Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Почему коммунисты хотели убить Маркса

Почему коммунисты хотели убить МарксаВ сентябре 1844 г. Маркс договорился с Энгельсом в Париже о создании пролетарской и научной политэкономии, которая повергнет в прах апологетическую и ненаучную буржуазную политэкономию. Почему «пролетарская» политэкономия более научная, чем «буржуазная» – до сих пор загадка. Пояснения: пролетариат – передовой класс, и потому выпускает только истинно научную продукцию, в отличие от отсталой буржуазии, – из разряда догматов религии пролетаризма: в них можно только верить.

Но в 1844 г. Энгельсу было 24 года, он отслужил в армии, еще не работал в фирме отца и финансировать создание 26-летним Марксом этой замечательной политэкономии не мог. Поэтому безработный Маркс начал подрабатывать в газете «Vorwarts!» («Вперед!»), издававшейся в Париже немецкими националистами-республиканцами из движения «Vormärz» («Vormärz» не переводится – это клич, аналогичный «ура» или японскому «банзай»). Возникло оно в 1815 г. в ходе борьбы с Наполеоном и для объединения всех немцев в одном государстве-республике, но вскоре пришло в застой. Европейская революция 1830 г. (революции во Франции, Бельгии и Польше) оживила «Vormärz»: в 1831 г. он провел демонстрации за объединение Германии, взывал к национальному самосознанию немцев, и в 1833 г. его отряд неудачно атаковал прусские казармы во Франкфурте с целью вызвать революцию. Те немцы, включая философа-оппозиционера Фейербаха, которые считали себя людьми прогрессивными, участвовали в его акциях «Vormärz».

Маркс с Энгельсом тоже были немецкими националистами и поэтому пунктом № 1 в своих «Требованиях коммунистической партии» (март 1848 г.) поставили «Вся Германия объявляется единой, неделимой республикой». Лишь затем шли пункты о конфискации государством земель, шахт, железных дорог и каналов. (Т. 21, с. 225). Поэтому появление Маркса осенью 1844 г. в редакции «Вперед!» было естественным. Но Пруссии не нравился «Вперед!», она настоятельно просила Францию его закрыть и выдать оппозиционеров, которых король Луи-Филипп пригрел в Париже в надежде: они еще сделают революцию в Германии. За Пруссией стояла Россия Николая II. Глава МИД Франции историк Франсуа Гизо, один из «отцов» теории классовой борьбы, не питал к обеим симпатий, но конфликта не хотел. В январе 1845 г. он закрыл «Вперед!», но разрешил его авторам дать расписку об отказе от политической деятельности и остаться во Франции. Все сделали это, кроме Маркса, Грюна и Бакунина, и их выслали в Бельгию, которая, как и Великобритания, принимала политиков-эмигрантов. Перед отъездом 2 февраля Маркса, ставшего известным благодаря отказу, принял Этьен Кабе – главный коммунист Франции. О чем они говорили – неизвестно. Вероятно, Маркс просил у Кабе денег на создание новой политэкономии и компартии Германии. Кабе отказал, судя по отсутствию позже между ними контактов. Он ожегся с двумя французами – Александром Теодором Дезами и аббатом Пилло, которых высоко ценил Маркс, и не хотел рисковать с этим непонятным немцем.

Дезами как коммунист начинал в тайном «Обществе времен года» Огюста Бланки и Армана Барбеса. После их неудачной попытки захватить в 1839 г. парламент Франции и начать революцию, ушел к Кабе. Вскоре он начал критиковать Кабе за отказ не только от вооруженной, но и политической деятельности, и в 1840 г. устроил с Пилло в предместье Парижа коммунистический банкет с 1200 участниками, за что оба попали под суд. (Луи-Филипп опасался заговоров монархистов, республиканцев и коммунистов, и запретил собрания больше 6 человек. Запрет обходили, выдавая собрания за банкеты и произносили на них речи как тосты). Пилло уже был известен брошюрой «Ни хижин, ни дворцов», где призвал поступать с противниками коммунизма как с сумасшедшими, и Луи-Филипп выслал его в Бразилию. Дезами отсидел 6 месяцев, написал книгу «Кодекс общности» (1842), и стал единственным теоретиком, который выводил коммунизм из эгоизма, а не гуманизма. Эту его идею Чернышевский позже изложил в романе «Что делать?» как теорию разумного эгоизма.

