Авторизация

 
  •  Мексика заработала на хеджировании цен на нефть $2,65 млрд 
  •  Башар Асад отверг требования установить в Алеппо перемирие 
  •  Бейонсе стала самой номинированной певицей в истории "Грэмми" (ВИДЕО) 
  •  В день Святого Николая в Киеве откроют резиденцию Санта Клауса 

Цена свободы. 7 возможных сценариев возвращения Донбасса и Крыма

Цена свободы. 7 возможных сценариев возвращения Донбасса и КрымаРоссийская агрессия против Украины показала крах современных систем международных отношений и международной безопасности. Аннексия Крыма, война на востоке Украины, тысячи беженцев поставили перед мировым сообществом и его лидерами непростой вопрос: как быть дальше? Ведь речь идет об угрозах, с которыми сталкивается не только Украина, но и весь цивилизованный мир. Вместе с тем, если стратегические направления противодействия агрессору нужно искать всем вместе, тактические действия остаются исключительно в поле зрения Украинского государства. То есть мы самостоятельно должны выяснить, что, как и когда должны делать для возвращения Крыма и Донбасса. И в то время как правительство, президент и парламент все еще размышляют над конкретными сценариями, в Национальном институте стратегических исследований в начале декабря 2015 года презентовали монографию "Донбасс и Крым: цена возвращения", подготовленную учеными Института.

Забегая наперед, следует отметить, что редакционной коллегии монографии (Александр Власюк, Элла Либанова, Александра Ляшенко) под председательством Владимира Горбулина удалось почти невозможное. Не секрет, что за последние годы распространилась мода на разного рода справочные издания, в которых превалирует стремление «упаковать» под обложкой поверхностную информацию. Но в этом издание НИСИ выгодно отличается от других. Во-первых, редакционной коллегии удалось квалифицированно подготовить монографию не с точки зрения ретроспективного обзора, но аналитического прогнозирования. Во-вторых, удалось сформировать профессиональный коллектив авторов (а это около 70 человек), способных глубоко и всесторонне объяснить проблематику, которая сегодня волнует весь цивилизованный мир. В частности, вооруженная агрессия России рассматривается как стресс-тест для глобальной и национальной безопасности и катализатор перезагрузки внешней политики Украины (разделы 1-3, в которых анализируются причины и последствия временной потери контроля над отдельными территориями Украины; обосновывается позиция Украины и освещаются подходы ЕС и России по урегулированию ситуации на Донбассе в Минском процессе). Кроме того освещаются последствия вооруженной агрессии России на Донбассе (разделы 4-5), потери Украины от аннексии Крыма (раздел 6) и информационно-манипулятивные технологии аннексии Крыма (раздел 7). Особое внимание уделено условиям реинтеграции и приоритетам восстановления Донбасса (разделы 8-10), прогнозам относительно развития событий вокруг Крыма (раздел 11) и сценариям будущего Украины в глобализированном мире.

«Свобода опасна, но только она обеспечивает нам безопасность», - именно с этих слов американского писателя Гарри Эмерсона Фосдика начинается знакомство с монографией. В предисловии авторский коллектив обращает внимание читателей на то, что с одной стороны стремление человека находиться в безопасности является понятным и естественным, поскольку именно безопасность является необходимым и важнейшим условием его существования. Вместе с тем, за достаточность условий для жизни также всегда отвечала свобода. Несмотря на то, что безопасность и свобода дополняют друг друга, они образуют и противоречия, поскольку взаимосвязаны во многих аспектах. Поэтому понятно, что безопасность и свобода не противопоставляются категорически друг другу, а рассматриваются в единстве, с проявлениями «вспышек» борьбы в отдельные периоды. Одна из таких современных «вспышек» сделала для Украины извечные вопросы безопасности и свободы особо кульминационными. В упрощенном виде можно сказать, что сейчас такая кульминация фокусируется на следующих вопросах: 1) Минские переговоры: нужно их пролонгировать, и если да, то какой должна быть их реинкарнация? 2) Вопрос всех времен и народов «о преступлении и наказании», то есть вопрос об амнистии главарей и членов террористических группировок; 3) Насколько временной будет аннексия Крыма?

Огромная проблема заключается даже не в том, существует ли хотя бы приблизительно правильный ответ на один из этих вопросов. Не самой важной является и неопределенность того, что является мерилом «правильности» ответов на эти вопросы, даже несмотря на то, что именно неопределенность блокирует принятие любых решений по ним. Проблема заключается в том, что ответы на эти вопросы сфокусированы отнюдь не на режиме «сегодня на сегодня». