Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Отношения Украина - Россия: новые реалии

Отношения Украина - Россия: новые реалииОсенний внешнеполитический сезон 2016 года для России завершился не совсем удачно, а если быть точнее, – то провально. Сразу несколько влиятельных международных организаций обвинили ее в агрессивном поведении в отношении Украины.

Мировая реакция
Сначала Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) принимает две резолюции № 14130 от 12.10.2016 года под названием «Политические последствия российской агрессии в Украине» и № 14139 от того же числа «О нарушениях прав человека на украинских территориях, неподконтрольных правительству Украины». В них, в частности, говорится: «Через два года после российской попытки аннексировать Автономную Республику Крым и начала дальнейшей военной агрессии на востоке Украины, Парламентская Ассамблея глубоко обеспокоена последствиями этих событий как для самой Украины, так и для общей стабильности и безопасности в Европе... Результатом конфликта для Украины стало нарушение ее суверенитета и территориальной целостности».

Не успели стихнуть возмущения в российском политикуме, вызванные резолюциями ПАСЕ, как пришло сообщение из-за океана. 16 ноября 2016 года третий Комитет Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций (ГА ООН) принимает уже свою резолюцию «О ситуации с правами человека в Автономной республике Крым и в городе Севастополе (Украина)». Она была принята на основе доклада Прокурора Международного уголовного суда (МУС) Фату Бенсуды от 14 ноября 2016 года о действиях по предварительному расследованию ситуации в Украине. Особого внимания при этом заслуживают позиция Прокурора МУС, согласно которой «… ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и РФ. Данный международный конфликт начался не позднее 26 февраля (2014 года – прим. автора), когда Российская Федерация задействовала личный состав своих вооруженных сил для получения контроля над частями территории Украины без согласия правительства Украины. Право международных вооруженных конфликтов применимо и после 18 марта 2014 года в той мере, в которой ситуация на территории Крыма и Севастополя будет равнозначна продолжающемуся состоянию оккупации». При этом в пункте 158 Прокурор делает важную оговорку о том, что в данном деле «…установления факта правомерности изначальной интервенции, которая повлекла за собой оккупацию, не требуется». Приносим извинения за столь длинные цитирования, но они необходимы для того, чтобы осознать радикальность перемен в позициях сторон. Это, фактически, впервые, когда и в Европейском Союзе, и в ООН настолько открыто и конкретно заговорили о действиях России в отношении Украины, дав, в том числе, оценку событиям, предварявшим возникновение нынешней ситуации. И когда авторы принятых документов начали избегать политических эвфемизмов при описании состояния украинско-российских отношений, причин его возникновения и становления.

Между этими двумя событиями «вписались» президентские выборы в Соединенных Штатах Америки, на которых неожиданно для подавляющего большинства аналитиков, наблюдателей и политиков самого высокого ранга победу одержал не политик, а бизнесмен Дональд Трамп. Что, должно было бы комфортно вкладываться во внешнеполитическую парадигму Москвы, поскольку она связывала (по крайней мере, открыто) свои надежды на будущее российско-американских отношений именно с победой кандидата от Республиканской партии.

Однако, в этом контексте картина будет неполной без упоминания принятого единогласно Палатой представителей и находящегося на рассмотрении в Сенате Конгресса США Билля H.R. 5094 «О поддержке стабильности и демократии в Украине». Этот законопроект является своеобразной законодательной легализацией американской политики, проводимой в отношении Украины на протяжении последних двух лет. И он рассматривается американскими законодателями как своеобразный акт преемственности политики США в отношении украинского государства. И заключительным аккордом осеннего внешнеполитического «фестиваля» стал ежегодный саммит Украина-ЕС, состоявшийся 24 ноября при участии украинского президента. Как признают обозреватели и эксперты, это была очень важная и одновременно очень сложная для обеих сторон встреча. Ее важность определялась вопросами, вынесенными на обсуждение, а сложность – ситуацией, которая складывается как в Европе, так и в мире в целом.

