Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Россия хочет сбежать из Сирии, начав новую войну

Россия хочет сбежать из Сирии, начав новую войнуРоссия уже навоевалась в Сирии и ищет, как уйти, чтобы это не выглядело бегством, и сохранить Асада. Кремль хочет переложить эту войну на Иран, для чего 20 декабря в Москве главы МИД России, Турции и Ирана подписали коммюнике о перемирии в Сирии. Асада и многоликую сирийскую оппозицию в Москву не звали, им лишь раздали его текст и предложили поддержать. Оппозиция даже намекает на жульничество Лаврова: ее текст о перемирии отличается от текста у Асада.

Москва по имперской традиции хочет «устроить судьбу» сирийского народа, подобно тому, как она 200 лет «вершила судьбы» мира, но ей мешают Сирийская революция, общий прогресс человечества и ООН. Да и Российская империя уже не та, что прежде, – скрипит, трещит, дышит на ладан, и хочет сбежать из Сирии, так как у самой проблемы нарастают. Обама верно рассчитал: Россия, войдя в Сирию, сломает себе ноги, и будет уползать из «дальнего зарубежья», – уже 29 декабря Путин заявил о сокращении ВКС РФ в Сирии. Намеченный на февраль уход «Адмирала Кузнецова» с этим не связан, он просто оказался малополезным сооружением для перевозки самолетов.

В ООН решили не мешать уползать России, и одобрили резолюцию о перемирии с 30 декабря, инициированную уже только Россией и Турцией. Иран разумно «потерялся», так как его официально в Сирии нет. Даже Асад формально не звал персов. ООН признал РФ и Турцию гарантами перемирия, но в кулуарах дипломаты ЕС выказали скепсис, за что на них обрушился гнев Лаврова.

Кремль и Лавров опять всех «переигрывают»
Во-первых, Москва взяла обязательства, которые не будет выполнять, чем Запад будет пользоваться, и бить ее по рукам. Это уже 2 января проделал Олланд, находясь в Багдаде. Так как ассадисты бомбили долину Барада под Дамаском и было 33 боестолкновения, то 12 оппозиционных организаций заявили: Асад нарушает перемирие, и пригрозили Москве выйти из него. Их сразу поддержал Олланд, и напомнил РФ: если назвались гарантом, то присматривайте, пожалуйста, за своим другом Асадом. Отныне все желающие, включая Украину, как члена СБ ООН, могут делать России замечания по поводу нарушения Асадом перемирия и вызывать ее как гаранта «на ковер» в ООН для объяснений. У Турции, как второго гаранта, на это эксклюзивное право, в чем видимо, и кроется «гениальный» план Лаврова.

Во-вторых, что очевидно даже Лаврову, – Москва не может быть местом переговоров по Сирии, даже если этого очень хочется в целях пиара, чтобы противопоставить себя вечно нейтральной Женеве, где они до того велись. Россия поддерживает Асада, она сторона конфликта, и в паре с ним разбомбила Алеппо. До Асада свою страну бомбили только Франко в компании с Гитлером и Муссолини, а также Ельцин с Путиным, но возможна поправка: Чечня – это не Россия.

В силу этих причин Лавров предложил начать переговоры между Асадом и оппозицией в Астане в конце января. Назарбаев согласен, предлагает сделать Астану второй Женевой и перенести из Минска переговоры Украины с Россией, и Армении с Азербайджаном. Турция зовет в Астану Саудовскую Аравию и Катар, – они тоже влияют на оппозицию, но нервируют Иран. Кто долетит до Астаны и чем все закончится, – не знает даже затеявший это Лавров. Причина: все их возможные участники осознают, что цель этих переговоров – не мир, а война, и никто не хочет попасться на «крючок» Лаврова.

