Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Нарастающий политический вакуум в РФ и перспективы Украины в «крымском вопросе»

Нарастающий политический вакуум в РФ и перспективы Украины в «крымском вопросе»Согласно опубликованным в России в середине ноября 2016 г. Данным социологического вопроса от «Левада-Центра» – количество граждан Российской Федерации, желающих видеть Владимира Путина президентом своей страны еще и четвертый срок (2018-2024 гг.) приближается к 2/3 (63%) респондентов. Результат вполне ожидаем и интересен отнюдь не этой социологической позицией. Крайне любопытно другое: удельное число граждан Российской Федерации, не видящих на этом посту никого иного, кроме уже упоминавшегося Владимира Путина сократилось, по сравнению с 2012-м годом, почти вдвое – с 49% до 26% опрашиваемых. Таким образом, становится очевидным, что рейтинг г-на Путина в настоящее время держится на, если можно так выразится, «негативной социальной подпитке» или «негативной обратной связи» – когда популярность и авторитет «царя» сохраняются (и даже укрепляются) за счет разочарования в его окружении вообще и ближайшем окружении – в частности. Взращиваясь и удерживаясь путем обращения настроений масс к нехитрому принципу «Кто же еще, если не Он Сам?».

Причем есть весьма веские основания полагать, что г-н Путин это отлично понимает. И сознательно идет на публичную дискредитацию (как политическую, так и криминальную) своего окружения. Во всяком случае – иначе крайне сложно объяснить явно демонстративный характер дела обвиненного в коррупции теперь уже бывшего министра экономического развития Российской Федерации Алексея Улюкаева. Тем более, что Владимир Путин не мог не осознавать: это дело, тем более преподнесенное общественностью именно в таком виде, в каком оно преподнесено, не может не ударить «рикошетом» (и ударить весьма больно) по авторитету и репутации правительства Российской Федерации в целом и авторитету и репутации лично председателя правительства России Дмитрия Медведева (формально считающегося сейчас «официальном «повторным наследником престола» с 2024 г.) – в частности. И если мы понимаем события верно – инцидент с г-ном Улюкаевым будет в предстоящие годы первым, но далеко не последним. Более того – вполне возможно, что ближе к 2024-му жертвой «показательной порки» (хотя и не обязательно в виде именно уголовного дела) станет и сам действующий федеральный премьер-министр…

Нарастающий политический вакуум в РФ и перспективы Украины в «крымском вопросе»Справедливости ради следует отметить, что такой подход – при всем его цинизме – в определенных рамках действительно неплохо работает – но только до тех пор, пока не возникает вопрос о реальной смене «фактического верховного правителя». Когда образованный описанной выше политикой «политический вакуум» вокруг «первого лица» способен сыграть в высшей степени негативную роль. Кроме того, Владимира Путина ожидает еще одна ловушка – уже из области социальной психологии и, пожалуй, гораздо более серьезная. Речь идет о так называемой «усталости от стабильности». В 2024-м самым старшим из граждан Российской Федерации, которые в принципе не знают свою страну другой страной, нежели «страна Путина», будет уже по 30 лет (с учетом того, что человек обычно помнит себя с пятилетнего возраста, а Владимир Путин у власти с далекого уже августа 1999 г.). Эти люди воспринимают блага, приносимые им политической, экономико-финансовой и социальной стабильностью нынешнего режима в России (а такие блага, безусловно, есть – отрицать это было бы по меньшей мере наивно), как нечто «изначально данное» и «неотъемлемое» – и будут стремится к переменам. Частью (большей) – не осознавая, какие риски эти перемены принесут, частью (вероятно меньшей, но все же существенной) – будучи вполне осознано готовыми на таковые риски пойти. То есть, речь идет о том, что нынешняя политика правящего в России режима (как в персонифицированном, так и в системном смыслах этого термина) фактически запускает (вернее – уже запустила) процесс, приведший к известным событиям в СССР в 1985-1991 гг. И вероятно – с примерно с таким же результатом в перспективе – но только уже для самой Российской Федерации. Собственно, и даже в еще значительно более резкой форме, мы наблюдали последствия похожей «усталости от сытой стабильности» совсем недавно – на закате 42-летней истории «Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии» полковника Муаммара Каддафи в феврале-октябре 2011 г. Более чем рельефная картина результатов местной «Glorious Revolution» и по сию пору открыта взору всех сколько-нибудь желающих (хотя и уже выпала из «мейнстрима» мировых СМИ и «Всемирной Паутины» Internet).