Комментарии
Как представляется, все эти события (возможно, за исключением президентских выборов в США, да и то не факт в силу глобализации), а также обнародованные до этого предварительные результаты расследования причин катастрофы малазийского «Боинга» (рейс МН-17) стали своеобразной визуализацией тех латентных процессов глобального масштаба, которые постепенно формируются в мировом сообществе в ответ на агрессивную и не всегда предсказуемую внешнюю политику, проводимую Россией в последние годы. Все больше мировых актеров начинают понимать, что на месте Украины в любой момент может оказаться другое государство. События в Черногории – лишнее тому подтверждение. Возрастающая, несогласованная ни с кем, российская активность на внешнеполитической арене в сочетании с непростыми глобальными процессами объективного свойства не добавляет порядка в и так не совсем сбалансированные мировые системы, будь-то политическая или экономическая.

В ответ мировое сообщество было вынуждено искать аргументированные ответы на возникающие спонтанные вопросы. Так постепенно вырисовывается та картина, первичные проявления которой мы наблюдаем нынешней осенью. Мир довольно долго изучал ситуацию, причины ее возникновения и наступившие последствия. Как принято в демократическом обществе, скрупулезно собирал доказательства и свидетельства, взвешенно формулируя на их основе свои выводы. Поэтому, то, что в настоящее время происходит, необходимо рассматривать более широко, за рамками событий в Украине. Хотя, без сомнения, именно они должны лежать в основе принимаемых решений. Мы с самого начала утверждали, что украинская авантюра в планах Кремля была всего лишь спусковым механизмом к игре более крупного масштаба. И ввязывание в сирийскую операцию было не отвлекающим маневром, а продолжением того, что начиналось в Крыму и на востоке Украины, – попыткой превращения России в один из глобальных центров силы. Однако, как оказалось, не всегда цель оправдывает средства. В данном конкретном случае мировое сообщество отвергло эту устоявшуюся максиму.

В результате, в мире постепенно устанавливается иная точка зрения на происходящие события. И ее формированию способствует не только дипломатическая и иная активность официального Киева (что вполне естественно), но и растущее понимание опасности тех процессов, которые происходят на украинской территории при активном участии зарубежных игроков. Одним словом, количественные оценки постепенно стали перерастать в качественные.

О том, что эти процессы происходят именно в таком направлении может свидетельствовать ход голосования в Комитете ГА ООН по правам человека указанной выше резолюции. Поддержали ее 73 страны, не поддержали – 23 и воздержалось 76 делегаций. И это, несмотря на отчаянное сопротивление со стороны представителей РФ и активную контрпропагандистскую работу некоторых ее соседей.

Вместо выводов
Таким образом, можно констатировать, что ситуация с оценкой происходящих в украинско-российских отношениях событий хоть и медленно, но начинает меняться. Мир постепенно научился отделять «зерна от плевел». И можно с уверенностью предположить, что процесс будет продолжен. Об этом могут свидетельствовать предварительные результаты уже упоминавшегося выше саммита Украина-ЕС. Среди решений, принятых на встрече, российско-украинских отношений в наибольшей степени касаются два: окончательное утверждение Соглашения об ассоциации, заблокированное после референдума в Нидерландах, и т.н. газовый вопрос.

По первой проблеме было принято решение, не внося изменений в текст самого Соглашения, принять дополнительный документ, в котором предусмотреть решения, которые могут «успокоить» голландских евроскептиков и дадут возможность нидерландскому парламенту ратифицировать Соглашение.

Что касается «газового вопроса», то в ходе саммита был подписан стратегический меморандум о сотрудничестве в энергетической сфере, рассчитанный на 10 лет. В документе Европейский Союз подтвердил роль Украины как ключевого поставщика российского газа в Европу, что должно будет учитываться при проведении дальнейшей политики в энергетической отрасли объединенной Европы.

То же самое, по нашему мнению, будет происходить и на более глобальном уровне. Поскольку «украинский вопрос» перерос национальные рамки и стал своеобразны предостережением мировым политикам о том, что отложенное решение по любому сложному внешнеполитическому вопросу чревато осложнениями с любыми непредсказуемыми последствиями.

Петр Копка, Руководитель исследовательских программ COSA
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Календарь публикаций
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031