В коммунистическом движении Франции к 1842 г. уже оформилось три направления.
1. Дезами выступал за создание компартии и участие ее в выборах, что устраивало Луи-Филиппа.
2. Бланки придумал диктатуру пролетариата (Маркс в 1850 г. этот термин и идею заимствовал у бланкистов в Лондоне) и пытался с Барбесом реализовать ее в 1839 г. с захвата парламента, за что оба надолго сели.
3. Кабе отказался от обоих вариантов. Он исходил из старой идеи Сен-Симона и Фурье: экономика определяет политику, поэтому надо создать много экономически эффективных коммун, количество перейдет в качество, и экономика продиктует свои условия государству.

Луи-Филипп был в этом согласен с Кабе, и дал ему «зеленый свет». Поэтому у Кабе не вызвало энтузиазма появление в феврале 1845 г. Маркса с планом в стиле Дезами. В августе 1846 г. к Кабе повторно явился Энгельс, и тот опять отказал. В апреле 1848 г. Маркс и Энгельс дважды пытались встретиться с Кабе, но он их не принял, и они оставили ему записку, что едут в Германию и он еще услышит об успехах в ней коммунизма. Так как с Кабе договориться не удалось, а российские либералы в Париже (Анненков, Боткин и Г. Толстой) деньги Марксу одалживали, но финансировать его проекты не планировали, то в августе 1845 г. Энгельс повез Маркса из Брюсселя в Лондон знакомить с Шаппером и местным «Союзом справедливых» Вейтлинга.

Карл Шаппер (1812-1870) был видной личность. В 1833 г. он от «Vormärz» руководил штурмом казарм во Франкфурте, с 1834 г. сражался в Италии в отрядах Мадзини, в 1839 г. вместе с Бланки и Барбесом атаковал парламент, избежал ареста и осел в Лондоне, где с часовщиком Иосифом Моллем (1812-1849) возглавил местную секцию «Союза». Доктор философии Маркс произвел на обоих сильное впечатление и его приняли в «Союз», состоявший из мигрантов-ремесленников, с немецкой пунктуальностью плативших взносы. Марксу поручили создать в Брюсселе, там уже жил и первый редактор «Рейнской газеты» Мозес Гесс, группу «Союза» и поддержали его идею масштабной пропаганды коммунизма через создание просветительских обществ немцев-мигрантов. Попутно сложилась и коалиция против отца-основателя «Союза» Вейтлинга, но сначала Марксу предстояло «разобраться» с Грюном.

Карл Грюн (1817-1887) был земляком Маркса. Он тоже родился в Вестфалии, и учился вместе с Марксом в университетах Бонна и Берлина. Но Грюн был из семьи многодетных учителей, и не мог как Маркс, купить себе диплом в Йенском университете. (Маркс 6 апреля 1841 г. отправил туда почтой диссертацию «Различия между натурофилософией Демокрита и натурофилософией Эпикура» и 15 апреля получил по почте диплом доктора). Поэтому Грюн, чтобы не служит в оккупационной прусской армии, уехал в 1838 г. во Францию, где работал в газетах. В 1839 г. Грюн издал свою первую «Книгу путешествия по Балтии и Рейну» (прообраз «Дневника мотоциклиста» Че Гевары). В 1842 г. он приехал в Баден и стал редактором вечерней «Mannheimer Abendzeitung», ‒ первой газеты республиканцев и демократов. Через полгода власти ее закрыли, Грюна отчислили из университета за радикализм, но он стал известен как революционер и его статьи охотно печатали оппозиционные газеты. В 1843 г. он переехал в Кёльн, где Маркс был редактором «Рейнской газеты», и стал редактором более радикального «Рейнско-Вестфальского вестника» и идеологом местных социалистов. Об отношениях Маркса и Грюна в это время ничего неизвестно, но их газеты конкурировали. В Кельне Грюн познакомился с Гессом, через него с Фейербахом, – оба надеялись: тот обоснует коммунизм с позиций философии. В отличие от Маркса, Грюн подружился с Фейербахом, стал его биографом, и в бельгийской эмиграции написал историю развития материалистического взгляда на историю, без упоминания Маркса.

