Авторизация

 
  •  Причиной смертельной перестрелки в Днепре назвали "экономические интересы" 
  •  Сeпаратисты сбили беспилотник OБСE в райoнe Дoнeцкoй фильтровальной станции 
  •  Донецк и Авдеевка oстались без воды 
  •  Бoeвики oбстрeливали украинскиe пoзиции из «Градов» и минометов 

Почему в Украине не строят приюты для жертв домашнего насилия?

Почему в Украине не строят приюты для жертв домашнего насилия?Верховная Рада Украины должна в первом полугодии 2016 года ратифицировать Конвенцию Совета Европы о предотвращении насилия над женщинами и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями (Стамбульская конвенция). Что будет предусматривать внедрение положений этого международно-правового документа в нашу повседневную жизнь и готовы ли мы к соответствующим изменениям?

Мы встретились с президентом общественной организации «Ла Страда-Украина», доктором юридических наук, профессором Екатериной ЛЕВЧЕНКО, которая уже много лет занимается этой проблематикой и на практике внедряет европейские подходы к решению вопросов противодействия домашнему и гендерно обусловленному насилию в Украине.


Почему в Украине не строят приюты для жертв домашнего насилия?- Украина подписала Стамбульскую конвенцию в момент ее принятия в 2011 году. Почему не спешит с ратификацией?
- Когда мы говорим о ратификации международно-правового документа, то должны понимать, что речь идет не только о голосовании в парламенте. Прежде всего, речь идет об адаптации норм национального законодательства к положениям этой Конвенции. Чтобы обеспечить ее работу, нужно внести изменения почти в 18 законов и кодексов, а также учесть возможность дальнейшего финансирования. Стамбульская конвенция направлена, в первую очередь, на формирование системы обеспечения прав жертв домашнего насилия и насилия над женщинами, оказания им комплексной помощи. А также на внедрение полноценного уголовного наказания за любые акты осуществления такого насилия. Конечно, Украина имеет наработки в обоих направлениях работы. Но домашнее насилие в Украине до сих пор не криминализовано. И те административные взыскания в виде общественных работ или ареста, которые получают обидчики, не являются адекватным наказанием за совершенное зло. Действия обидчиков бывают не только на бытовом уровне, но частью специалистов они не воспринимаются как противоправные. Поэтому остается много вопросов, с которыми нужно серьезно работать.

- Много ли женщин в Украине страдают из-за домашнего насилия?
- Ваш вопрос напоминает риторический. К сожалению, каждая третья украинская женщина страдает от насилия. По данным Национальной полиции Украины, только в 2015 году зарегистрировано более 116 тыс. заявлений по фактам совершения насилия в семье, составлено более 78 тыс. административных протоколов. Обращаться за помощью отваживаются не все, ведь не всегда знают, каким образом это правильно сделать, а бывает, просто не верят, что такая помощь будет действенной. Нынешняя государственная политика, направленная на оказание такой помощи, является неэффективной, часто граничит с безразличием. У меня есть статистика за 2009 год. Тогда в результате домашнего насилия в Украине погибло около 1 тыс. женщин. Это вопиющие цифры. Думаю, что с тех пор они не сильно изменились. Есть и другая сторона проблемы. Я вхожу в состав Комиссии при Президенте Украины по вопросам помилования. Мы уже не единожды рассматривали дела женщин, которые убили своих мужей. Практически всегда эти женщины длительное время страдали от домашнего насилия, но не получили надлежащей помощи – ни от полиции, ни от социальных работников. Это привело к трагическим последствиям. Если мы и дальше будем безразлично относиться к проблеме, она лишь будет обостряться. Особенно сейчас, когда страна втянута в вооруженный конфликт и много лет после будет сталкиваться с его последствиями, с агрессией и нетолерантностью, которые усилились в обществе.

- Какие вопросы нуждаются в первоочередном решении?
- Наибольшей проблемой в оказании помощи является отсутствие в Украине сети специализированных учреждений для временного проживания жертв домашнего насилия. 23-я статья Стамбульской конвенции обязывает государство, которое ратифицирует эту Конвенцию, «принять необходимые законодательные или другие меры для обеспечения создания соответствующих легко доступных приютов в достаточном количестве для предоставления безопасного размещения жертв, особенно женщин и их детей, и оказания им действенной помощи», То есть, в Украине на законодательном уровне должна быть прописана необходимость создания и функционирования таких учреждений и соответствующим образом обеспечена в дальнейшем их деятельность. На сегодняшний день у нас есть лишь 2 приюта для тех, кто пострадал от домашнего насилия, насилия над женщинами. Оба находятся в Киеве: городской приют и районный Деснянского района города. В Киеве есть еще социальная квартира для пострадавших от домашнего насилия, которую содержит международная организация – благотворительный фонд «Право на здоровье». Остальные учреждения не являются непосредственно приютами для жертв насилия. Это центры социально-психологической помощи для лиц, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах. И эти обстоятельства могут быть различными.