А то, что это именно война, очевидно из двух первых, политических, пунктов Московского коммюнике от 20 декабря. Пункт 1 гласит: Иран, Россия и Турция в полной мере подтверждают уважение суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности Сирии как многоэтнического, многоконфессионального, демократического и светского государства. Скажем честно, что Исламская республика Иран как гарант светского государства в Сирии, – это все равно, что Папа Римский как гарант светского государства Италия. В свою очередь, Москва и Тегеран как гаранты демократии, это как Гитлер – гарант прав человека. Официальное название страны – Сирийская Арабская республика и история семейства Асад, правящего ею 50 лет от имени партии Арабского социалистического возрождения (БАСС), – тоже явно идут в разрез с этим пунктом. Идеология БАСС – это арабская калька с немецкого национал-социализма, вплоть до такой «мелочи» как мешающие жить евреи. Подобно тому, как Гитлер считал фикцией Чехию и Польшу, а Москва считает ею Украину с Беларусью, то Башар Асад и его отец считали фикцией Ливан. Неудивительно, что Кремль смотрит на Асада как на брата по «разуму».

Но в Кремле смотрят еще и на карту боевых действий.
Россия хочет сбежать из Сирии, начав новую войну

Там они видят: курды, которых в Астану не зовут, стали в Арабской республике силой, и что, несмотря на захват Алеппо, ситуация складывается не в пользу Асада, а созданный Москвой ИГ может бумерангом ударить по России и Асаду.

Москва хочет в третий раз спасти Асада, и тем лишает смысла пункт 2 коммюнике о том, что мира в Сирии нельзя достичь военным путем. Выполнить пункт 2 можно, лишь отправив Асад и его команду под суд, что не в планах Москвы. Этим Москва переговоры о мире превращает в пролог к войне и передышку перед ней. Первый раз Москва спасла Асада от поражения, создав ИГ. С 2012 г. по ее совету Асад начал амнистию сторонников Аль-Каиды, которые с экс-военнослужащими С. Хусейна, бежавшими в Сирию, создали ИГ и объявили джихад. Это был сильный ход в войне смыслов: внимание сирийцев переключили с «мелкой» цели – свержения диктатуры Асада на «высокую» – создать халифат и перейти от светского государства к исламскому. Арабский социализм заменили исламским фундаментализмом, что вышло эффективней, чем разворот РФ от коммунизма к православию. В противостояние по линии демократы – авторитаристы вплеснули религиозного керосина, после чего Кремль строго обязал всех писать: «ИГ – организация, запрещенная в России», чтобы его не обвиняли в авторстве.

ИГ потеснил светскую оппозицию, особенно в сельских районах Сирии, но занялся собственным проектом, – пошел в Ирак. Там на его вождя офицера-иракца аль-Бадри сунниты смотрели как на второе пришествие Саддама и нового халифа-пророка. Армия переходила на его сторону, и ИГ расплывался по Ираку как чернила по промокашке, пока к лету 2015 г. не уперся в мультикультурный Багдад, курдов и шиитов. В итоге аль-Бадри, он же аль-Багдади, безнадежно увяз в Ираке, и от него отделились бывшие аль-каидовцы и сирийцы, которые создали Аль-Нусру (Фронт победы) и вернулись в Сирию воевать против Асада за исламскую демократию.

В Кремле, начиная эксперимент с ИГ, не учли, что ислам ближе к протестантизму, чем к православию и католицизму. Папы или патриарха в нем нет, и каждый сам себе голова, как и у протестантов. Собственно, суть начала конфликта суннитов и шиитов как раз и состоит в том, что первые полагали: сменить умершего Мухаммеда может любой достойный мусульманин, избранный войском, а шииты настаивали – только родственник покойного. Их конфликт – это противостояние демократов и авторитариев в поле ислама.

В Кремле также не учли, что в Сирии сильна суннитская традиция, и получили «предательницу» Аль-Нусру, которую объявили террористкой, не меньшей, чем ИГ и ее не приглашают в Астану принципиально. Запад, не любящий Аль-Каиду, поддерживает в этом Кремль, но Аль-Нусра тоже нашла выход – стала раскалываться и возникать под новыми названиями. При этом аль-каидовцев в ней не больше, чем старых большевиков в ВКП(б) после сталинских чисток.