В 1844 г. он и Маркс вновь встретились в Париже в «Союзе» Вейтлинга, где Грюн уже стал авторитетом. Они подружились с наезжавшим из Лиона Прудоном, и Грюн обещал ему перевести на немецкий его будущую книгу «Философия нищеты», в которой Прудон, как и Маркс, обещал новую политэкономию. Сам Грюн тогда писал книгу «Социальные движения во Франции и Бельгии» (1845). В феврале 1845 г. Грюн и Маркс опять оказались вместе в Брюсселе. Прудон регулярно писал Марксу о работе над книгой и тот после поездки в Лондон понял: если Грюн книгу Прудона переведет, то немцы станут прудонистами, а не марксистами. Поэтому Маркс написал Прудону: Грюн – это литературный жулик, он переведет и издаст книгу, но не заплатит. Прудон был из рабоче-крестьянской семьи, с детства не доверял буржуям и не имел университетского диплома. Поэтому он поверил доктору Марксу, как грамотному защитнику пролетариев, и разорвал договор с Грюном. Но Марксу это не помогло. В 1846 г. «Философия нищеты» Прудона вышла, и вскоре появилось три ее издания на немецком. Прудон по дружбе прислал Марксу экземпляр на рецензию. Маркс написал малосодержательный памфлет «Нищета философии» и в 1847 г. издал его за свои деньги из наследства. Если книга Прудона вызвала фурор, то его книга продавалась плохо и на французский ее не переводили, а Прудон не читал по-немецки и не реагировал. Но цензура в России допустила ее к продаже, так как Маркс ругал опасного социалиста Прудона.

Вместе с этой интригой против Прудона Маркс начал в 1846 г. и «крестовый поход» против Грюна, и вел его до революции 1848 г. В мае 1846 г. «партия Маркса» в «Союзе» из 6 человек приняла «Циркуляр против Криге» – друга Грюна, который в Нью-Йорке издавал немецкоязычную газету «Volks-Tribun». Маркс обвинил Германа Криге и его газету в идиотизме, мещанстве, предательстве коммунизма и дела пролетариата, а также в дружбе с «американскими националистами» из «Молодой Америки», добивавшейся бесплатной раздачи земли мигрантам из Европы. Маркс потребовал от Криге покаяться и опубликовать «Циркуляр» в своей газете. Вейтлинг отказался подписать «Циркуляр», чем ускорил свое изгнание из «Союза».

Революция 1848-1849 гг. прервала эти войны Маркса. Он приехал в Кельн, где год издавал «Новую Рейнскую газету». В это время Грюн рядом победил на выборах в Трире (родина Маркса) в общегерманский парламент, где вошел в его крайне революционную фракцию, участвовал в штурме арсенала в Берлине и эмигрировал в Бельгию. Из Лондона в Кельн в 1848 г. приехал и Шаппер создавать боевые дружины. В сентябре 1848 г. прусские солдаты в Кельне пристали к девушке, за нее вступилась милиция, была драка на саблях, дружины Шаппера подняли восстание и заняли горсовет при поддержке горожан. Но когда кельнцы увидели: новый горсовет состоит почти из одних сотрудников «Новой Рейнской газеты», то утратили интерес к процессу. Энгельс и Молль участвовали в отряде Августа Виллиха в восстании в Бадене и Пфальце в 1849 г. Молль погиб, Энгельс пешком ушел в Италию и добрался до Лондона, где уже жил Маркс с семьей. Так в 1849 г. немецкие коммунисты встретились в Лондоне с французскими коллегами, которые там оказались в 1848 г. после поражения июньского восстания в Париже. В 1850 г. немецкий «Союз коммунистов» объединился с французским «Союзом революционных коммунистов» во «Всеобщий союз революционных коммунистов». У немцев лидировал Маркс, который назвал шарлатаном Вейтлинга, морально надломленного ситуацией в Германии, и подтолкнул его к эмиграции в США. В ходе революции в Германии возникло много коммунистических групп разной направленности, в Берлине лидировала группа Стефана Борна, но они не слушались ни Вейтлинга, ни Маркса. Маркс имел влияние в Кельне и отчасти в Лондоне. У французов лидировал Эммануэль Бартелеми (1820-1854). В 19 лет он участвовал в атаке 1839 г. Бланки и Барбеса, получил пожизненное заключение и вышел по амнистии в 1847 г. В 1848 г. он участвовал во всех восстаниях в Париже, был заключен в тюрьму, но убежал из нее в Лондон. Поначалу его отношения с Марксом складывали замечательно: он бывал у того дома, учил его фехтованию и рассказывал о диктатуре пролетариата.