В 2012 году Центр «Ла Страда-Украина» вместе с фирмой «Avon» осуществлял мониторинг таких приютов. Мы тогда объехали около 50 разнообразных учреждений, общались с персоналом, с клиентами. Защиту в них находили те, кто пострадал от пожара, кто вышел из мест лишения свободы, из интернатов или социальных общежитий. Пострадавших от домашнего насилия среди них – 10-15%. По данным самих центров, в год сюда может попадать 2-3 таких человека. Преимущественное большинство этих центров были созданы в 2005-2006 годах. Последний, если не ошибаюсь, открылся в 2007 году. Но даже такие центры существуют не в каждой области. В Харьковской, Полтавской, Винницкой, Херсонской, Киевской областях их просто нет. И это создает огромные сложности по оказанию помощи лицам, страдающим от домашнего насилия. Часто они даже не отваживаются выносить свои проблемы за порог собственных жилищ, ведь им некуда идти за помощью. Серьезная проблема и в том, что центры социально-психологической помощи принимают в основном женщин без детей. Или если с детьми, то не младше 3 и до 7 лет. А Конвенция четко говорит, что нужны приюты для оказания действенной помощи женщинам и их детям. То есть, внутренняя регуляция, существующая в центрах социально-психологической помощи, не отвечает всем требованиям Конвенции.

- А где можно размещать детей, которые подверглись насилию в собственных семьях?
- В центрах социально-психологической реабилитации детей и приютах для детей. Таких учреждений у нас более 100 и они есть в каждой области Украины. Но там тоже могут находиться разные категории детей, в том числе те, кто в конфликте с законом, или беспризорные дети.

- Есть ли расчеты, сколько приютов для пострадавших от домашнего насилия нужно иметь в Украине?
- У нас говорят – по потребности. В Европе существуют специальные стандарты. У них потребность определяется в соответствии с количеством проживающих – одно место в приюте на 10 тыс. лиц взрослого возраста. Такие стандарты закладывает и Стамбульская конвенция. Если говорить о приютах для пострадавших от сексуального насилия, то там рассчитывают одно место на 100 тыс. человек.
У нас центры социально-психологической помощи в целом рассчитаны на 10-30 человек. Конечно, это капля в море.

- Как женщины могут устраиваться в приют?
- Они попадают туда через Центры социальной службы семьи, детей и молодежи. Потерпевшие должны обратиться к социальному работнику за направлением. К сожалению, положительный опыт работы таких центров очень мало пропагандируется в Украине.

- Как долго могут женщины пользоваться помощью приюта?
- Обычно пребывание в приюте прописывается типовым положением о приюте и может продолжаться до 90 дней. Женщина может повторно находиться в приюте, но не более двух раз в год. Кстати, во всех странах приюты имеют положения и очень четкие правила внутреннего распорядка.

- Помощью таких приютов могут пользоваться женщины, имеющие работу, или также неработающие?
- Наличие работы не влияет на возможность пользования приютом. Ограничение – это место регистрации человека. Ведь приюты финансируются из местных бюджетов, значит, не могут принимать иногородних. Это противоречит европейским стандартам. Скажем, в Киеве много людей живут и работают, хотя зарегистрированы в других регионах. Они фактически не могут пользоваться в случае необходимости такими приютами. Хотя женщины, не имеющие постоянного жилья, как раз и могут больше страдать от насилия. На проблему приютов сейчас очень повлияла, без сомнения, война и ситуация с внутренне перемещенными лицами. Потому что много центров социально-психологической помощи заполнены внутренне-перемещенными лицами, оставшимися без жилья. И жертвы домашнего насилия отодвинуты на задний план. Хотя это неверно.

- Какую помощь жертвы домашнего насилия должны получать в приюте?
- Они получают психологические и юридические консультации. Юридические или правовые консультации включают помощь в оформлении или восстановлении документов, особенно, если это связано с разводом, выплатой алиментов, судебными делами.
Такие консультации обеспечиваются работниками Центров социальной службы семьи, детей и молодежи, которые в связи с децентрализацией сейчас переходят на содержание местных бюджетов. И в некоторых регионах уже решают, что на них можно сэкономить, что их можно сокращать, закрывать. Это также очень опасно.

- Может ли в приюте оказываться медицинская помощь?
- Медицинская помощь предоставляется лишь при условии, если есть соответствующие договоренности с местными учреждениями здравоохранения. Могут даже быть медсестры, хотя это не распространенная практика. Где-то привлекают средства доноров – благотворительных, религиозных организаций, ведь лекарства у нас бесплатно не предоставляются. Есть очень положительный опыт, когда центры социально-психологической помощи имеют договоренности с учреждениями образования, с детскими садиками, школами. Если там находятся женщины с детьми, они могут временно устроить ребенка в садик или в школу для того, чтобы женщина могла работать или решать вопросы дальнейшего обустройства жизни, оформления документов и пр. Еще в некоторых приютах предоставляется базовое питание. Хлеб, сахар, растительное масло, макароны, чай и пр.

