Авторизация

 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 
  •  На линии фрoнта прoдoлжаются oбстрeлы сo стoрoны бoeвикoв – штаб АТO 

Новая энергетическая стратегия Турции

Новая энергетическая стратегия ТурцииТурция относится к числу стран, чье геополитическое положение на карте мира является их главным энергетическим ресурсом. При практическом отсутствии собственной добычи нефти и газа импорт углеводородов составил в 2014 году 55 млрд. долларов, в 2015 – 38 млрд. (уменьшение объясняется падением цен, а не объемов), за девять месяцев текущего года - 19.5 млрд. Турция импортирует природный газ из шести стран, при этом львиную долю – 27 млрд. куб. метров (в 2015 году) из России. При этом общее потребление газа превышает 50 млрд. куб. м.

Энергетический импорт является причиной огромного дисбаланса во внешней торговле страны, тесно интегрированной в европейский, да и мировой рынок. Дефицит платежного баланса наряду с безработицей и инфляцией являются основными проблемами для экономики, и поэтому вовсе не случайно именно пути диверсификации поставок газа, жесткая борьба за снижение цен наряду с развитием собственной инфраструктуры всегда являлись приоритетом для правительства страны.

Новая энергетическая стратегия ТурцииНовый импульс процессы развития отрасли получили, когда год назад министром энергетики Турции стал Бейрат Албайрак (на фото) – зять Президента Турции Р.Т.Эрдогана и бывший глава «Чалык холдинга» - одной из крупнейших финансово-промышленных групп страны, работающих в области строительства энергетической инфраструктуры. Именно «Чалык холдинг» был в свое время определен турецким подрядчиком совместного с Россией проекта стратегического нефтепровода Самсун-Джейхан. Проект не стал реальностью, поскольку российская сторона отказалась гарантировать прокачку необходимого объема нефти, но опыт взаимодействия с основными игроками энергетического сектора РФ у Б.Албайрака остался. Благодаря плотным контактам с украинскими партнерами на протяжении минувшего года Б.Албайрак имеет достаточно полное представление как о возможностях, так и о потребностях нашей страны. Это важно в контексте понимания озвученных им недавно основных элементах обновленной энергетической стратегии Турции.

Выступая на прошлой неделе в Парламенте при обсуждении бюджета на 2017 год, Б.Албайрак отметил, что за последние 14 лет (период у власти правящей Партии справедливости и развития) в нефтегазовый сектор страны было инвестировано 9.3 млрд. долларов. На последующий трехлетний период предполагается выделить 867 млн. долларов внутренних инвестиций и привлечь 4.31 млрд. дол. из-за рубежа для реализации ряда стратегических инфраструктурных проектов в энергетике. В частности, до 2018 года в западной части Черного моря будут проделаны работы по исследованию и лицензированию участков, а затем и бурению скважин с целью поиска нефти и газа. Кроме того, предполагается увеличить мощность хранилищ природного газа на территории Турции до 10 млрд. куб м. Особенно любопытным является проект использования природных пустот в местах добычи соли на Туз Голу (Соленом озере), где первая фаза примерно на 1 млрд. куб м. должна быть запущена уже в 2017 году, а вторая – в 2019. В целом мощность новых хранилищ составит 5.4 млрд. куб.м., что по масштабам региона является едва ли не рекордом. Расширение ожидает и хранилища природного газа на LNG терминале в Мраморном море, которые в Турции рассматривают как важнейший элемент так называемого будущего «газового хаба». Запасы сланцевого газа в Турции оцениваются в 1,8 трлн. куб. м., этого хватит Турции на 40 лет при ежегодном потреблении газа в 45 млрд куб. м. В феврале 2016 г сообщалось об обнаружении запасов природного газа в провинции Сакарья на северо-западе Турции. Турция сотрудничает с компанией Shell в сфере разработки месторождений сланцевого газа в провинции Диярбакир, Statoil и Valeura договорились о получении двух лицензий на разведку и добычу сланцевого газа в провинции Текирдаг.

Все эти проекты, включая новые хранилища газа, планы по использованию в Средиземном море плавучих регазификационных терминалов, переговоры с Россией по «Турецкому потоку», потепление отношений с Израилем и обсуждение возможностей реэкспорта израильского газа в Европу через территорию Турции, активизация контактов с Ираном и, самое главное, стратегический для Турции и ЕС проект Южного транспортного коридора – газопроводы ТАНАР и ТАП, служат одной цели – превращению Турции в международную площадку по торговле природным газом. Это одно из свидетельств стратегического мышления руководства страны – Р.Т.Эрдогану мало просто сделать Турцию энергонезависимой, ему нужно, чтобы роль Турции как естественного моста между Востоком и Западом, в том числе в контексте поставок в Европу каспийского и средиземноморского газа, была ключевой.