В новом «Союзе» деятельные французы численно преобладали над немцами, и это раздражало Маркса, который называл их «алхимиками революции». Кроме коммунистов в Лондоне осели и революционные социалисты во главе с Луи Бланом, и обе эти группы французской эмиграции конфликтовали между собой, на чем грубо пытался играть Маркс, и это уже не нравилось Бартелеми. Французы стали воспринимать Маркса как фразера и интригана. Среди немцев против Маркса в 1850 г. тоже возникла оппозиция во главе с Шаппером и Виллихом. Август Виллих (1808-1878) был прусским офицером-артиллеристом, но в 1846 г. он стал республиканцем, отказался служить монархии и подал рапорт об отставке, из-за чего попал сначала под трибунал, а затем в отставку. В 1847 г. Виллих отказался от дворянства и стал коммунистом, а в 1849 г. он один из руководителей восстания в Бадене, его адъютантом был Энгельс. В 1850 г. все трое заподозрили: Маркс еще и предатель в связи с арестом в Кельне 12 коммунистов и началом суда над ними. Этот судебный процесс организовал министр внутренних дел Пруссии Фердинанд фон Вестфален – брат жены Маркса. Во время революции он начал делать карьеру при прусском короле, вел переписку с сестрой и за неделю предупредил ее о предстоящем закрытии «Новой Рейнской газеты», благодаря чему Маркс успел распродать оборудование и спокойно уехал с семьей из Кельна. В историю Фердинанд фон Вестфален вошел как крайне реакционный министр и в 1858 г. был уволен со службы в связи с либерализацией.

Маркс распускал заведомо ложный слух: к арестам в Кельне причастны Виллих и Шаппер. В частности, в июне 1851 г. он написал коммунисту Иосифу Вейдемейеру, – это «банда негодяев», и что он «внутренне убежден» ‒ они сдали организацию в Кельне, но жалеет, что у него нет доказательств. В письме Виллих был назван «обыкновенным пройдохой и кабацким завсегдатаем и кроме того, ‒ за последнее я не ручаюсь, хотя это сообщил мне один респектабельный филистер, ‒ он шулер». Маркс делал из Виллих – героя восстания в Бадене – «блюдолиза» буржуазии, который обманывает людей «стереотипными фразами о грядущей революции, которым этот рыцарь сам перестал верить». (Т. 27. С. 476-487). В итоге, как вспоминал Вильгельм Либкнехт, кум Маркса, Виллих и Бартелеми приняли решение убить Маркса как предателя и консерватора. Для этого Виллих вызвал Маркса на дуэль, спровоцировав скандал с его женой. Но дуэль перевел на себя Конрад Шрамм – молодой приверженец Маркса. Как острил об этом Маркс «Виллих был известен тем, что никогда не промахивался, а Шрамм тем, что никогда не стрелял». Так как в Великобритании дуэли были уже запрещены, то Виллих и его секундант Бартелеми поехали стреляться со Шраммом на безлюдный остров в Бельгии. Пуля лишь оцарапала кожу на голове Шрамма, чем дуэль и закончилась. Коммунисты не убили Маркса физически, но убили его политически. После дуэли распалось не только объединение французских и немецких коммунистов, но и сам «Союз коммунистов» на группу Виллиха и Шрамма и меньшую группу Маркса и Энгельса. В 1852 г. Маркс сам ее распустил.

