Авторизация

 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 
  •  На линии фрoнта прoдoлжаются oбстрeлы сo стoрoны бoeвикoв – штаб АТO 

Как украинцы противостояли произволу власти в alma mater ГУЛАГа. Часть 2

Как украинцы противостояли произволу власти в alma mater ГУЛАГа. Часть 2
Окончание. Начало здесь


Политзаключенный Соловков украинец Петр Демчук в советском концлагере не боялся подавать, и не раз, голос протеста – видно по всему, был не из пугливых. Когда в январе 1934-го его доставили в исправительно-трудовое учреждение в Лодейном Поле (Свирский лагерь), в учетно-статистическую карточку регистратор вписал основные биографические сведения о заключенном. Среди них такие: командир сотни в народной армии Западной Украины (то есть в Украинской галицкой армии, 1918–1919), а в 1920-м в Красной армии он был комиссаром отряда. Еще раньше, в 15 лет, добровольцем вступил в ряды украинского национального воинского формирования в составе австро-венгерского войска (был в 6-й сотне Украинских сечевых стрельцов Андрея Мельника). Принимал участие в боях, ранен на австрийско-российском фронте и дважды бежал из польского плена.

Кто же он, этот борец-сорвиголова, записанный в лагерном деле как «юрист-философ»? Почему попал на Соловки?

Как украинцы противостояли произволу власти в alma mater ГУЛАГа. Часть 2...Одаренный мальчуган-галичанин из исторического Покутья родился в бедной крестьянской семье. За счет общины учился в народной школе и закончил частную гимназию в Городенке (сейчас город в Ивано-Франковской области). Девятнадцатилетним революционером поступил в Компартию Западной Украины. Во время дальнейшего обучения стал членом Компартии Австрии, был лектором партшколы, приобщился к изданию в Вене «Нашей правды» – первой газеты Компартии Восточной Галиции – и молодежного журнала «Наше знамя». На каникулах в Городенке, как отмечает в статье ЭСУ историк Юрий Шаповал, Демчук проводил агитацию против выборов в польский сейм и полонизации украинских школ. За это был заключен в Коломыйскую тюрьму, откуда в скором времени бежал и отправился сначала в Прагу, потом в столицу Австрии, где штудировал право и получил высшее образование в университете.

В 1925-м некоторое время работал секретарем консульской части полномочного представительства СССР в Вене, поддерживал дружеские отношения с Юрием Коцюбинским. В том же году выехал с группой политэмигрантов в УССР, где закончил аспирантуру Института красной профессуры в Харькове (1927). Работал на кафедре социологии философско-социологического отдела этого института, потом возглавил кафедру философии Всеукраинской ассоциации марксистско-ленинских научно-исследовательских институтов, кафедру диамата и истмата Харьковского института советского строительства и права. Печатался в журналах «Гарт», «Пролитфронт», «Знамя марксизма» и других. Тогда же активный полемист, участник философской дискуссии начала 1930-х, попал под огонь критики (часть его произведений несколько политизирована), был обвинен в «деборинщине».

Петр Демчук отличался и незаурядными лингвистическими способностями. Знал более полудюжины языков, кроме родного украинского, знал немецкий, английский, польский, французский, чешский, итальянский, русский. Неудивительно, что молодому ученому и общественно-политическому деятелю, который некоторое время прожил за границей (в Западной и Восточной Европе, был одним из основателей Украинской коммунистической секции при ЦК Компартии Австрии), чекисты предъявили обвинение в принадлежности к так называемой «УВО» – выдуманной «Украинской военной организации». Ба! Еще и записали в какую-то высосанную из пальца «ячейку», в которой большинство составляли... «агенты иностранных разведок»!

Слово «галичанин» было как красная тряпка для обозленного на контрреволюционеров большевистского бугая одноцветной империи. Кремль уже с середины 1920-х руками чекистов за ширмой кажущейся «украинизации» уничтожал все национальное в свободолюбивой Украине, а со временем, усмиряя ее крестьянство, дошел до геноцида. Демчука арестовали весной 1933-го, как раз в разгар народоубийства – апокалиптического по своим результатам Голодомора в УССР, вызванного политикой ВКП(б). Тогда же взяли под стражу многих национально сознательных «увистов», преимущественно галичан – Тимофея Репу, Алексея Сарвана, Василия Олейника, Василия Сирка...