- Насколько дорого обходится содержание приюта?
- Скажем, приют в Деснянском районе Киева, который рассчитан на 10 человек, в 2012 году имел бюджет в 250 тыс. грн. На следующий год они просили 320 тыс. грн. Конечно, с тех пор цены выросли, но не думаю, что в разы.

- Откуда женщины, страдающие от домашнего насилия, могут узнавать о месте расположения приютов, помощи, которую они предоставляют, о другой важной информации?
- Узнать о помощи можно, в частности, из национальной горячей линии Центра «Ла Страда-Украина» по вопросам предупреждения домашнего насилия, торговли людьми и гендерной дискриминации. Ее телефон 0 800 500 335 или 386 (с мобильных). За прошлый год мы получили 9135 звонков. С 1 февраля 2016 года горячая линия начала работать двадцать четыре часа семь дней в неделю – благодаря помощи Фонда Народонаселения ООН в Украине. Кстати, это отвечает требованиям Стамбульской конвенции, предусматривающей непременное внедрение такого круглосуточного сервиса. Также информацию можно получить в Центрах социальной службы семьи, детей и молодежи, в СМИ.

- Что сегодня нужно сделать, чтобы приюты для людей, пострадавших от домашнего насилия, начали активно работать в Украине?
- Прежде всего, нужно говорить о принятии необходимых законодательных изменений. Министерство социальной политики Украины совместно с экспертами общественных организаций, в том числе, Центра «Ла Страда», Проектом Совета Европы «Предупреждение и борьба с насилием над женщинами и домашним насилием в Украине» и другими подготовили проект Закона Украины «О предупреждении и противодействии домашнему насилию». Закон хороший и направлен на то, чтобы привести национальное законодательство в соответствие с требованиями Стамбульской конвенции. Он предлагает предоставить возможность создания специализированных учреждений для жертв домашнего насилия местным государственным администрациям и органам местного самоуправления. Это полностью отвечает реформе децентрализации власти в Украине. Сейчас проходит процесс согласования законопроекта с различными министерствами. И возникли определенные разногласия с Министерством финансов, которое считает создание приютов для людей, пострадавших от домашнего насилия, чрезмерными тратами, которые не актуальны в нынешней сложной социально-экономической ситуации. Также замечания министерства касаются национальной горячей линии – ответственность за нее предлагают возложить на правительственный «колл-центр», хотя речь идет об абсолютно разных вещах. Конечно, мы будем отстаивать свою позицию.

- То есть, все упирается в деньги?
- Это очень простое объяснение. Экономический кризис и война не отменяют проблем с домашним или гендерно обусловленным насилием. Наоборот, в такие сложные периоды насилие обостряется. Это проблема не отдельных женщин, а целого социума. Поэтому общество, власть не могут оставаться в стороне. В свое время Центр «Ла Страда-Украина» проводил исследования «Цена домашнего насилия». Пользуясь методиками английских и австралийских ученых, мы определили, что в 2007 году на борьбу с последствиями домашнего насилия Украина тратила до 150 млн. грн. в год. Сравните: содержание одного приюта для жертв такого насилия обходится в 350-500 тыс. грн. Организацией и содержанием приютов будут заниматься местные органы власти. Они могут привлекать для этого кроме собственных средств и помощь разных спонсоров. Сегодня мы должны внедрить законодательное обеспечение и законодательные основы для организации работы таких учреждений. И нельзя тормозить этот процесс. Международные обязательства нашей стране также помогают выполнять международные доноры. Если Украина поддерживает европейский выбор, то должна внедрять и европейские стандарты. Есть известное выражение, что преступление легче упредить, чем разбираться с его последствиями. Я перефразирую, что его дешевле упредить. Часто вложенная гривна тут оборачивается человеческой жизнью и судьбой.

- Как вы планируете договариваться с Минфином?
- Мы такой диалог начали. Уже имели рабочую встречу с заместителем министра Романом Качуром. И надеемся, что вместе с народными депутатами Украины, которые занимаются ратификацией Стамбульской конвенции, – с Марией Ионовой, Ириной Геращенко, Ириной Луценко, совместно с представителями Министерства иностранных дел, Министерства социальной политики нам удастся убедить минфиновских специалистов. По крайней мере, министр финансов Наталия Яресько обещала с нами встретиться. Хорошо, что министры становятся доступными. Это прибавляет оптимизма, что дела будут решаться.

Владимир ДОБРОТА,
Национальный пресс-клуб «Украинская перспектива»
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031