Виллиху в 1853 г. надоела жизнь эмигранта в Лондоне, и он уехал в США, где работал инженером, издавал газету немцев-республиканцев, создал в Огайо клуб гегельянцев, воевал в Гражданской войне на стороне северян и закончил ее бригадным генералом. Шаппер и Маркс в 1856 г. помирились – в Лондоне осталось слишком мало немецких коммунистов. Бартелеми, хотя и пообещал убить Маркса, но в 1852 г. сначала убил на дуэли француза-социалиста Фредерика Курне, за что отсидел 7 месяцев, а затем готовил убийство Луи-Наполеона. Но Бартелеми не получил вовремя зарплату, необходимую ему на покупку билета до Франции, весь план рушился, и он застрелил работодателя, за что был арестован и казнен в 1854 г. Луи-Наполеон и Маркс продолжили жить.

Маркс скрылся от партии в библиотеке Британского музея, где просидел до 1864 г. пока не попал на митинг в поддержку восставшей Польши, на котором решили создать Международное товарищество рабочих (Интернационал). Вейтлинг уехал в 1849 г. в США, где согласился возглавить коммуну «Новая Гельветия». Но он оказался плохим менеджером, коммуна обанкротилась, и коммунары 10 лет судились с Вейтлингом, который женился, уехал в Нью-Йорк, где и умер в 1871 г. просто портным. Кабе в 1853 г. тоже уехал в США, где возглавил коммуну «Новая Икария», но через два года был обвинен в диктаторстве, изгнан и умер в 1856 г. в Сен-Луисе, проклинаемый бывшими соратниками. «Новая Икария» просуществовала до 1895 г. и закрылась в связи с тем, что из нее сбежала молодежь, а из посторонних никто не хотел в нее вступать.

Во французском коммунистическом движении между Бланки и Барбесом тоже все время тлел конфликт борьбы за лидерство, близкий к конфликтам Маркса с немецкими коммунистами. В 1848 г. Бланки был ложно обвинен в выдаче членов партии полиции и Барбес поддержал это обвинение, несмотря на то, что оба постоянно сидели в одних и тех же тюрьмах. Дошло до того, что в тюрьме сторонники Барбеса угрожали убить Бланки. Подобные личностные конфликты и дальше сопровождали коммунистов. Наиболее известные: конфликт Троцкого и Сталина, затем Сталина и Броз Тито, Хрущева и Мао Дзедуна, албанского лидера Энвара Ходжи со всеми и т.д. Все эти конфликты имели две основные причины, коренящиеся в самой доктрине коммунизма. Первая, коммунизм – это авторитарная доктрина, поэтому коммунисты попадают в ту же западню борьбы за лидерство, как и все монархисты. Особенно в начале и в этом их история идентична ранним монархиям, пока не установят жестко регламентированный порядок престолонаследования. Вторая, доктрина коммунизма существенно не меняется со средневековья, поэтому в ее рамках нельзя создать новые идеологические направления, все новаторы и оппозиционеры вынуждены клясться, что они большие коммунисты, чем их оппоненты. Поэтому Хрущев, Брежнев и Горбачев одинаково начинали с идеи возврата к чистоте марксизма-ленинизма, и только у коммунистов новые политические движения носят имена их вождей: ленинизм, троцкизм, сталинизм, маоизм, ходжизм и т.д.

Этот механизм Энгельс за год до смерти пророчески описал на примере исламского коммунизма в статье «К истории первоначального христианства». В среднем каждые сто лет в исламском мире происходят «революции» бедных против богатых под лозунгами возврата к истинной вере, осуждающей роскошь и богатство. В случае успеха восстания богатые и бедные частично меняются местами в социальной иерархии, но только для того, чтобы через сто лет эта история повторилась вновь. (Т. 22, С. 468).

Сергей Климовский, специально для "Вектор ньюз"
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Автор ничего не напутал в нижеприведенной цитате его творения:
"Поэтому появление Маркса осенью 1844 г. в редакции «Вперед!» было естественным. Но Пруссии не нравился «Вперед!», она настоятельно просила Францию его закрыть и выдать оппозиционеров, которых король Луи-Филипп пригрел в Париже в надежде: они еще сделают революцию в Германии. За Пруссией стояла Россия Николая II. "
По поводу России Николая II в это время?
Цитировать         
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031