Подручные наркома Всеволода Балицкого в расследованиях дутых дел привычно использовали шантаж и пытки, и так заставили арестанта оговорить себя и других. Ученик академика Владимира Юринца – лидера «гегелизированого марксизма» в Украине (а потом чекистского агента-провокатора) – должен был «признать вину» в том, что принадлежал к «УВО», а затем – и к мифическому «контрреволюционному блоку», который якобы объединял националистов, боротьбистов, эсеров, укапистов, коммунистов-перерожденцев и остальных антисоветчиков – врагов сталинского режима.

...Когда через четверть века чекисты хрущевского времени будут просматривать сфабрикованное предшественниками необозримое «уголовное» наследие, майор Ганенко из следственного управления КГБ при Совете Министров УССР будет только изумленно пожимать плечами, составляя обзор следственного дела профессора. «Показания Демчука во многих случаях неконкретны, – констатировал опытный старший следователь, – в них почти нет ссылок на конкретные факты. Из этих показаний, в частности, не видно, при каких обстоятельствах и кем именно он – Демчук был завербован в УВО, как он оказался в «к. р. блоке», откуда вообще ему известно об этом блоке, кто, когда организовал этот блок; что конкретно делал Демчук по заданию УВО в советском полпредстве в Вене; создавал ли (и создал ли) Демчук ячейки УВО в вузах по заданию Репы; какую практическую работу проводил он в 1926–1929 гг. против коммунистического движения, находясь в Западной Украине, что он делал как член боевки Яворского; в каких конкретных трудах по философии он осуществлял вредительскую деятельность и т. д., какую конкретно деятельность проводили называвшиеся им члены контрреволюционной организации»...

Это лишь некоторые вопросы без ответов, которые остаются после изучения материалов липового дела, по которому человека упекли на пять лет во владения ГУЛАГа.

«Хулиганская затея»
Как украинцы противостояли произволу власти в alma mater ГУЛАГа. Часть 2После многих попыток заключенного бороться против издевательств и произвола «власти соловецкой», похоже, очередным поводом добиться изменения места отбывания наказания стала зафиксированная в материалах архивного дела «потасовка» между Антоном Крушельницким и более молодым Петром Демчуком, который 58-летнему писателю годился в сыновья. В документах чекистов инцидент описан так: «Я, опер[ативный] сотр[удник] Гречкин, в присутствии старшего стрелка М. Муксольма Арехова и нач[альника] л/п Муксольма Жордани составил настоящий акт о нижеследующем. 29 января с. г. совершена драка среди заключенных. З/к Крушельницкий А. В. вдарил по лицу з/к Демчука. Вопрос: з/к Крушельницкий, за что вы вдарили по лицу ладонью з/к Демчука? З/к Крушельницкий ответил, что он, з/к Крушельницкий, вдарил потому з/к Демчука, что он меня, з/к Крушельницкого, обругал нецензурными словами, т. е. матерщиной. Поэтому я, з/к Крушельницкий, не сдержался и ударил по лицу з/к Демчука. Вопрос: з/к Демчук, за что вы обругали нецензурными словами з/к Крушельницкого? З/к Демчук ответил, что я просто заругался по матерщине, но з/к Крушельницкий предполагал, что я, з/к Демчук, обругал Крушельницкого лично. И он, з/к Крушельницкий, з/к Демчука ударил ладонью по лицу. Я, з/к Демчук, схватил топор и просто выгнал с камеры з/к Крушельницкого. Мною, опер[ативным] сотр[удником] Гречкиным, в присутствии нач. л/п Жордани, сразу приняты меры о предотвращении хулиганских выходок со стороны з/к з/к...»

Возможно, это действительно было банальное недоразумение между Демчуком и старым, нервно и физически изможденным Крушельницким. А могло быть и другое – заключенные еще и таким способом нарочно напомнили начальству о неурядицах на муксалминской «командировке». Сопротивление лагерному произволу имело разные формы, и иногда даже нестандартная шкурка стоила выделки. По крайней мере, уже через неделю после «потасовки» руководству оперчасти поступит заявление Антона Крушельницкого, в котором он сообщит, что 6 февраля 1937-го прекращает вынужденную голодовку, потому что неудовлетворительные условия проживания, которые послужили поводом для протеста, «ликвидированы».

