Авторизация

 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 
  •  На линии фрoнта прoдoлжаются oбстрeлы сo стoрoны бoeвикoв – штаб АТO 

Конституционная реформа в Турции: Эрдоган будет править до 2029 года

Конституционная реформа в Турции: Эрдоган будет править до 2029 годаБеспрецедентный по своей жестокости террористический акт, совершенный в ночном стамбульском клубе «Рейна» в новогоднюю ночь, стал очередным кровавым напоминанием о том, что на Ближнем Востоке идет самая настоящая война, и Турция, к сожалению, оказалась в нее втянутой. Жертвами религиозных фанатиков стали тридцать девять человек, около ста были ранены. Личность главного «стрелка», как сообщили власти страны, установлена, его ищут. В этих условиях парламент страны по представлению правительства принял решения продлить на очередной трехмесячный период с 19 января 2017 года режим чрезвычайного положения, введенный после попытки военного переворота 15 июля 2016 года.

На протяжении шести месяцев действия этого режима в Турции было арестовано около 40 тысяч человек, обвиненных в связях с Ф.Гюленом – суфийским проповедником, проживающим по «грин кард» в США. Именно его и его сторонников Р.Т.Эрдоган обвинил в подготовке и попытке переворота. Очевидно, у него были веские основания для таких выводов, поскольку Турция официально обратилась к США с требованием об экстрадиции Ф.Гюлена. В условиях чрезвычайного положения исполнительная власть может принимать решения, равнозначные законам, без парламента, приостанавливать действие прав и свобод, если будет сочтено, что это необходимо в целях государственной безопасности. Сам по себе режим чрезвычайного положения, наделяющий правительство и президента исключительными полномочиями, не является чем-то необычным в мировой практике. В Турции, где на протяжении нескольких последних недель произошел ряд кровавых терактов, его введение и продление является, по-видимому, вполне оправданным. Нынешнее решение парламента продлевает действие режима чрезвычайного положения с 19 января по 19 апреля с.г. Все выглядит довольно обоснованным, если бы не одно «но».

Начиная с 9 января Великое национальное собрание Турции приступает к обсуждению пакета конституционных поправок к Основному Закону, которые должны обеспечить трансформацию политической системы Турецкой республики от парламентско-президентской, заложенной еще Ататюрком, к новой - президентской. Ожидается, что обсуждение 18 статей пакета продлится до конца января, после чего они будут одобрены (возможно, с некоторыми изменениями) и вынесены на общенациональный референдум, который состоится в течение 60 дней после решения парламента, т.е. тоже в конце апреля.

Для Турции, ее друзей и соседей крайне важно, чтобы изменения в Конституцию вносились в четком соответствии с законодательством страны и в рамках демократических норм, в противном случае новая политическая система не сможет принести обещанную авторами изменений политическую стабильность. Отчасти именно этим фактором и объясняется небывалая активность Турции в окончательном прекращении огня в Сирии и скорейшем разгроме боевиков ИГИЛ. Сохранение политической стабильности в Турции и установление скорейшего мира в регионе – в интересах Украины. Поэтому важно разобраться в том, каким предстанет наш южный сосед и стратегический партнер после референдума.

В декабре конституционная комиссия парламента поддержала предложенный правящей Партией справедливости и развития (ПСР) пакет поправок к 70 статьям Основного Закона. Предусматриваются такие новшества:
• Президент станы становится главой исполнительной власти, получает право создавать и ликвидировать центральные органы исполнительной власти, определять их функцию и структуру. Он назначает двух вице-президентов, министров, других руководителей государственных структур. Должность премьер-министра, как и само понятие «Кабинета Министров», упраздняется;
• Президент сможет находиться на своей должности не более двух пятилетних сроков, для выдвижения кандидатом на эту должность нужны будут 100 тысяч подписей избирателей, возрастной ценз устанавливается в 40 лет;
• из Конституции будет убрано статью о режиме чрезвычайного положения. Его введение станет прерогативой Президента, а его решение будет подтверждать Парламент;
• количество членов Парламента увеличивается с 550 до 600, устраняются внеочередные выборы (в случае смерти депутата или отстранения его от выполнения полномочий будет действовать система «запасных» депутатов), снижается возрастной ценз для депутатов с 25 до 18 лет;
• ограничивается иммунитет Президента. Против него можно будет выдвигать обоснованные обвинения при условии поддержки 301 голоса в Парламенте. Комиссия по расследованию этих обвинений должна получить поддержку 360 депутатов, а передача дела в суд потребует 400 голосов;
• Президент и парламент будут назначать по 50% членов Верховного совета судей, военные суды распускаются, устраняется парламентский контроль за деятельностью министерств;
• Президент сможет ветировать и приостанавливать законы, принятые парламентом, а также подавать апелляции на принятые парламентом решения, если они, по его мнению, будут противоречить Конституции;
• выборы президента и парламента будут проходить одновременно, срок полномочий увеличивается с 4 до 5 лет.