Еще одной неприятностью для Кремля стало формирование исламской оппозиции Асаду, которая, вместо того, чтобы резать светскую оппозицию, стала с ней сотрудничать. Об обеих оппозициях дает представление список организаций, заявивших 2 января Москве протест из-за нарушения перемирия. К связанной с Турцией Сирийской освободительной армии (СОА) присоединились: Фронт Дамаска, Исламская армия, Первая береговая дивизия, Армия Иззета, Исламский фронт, Независимая Идлибская армия, Армия Насыра, Дивизия Султана Мурада, «Будь похожим на эмира», Файлек эль-Рахман и Джепхет эхль Шам – ветви Ан-Нусры. Это отнюдь не все, кто воюет с Асадом, Ираном и Россией. Эта сирийская «махновщина» уже летом угрожала вынести Асада, и Москве пришлось спасть его второй раз, отправив туда россиян и воздушно-космические силы. Махновщину приостановили, ее столицу – Алеппо разбомбили, но тут случилась новая неприятность: Пентагон и союзники выполнили в срок директиву Обамы - очистить Ирак от ИГ к концу 2016 г. В итоге, Мосул в двойном кольце. Внешнее кольцо – армия иракских курдов (Першмерга), отряды турок и туркманов, а также шиитское ополчение из иракцев, иранцев и курдов Ирана. Внутреннее кольцо – светская 60-тысячная армия Ирака, которой после долгих споров предоставили честь выбить из Мосула 6 тыс. воинов ИГ. По оценкам, их в декабре осталась половина. В отличие от России, бравшей Алеппо штурмом, Мосул берут осадой, ожидая, когда у ИГ кончатся боеприпасы, вода, еда и желание воевать.

Январские теракты в Багдаде – это отчаянные попытки сорвать осаду, как и обращение Асада в Багдад: если армия Ирака, преследуя ИГ, войдет в Сирию, то он будет считать это оккупацией и агрессией. Из Багдада вежливо ответили: нам бы на границе «зачистку» закончить. Но изгнание ИГ из Сирии также уже в повестке дня. Если верить приведенной выше карте военных действий, то отряды Курдской рабочей партии (КРП) и связанного с ней многоэтничного Союза демократических сил, получающие оружие от США, движутся к Ракке и закрывают сирийско-иракскую границу. Зная отношение Анкары к обеим этим организациям, карте можно верить, но с поправкой: кроме КРП в этом участвуют и другие курдские партии. Их успех обеспечивается и тем, что США и коалиция осенью разбомбили мосты на Евфрате, чем разделили «владения» ИГ на две части, а районы за Евфратом – в основном пустыня. Мобилизацию не объявишь и с другого берега силы не перебросишь. Аль-Багади с ноября считается отравленным, в ИГ вроде выбрали нового халифа, но «халифат» явно не тот, что в 2015 гг. и похоже, игра в халифат всем уже надоела. Освобождение Ракки – она на левом берегу Евфрата, лишь вопрос времени, после чего серое пятно халифата в малонаселенном центре Сирии начнет сжиматься и сдвигаться к дуге «владений» Асада.

Этот процесс начался уже в декабре, когда ИГ заблокировал ассадистов в Дейр-эз-Зоре, проехал по автотрассе 100 км через пустыню и вошел в Пальмиру, откуда без боя бежали ассадисты и их «советники» из РФ. Через пару дней ИГ в 90 км от Пальмиры 17 декабря атаковал подступы к Хаме и Хомсу, чем угрожал разрезать пополам «владения» Асада. В итоге 12 тыс. км2 полупустыни, отвоеванных за год Россией, за неделю вернулись к ИГ, на фоне ее ликования по поводу взятия Алеппо. Обама напоследок все-таки заставил Россию повоевать с ИГ, что ей очень не понравилось по трем причинам. Первая – она не для того создавала ИГ, чтобы с ним воевать. Вторая – возникла угроза: приверженцы ИГ в России теперь возьмутся за нее, и ФСБ с середины декабря начало арестовывать в РФ всех, кого считало адептами ИГ. Третья – стало понятно: в Сирии все скоро начнут "мочить" ИГ, а одновременно с ним или чуть позже и Асада. Это означает – обстреливать будут уже не только посольство РФ в Дамаске, но и ее военные базы, и для России начнется война с сирийцами, подобная той, что она вела с афганцами. В Кремле поняли: пора "сваливать", прихватив Асада, но кого-то осенило: давайте наймем Иран, он и так воюет, и пусть спасает Асада. Так возникала идея Московского коммюнике.