В начале мая профессор Демчук еще пытался телефонограммой сообщить начальнику санчасти 8-го Соловецкого отделения о физических истязаниях, которые совершала охрана, лишая заключенных ночного отдыха. Жаловался на невыносимые головные боли и нервное истощение и просил предоставить медпомощь. А накануне 20-летия октябрьского переворота Соловки (тогда уже тюрьма особого назначения), как и весь СССР, по воле вождей ВКП(б) уже будут готовиться к масштабной «чистке» общества, в котором партия предпочитала оставить только покорных рабов – строителей коммунизма. По предоставленному лимиту в течение нескольких месяцев более 1800 заключенных беломорского исправительного учреждения должны были быть репрессированы по первой категории – это высшая мера наказания. Начальство среди груды других, составленных как под копирку документов, заверит подписью справку и о Петре Демчуке – та самая обязательная бумажка, по которой формально принимали решение расстрелять.

«Ведет себя... контрреволюционно»
«Активный член УВО, был связан с польской разведкой и работал в пользу Польши, – накручивали заключенному смертных грехов чекисты. – Был намечен для выполнения террористических актов... Поддерживает связь с бывшими членами УВО и галичанами... Стоит на позиции к/р украинских националистов, стремящихся оторвать Украину от СССР, восхваляет германский фашизм, проповедует поражение и гибель Сов[етской] власти, приемлет террор как метод борьбы с Сов. властью. Ведет себя резко контрреволюционно».

В октябре внесудебное убийственное решение ленинградской отдельной тройки перевело большую группу пленников в категорию смертников. Роковые выстрелы палача из опербригады, которую возглавлял капитан госбезопасности Михаил Матвеев, прозвучали для Петра Демчука, Антона Крушельницкого и некоторых других их соотечественников 3 ноября в карельском урочище Сандармох за Медвежьей Горой...

В ту осень, как известно, состоялась одна из самых крупных в истории СССР массовых казней политзаключенных из Украины: всего в течение пяти предпраздничных для большевиков суток (27 октября, 1-4 ноября) земля Сандармоха приняла 1111 соловчан… В расстрельные ямы палачи сбросили в течение только одной ночи более 250 людей, из них почти полторы сотни – это фигуранты сфальсифицированного дела о «блоке украинских буржуазных националистов». В когорте выдающихся фигур «расстрелянного возрождения» – ученые, писатели, просвещенцы, деятели культуры. Казнена интеллектуальная элита нации: Николай Зеров, Лесь Курбас, Валерьян Пидмогильный, Николай Кулиш, Валерьян Полищук, Павел Филипович, Степан Рудницкий...

«Щемящим остается вопрос, который мы слышим в потустороннем мире: «Расскажи, Матвеев, как ты за один день Божий погасил все большие звезды на культурном небе Украины, даже не заметив этого», – написал уже во времена государственной независимости известный философ и правозащитник Евгений Сверстюк. «Граждан тоталитарного СССР «съедали» принудительная коллективизация, голодоморы, перманентные кровавые репрессии, – подытоживает собственные исследования темы репрессий современный историк Александр Рублев. — Относительно же подсоветской Украины – построенная из обломков царской России новейшая сталинская имперская конструкция проявляла себя также сознательным и целенаправленным «поеданием» и уничтожением представителей национальной интеллектуальной элиты».

Казненного перспективного ученого, знатока западноевропейской культуры Петра Демчука ныне называют нереализованным украинским философом. Пуля оборвала его жизнь в расцвете творческих сил, в 37 лет, в печально известном 37-м... Как заметил с горьким сарказмом другой наш современник, профессор Петр Кралюк, «конечно, в то время, когда в СССР утверждался интеллектуальный примитивизм, который нашел свое яркое выражение в сталинском «Коротком курсе истории ВКП(б)», лучше было избавиться от умных людей. Лишь бы не мешали строить «светлое будущее».

...В 1960-х, после первой волны реабилитации жертв большевистского террора, найдется место (лишь несколько строк) в трехтомном советском энциклопедическом словаре и для бывшего «члена-корреспондента АН УССР». Составители идеологически выдержанного трехтомника напишут, что ученый в своих работах разоблачал реакционную суть буржуазной философии, и укажут ложную дату его смерти – «30.I.1943» (такие россказни с подачи КГБ СССР были обычной практикой утаивания правды о масштабах репрессий коммунистической власти). И ни единого слова, конечно, не будет в том подцензурном издании о месте казни философа. Сандармох как расстрельный полигон навсегда должен был остаться тайной...

Не остался. Есть Бог на свете.

Сергей Шевченко, заслуженный журналист Украины
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930