С точки зрения конституционного процесса важно, что эти предложения были поддержаны еще одной парламентской партией - Партией националистического движения, так как именно голоса националистов дают возможность выйти на референдум (голосов только ПСР для этого недостаточно). Две другие парламентские партии выступают против, но их голосов не хватит, чтобы заблокировать процесс. Опросы общественного мнения показывают, что большинство населения в принципе поддерживают новую президентскую систему, доверяя лично Р.Т.Эрдогану. При этом сторонники оппозиционных Республиканской народной партии и Демократической партии народов выступают категорически против усиления полномочий главы государства за счет ослабления парламента. Западные обозреватели обращают внимание, что предложенные изменения являются беспрецедентными и, в случае их принятия, позволят нынешнему главе государства оставаться у власти до 2029 года, поскольку пакетом предусматривается назначение новых выборов в рамках измененной Конституции 3 ноября 2019 года. В частности, крайне критическую редакционную статью по поводу предложенных изменений опубликовала «Вашингтон пост» 16.12.2016. По мнению газеты, в Турции происходит фактическая узурпация власти. Своеобразным ответом на критику стало совместное заявление лидеров правящей партии и националистов – Б.Йилдырыма и Д.Бахчели 3 января, что пакет изменений в Конституцию одобрен, является сбалансированным и будет вынесен на рассмотрение законодателей 9 января.

Развернутое интервью турецким СМИ по поводу предлагаемых изменений дал генеральный секретарь правящей ПСР А.Гюль. Он заявил, что «предложенная система имеет целью установление стабильности и устранение двухголовой структуры исполнительной власти». По его мнению, в Турции «правительство будет создано народом, с устранением всех облеченных властью особ, которые могут создавать кризисы». Он даже сообщил, что новое политическое устройство будет носить особое название «система президентства», чтобы сделать ее исконно турецкой. Любопытно, что если западные критики утверждают, что новая Турция будет напоминать не то путинскую Россию, не то автократические президентские конструкции пост-советских стран Средней Азии, сами авторы изменений избегают говорить о «моделях» президентских государств, особенно о США. А.Гюль также подверг жесткой критике оппозицию, которая, по его мнению «боится воли народа» и мешает установлению «эффективной власти, способной действовать в условиях кризиса».

Важно отметить, что правящая партия и ее лидер Р.Т.Эрдоган имеют успешный опыт проведения всенародных референдумов. Так, в 2010 году состоялся конституционный референдум, который, фактически, резко снизил роль армии в государстве. Была крайне ограничена роль военных трибуналов, а юридическая неприкосновенность организаторов военного переворота 1980 года устранена. Тогда за пакет конституционных изменений, подготовленных под флагом демократизации и внедрения европейских стандартов, проголосовало 58% процентов населения при бойкоте курдов. Нынешний конституционный процесс изменяет не только элементы парламентско-президентской системы Турецкой республики, но трансформирует саму республику в форму «президентства». Безусловно, и об этом нельзя забывать, что внесение изменений в Основной Закон является суверенным правом турецкого народа, и заранее невозможно прогнозировать, является ли предложенная модель продолжением демократического пути развития, или отходом от него.

На наших глазах меняется не только Турция. Следует ожидать, что 2017-й год принесет изменения и в политике ЕС, и США. Складывается мнение, что на нынешнем этапе по обе стороны океана избиратели отдают предпочтение прагматическому подходу, оставляя несколько в тени политику, основанную на «ценностях». Для сторонников классической демократии наступает период переосмысления, который неизбежно приведет к новым формам и методам осуществления «власти народа» и вполне возможно, что именно турецкий опыт «президентства» окажется более адекватным требованиям времени.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031