Зачем Москве понадобился "грозный" Тегеран?
Иран в Сирии воюет из-за своих имперских планов и заработка. С 1979 г. духовные руководители Ирана мечтают: куда бы экспортировать свою исламскую революцию, но она никому не нужна. Поэтому на ИГ смотрят как на конкурента. В результате Иран стал единственной страной, где всё еще носятся с идеей столкнуть в море Израиль. Очень удобная во всех отношениях идея, особенно тем, что для начала надо захватить Ирак и Сирию, чтобы дотянуться до Израиля. Веет воссозданием персидско-шиитской империи ради борьбы с Израилем. У Ирана двое друзей – шииты Хезболлы и социалист Асад, которого Иран спасает от революции, но не бескорыстно. Тегеран хочет создать в Сирии аналог Хезболлы и дает ей деньги на выплату сирийцам, которые из атеистов-социалистов и суннитов перейдут в шииты. Но деньги решают не все, и Тегеран направляет в Сирию офицеров и спецназ, а также солдат-наемников из афганцев, пакистанцев, палестинцев и ливанцев. По данным турецкой разведке в штурме Алеппо участвовало 18 тыс. бойцов иранских формирований в 100-120-тысячной «армии Асада». Это без учета Хезболлы. Похоже, в «армии» Асада местных даже меньше, чем в «армиях» ДНР и ЛНР, и не удивительно, что российские офицеры плохо скрывают свое презрение к ней.

Иран, воюя в Сирии, не только реализует свой имперский проект, но и зарабатывает деньги на оплату поставок ему оружия из России. В 2015 и 2016 гг. «Военное обозрение», «Красная звезда» и другие СМИ России поднимали тему: у Ирана нет $900 млн., чтобы уплатить РФ за ракеты С-300. В итоге Иран их получил, причем настоял именно на С-300, но заплатил или нет, – неизвестно. Логично, что их отдали как плату за войну, вербовку и подготовку наемников, за воздушные коридоры через Иран в Сирию и Армению, и другие услуги. Теперь Кремль хочет этот бартер поставить на «широкую ногу».

Россия готова засыпать Иран оружием и деньгами, чтобы тот полностью взял на себя защиту Асада. Для Москвы это накладно, но удобно. Она выдернет свои войска из Сирии, столкнет в ней Иран с Турцией и будет наблюдать за их дракой с двух военных баз. В этом истинный смысл Московского коммюнике и перемирия с 30 декабря, которое Асад и Хезболла не соблюдают, и не будут соблюдать.


Асад же и дальше продолжит тактику выжженной земли, как в Алеппо, где из 4 млн. жителей осталось 1,5 млн. и треть их – беженцы из других районов, чтобы изгнать из Сирии все население, нелояльное Асаду. Иран, прикрываясь Хезболлой и Асадом, будет воевать с СОА, – это война уже идет в долине Барада. Но СОА официально поддерживает Турция, у которой мандат гаранта перемирия от ООН, как и у России. В итоге это может привести к открытой войне между Турцией и Ираном на радость Москве, которая начнет их «мирить», подобно тому, как она 25 лет «мирит» Армению и Азербайджан.

Иран пока еще торгуется, но дал знак Москве, что готов принять ее предложение, – один из советников аятоллы 3 января официально заявил: Хезболла не уйдет из Сирии. На это сразу отреагировал Туркменистан – прекратил подачу газа в северные города Ирана, якобы за неуплату. При этом против Ирана вполне может возникнуть «Туран» – союз Турции, Туркменистана и Азербайджана. Встреча их лидеров планируется в конце января. Баку на Тегеран обижен давно, из-за поддержки им Армении, но сдерживался, пока Иран 12 декабря не обвинил Азербайджан в предательстве «дела ислама» из-за визита премьера Израиля в Баку. Тут парламент Азербайджана прорвало, и оттуда пообещали, что Иран скоро развалится, а на его месте будут созданы 5 государств. На Востоке всегда любили образные выражения. В их стиле Эрдоган 5 января тоже ярко сказал: безопасность Турции начинается в Алеппо и Идлибе, на Кипре, в Нахичевани, Батуми и на Балканах.

Москва весь 2016 г. переоснащала и укрепляла свои войска в Южном военном округе и завезла «Буки» на Кубань. В Кремле поняли: инициированные им войны приближаются к РФ, но на свой любимый вопрос: что делать, дают абсолютно ошибочный ответ.

Сергей Климовский, "Вектор ньюз"
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930