При этом крайне важным остается задание обеспечения растущей экономики электроэнергией. Во многих регионах страны, включая столицу страны - Анкару, постоянные перебои с электричеством являются нормой. Поэтому за последние десять лет значительные средства, до 50% всех инвестиций в электрогенерацию, были вложены в развитие «зеленой» энергетики, которая на сегодня покрывает до 30% потребностей страны. На ближайшие четыре года эта тенденция будет сохраняться. Однако при этом ключевым элементом стратегии все же остается проект атомной станции в Аккую стоимостью в 22 млрд. дол., которую строит Россия. Этот проект с самого начала в 2010 году вызывал опасения специалистов. Условия тендера, по которым потенциальный подрядчик обязывался взять на себя все обязательства по строительству и эксплуатации станции при единственном обязательстве правительства Турции закупать энергию по определенному тарифу, оказались просто неприемлемыми для всех иностранных компаний, кроме российского «Росатома». Затем возник, и до сих пор не закончился скандал с экологическим обоснованием проекта (ведь станция строится прямо на берегу Средиземного моря, рядом Анталия и Кипр) – некоторые из ученых, чьи подписи стоят под заключением, позже заявили об их подделке. Нет ответов и на такие вопросы, как будет осуществляться поставка топлива на станцию, что делать с отработанным топливом и неизбежными радиоактивными отходами.

Новая энергетическая стратегия ТурцииТем не менее, процесс «нормализации» турецко-российских связей, начатый Р.Т.Эрдоганом и В.Путиным 9 августа с.г., имел одним из результатов то, что проект Аккую получил статус «приоритетного», о чем лидеры двух стран лично сообщили прессе. Ожидается, что станция начнет работать в 2023 году, если российская сторона обеспечит регулярное финансирование. Режим санкций серьезно ограничил возможности бюджета РФ и на повестку дня был поставлен вопрос об изменении условий контракта. Если ранее станция должна была строиться 100% за российские деньги с последующим правом собственности на станцию, то ныне стороны заговорили о совместном с Турцией финансировании. Турецкие компании Cengiz Holding, Kolin и Kalyon планируют до конца года достичь подвижек в переговорах с «Росатомом» по вопросу партнерства в реализации проекта строительства АЭС. На встрече первого заместителя генерального директора «Росатома» К.Комарова с представителями компаний 11 ноября в Стамбуле была достигнута предварительная договоренность по некоторым основным принципам, которые послужат основой партнерства между сторонами. Если стороны смогут договориться по деталям, то «Росатом» передаст турецкой стороне 49% акций первой турецкой атомной электростанции. Следует также ожидать, что проблематика «Аккую» и «Турецкого потока» станет одной из основных тем ожидаемого в начале декабря визита премьер-министра Турции Б.Йилдырыма в Москву, а также заседания двустороннего Совета по стратегическому сотрудничеству под руководством Р.Т.Эрдогана и В.Путина в январе. Динамика турецко-российских контактов начиная с августа с.г. является беспрецедентной, и это вполне может привести к крайне негативным результатам как для ЕС, так и для Украины. В Анкаре циркулирует информация, что, якобы, российская разведка предупреждала Р.Т.Эрдогана о возможном перевороте 15 июля, и именно это является причиной резкого потепления в двусторонних отношениях. Есть обоснованные сомнения в истинности подобных утверждений. Скорее всего, в основе происходящего лежат весьма прагматичные интересы деловых кругов, приближенных к Р.Т.Эрдогану, ухудшающиеся отношения с ЕС и неопределенность в довыборный период в отношениях с США. Однако то, что именно российское направление является одним из наиболее активных в обновленной энергетической стратегии Турции – не подлежит сомнению.

Новая энергетическая стратегия ТурцииР.Т.Эрдоган весьма последователен и в том, что касается инфраструктурного развития страны. Следует ожидать, что озвученные Б.Албайраком планы будут поддержаны как финансовыми ресурсами бюджета, так и частными инвестициями. Уже сегодня говорят об открытии нового «окна возможностей» для некоторых частных турецких инвесторов в связи с масштабными арестами руководителей целого ряда турецких холдингов, обвиненных в связях с Ф.Гюленом. Аналитики, не понаслышке знакомые с ситуацией на местах, называют даже конкретный объем «окна» – 10 млрд. долларов. Известны десятки фактов добровольных инициатив богатейших людей страны выделить финансирование на различные проекты, как гуманитарного (школы и университеты исламского толка), так и инфраструктурного характера, инициированные правительством. Можно сказать, что реализация обещанного является визитной карточкой Р.Т.Эрдогана и его соратников, и, таким образом, несложно прогнозировать, что уже к 2019 году Турция станет, как и запланировано обновленной энергетической стратегией, не только региональным лидером по уровню развития самой современной инфраструктуры, но региональным газовым хабом.

Сергей Корсунский, специально для "Вектор ньюз"
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031