Разумеется - Россия не Ливия и вряд ли в ней в обозримой исторической перспективе начнется гражданская война (хотя исключать возможность повторного возникновения локальных очагов вооруженного противостояния и даже вооруженного конфликта по образцу 1990-х гг. было бы тоже неверно), но столь долго анонсированная (так долго, что успела даже в значительной степени дискредитировать себя) «белоленточная революция» в 2024-м имеет вполне реальный шанс наконец свершится.

Для Украины эти события (точнее - пока следует говорить только об их возможности), естественно, будут иметь многофакторное значение - хотя бы вследствие многофакторного характера украино- российских взаимоотношений (сохраняющегося даже сейчас – в условиях их частичного разрыва с тенденцией к дальнейшему обострению). Однако мы остановимся только на одном аспекте данных взаимоотношений – а именно «крымской проблеме». Поскольку вернуть полуостров политико-дипломатическим путем для нас представляется совершенно нереальным - Украина должна быть готова воспользоваться благоприятными внутриполитическими обстоятельствами в России (если они, повторимся, наступят) для того, чтобы быть готовой сделать это «вооруженной рукой» - в скоротечном локальном конфликте, масштаб которого будет ограничен «постреволюционным» параличом воли военно-политического руководства Российской Федерации (подобно тому, как Хорватия вернула себе в 1995-м в ходе Operacija Oluja («Операции «Буря») т.н. «Республику Сербская Краина» на своей международно-признанной территории).

Из изложенного выше следует, что ряд мер, обеспечивающих подготовку осуществления указанного сценария, Киеву следует предпринимать уже сейчас (или, по крайней мере, в самое ближайшее время). Прежде всего, официальный Киев должен скорректировать свою политическую позицию в «крымском вопросе» и твердо придерживаться вновь избранной линии, а именно: провозглашая своим неизменным приоритетом курс на мирное урегулирование межгосударственных конфликтов, в тоже время периодически, внятно, официально и на высоком (вплоть до высшего) уровне подчеркивать – Украина оставляет за собой также и неотъемлемое право на возвращение временно оккупированных территорий военными средствами (подобно тому, как поступает, скажем, Пекин в вопросе о Тайване; правда в последнем случае ситуация несколько иная: речь идет о двух правительствах формально одной страны, считающих себя равно законными, а не военной оккупации части территории иностранным государством – но общая модель, тем не менее, применима и в нашем случае).

Нарастающий политический вакуум в РФ и перспективы Украины в «крымском вопросе»Во-вторых, следует предпринять и комплекс соответствующих военно-организационных и военно-технических мер. Речь идет, в частности, о заблаговременном (загодя до «дня «Х») создании группировки наземных сил (Сухопутных Войск и Национальной Гвардии) и запасов средств материально-технического обеспечения всех видов для них в Херсонской области, заблаговременной же передислокации группировки авиации Воздушных Сил Украины и регулярном проведении крупномасштабных внезапных (это важно!) комплексных военных учений в Прикрымье. Все это позволит в нужный момент осуществить операцию по восстановлению суверенитета Украины над Крымским полуостровом без дополнительной подготовки – внезапно – что явится лучшим залогом успеха.

Наконец, следует обратить внимание еще на один совершенно необходимый шаг. Украина нуждается в срочном принятии Общегосударственной Чрезвычайной программы военного судостроения на 2018-2023 гг. Фактически нам предстоит полное возобновление флота, причем с принципиально иной структурой и сил и средств, чем считалось необходимым раньше. А именно делая упор на «малые москитные ударные силы» (малые ракетные катера, концептуально аналогичные 20-тонным китайским С14 China Cat) и малые десантные средства (в том числе для вновь созданного в 2016 г. Командования Сил специальных операций), операционной зоной применения которой должны быть морские районы, непосредственно прилегающие к Крымскому полуострову (причем не только к Черноморскому, но и к Азовскому его побережью) и прибрежные воды той части побережья Черного моря, что и ныне контролируется Украиной.

Впрочем, эти организационные и технические вопросы заслуживают отдельного рассмотрения. Здесь же лишь еще раз повторим: лейтмотивом государственной политики Украины должно быть - не упустить благоприятный политический момент для возвращения Крыма. И быть во всеоружии, когда (и если) этот благоприятный политический момент наступит. В том числе -«во всеоружии» и в буквальном смысле этого слова…

Автор: Сергей Гончаров,
член Экспертного совета при ЦИАКР
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
чё курит аффтар?
Цитировать         
Видео дня
Календарь публикаций
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031