше найдется немало профессиональных историков и ответственных политиков, заинтересованных в таком сотрудничестве. Они осознают, что язык ультиматумов, к которому на днях в очередной раз прибег лидер партии «Право и Справедливость» Ярослав Качинский, поставивший дальнейшее развитие польско-украинских отношений в зависимость от оценок украинским обществом деятельности УПА, неприемлем. Поскольку на таком фундаменте атмосферу доверия и взаимопонимания между поляками и украинцами не создашь.

Александр Нечитайло, краевед
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930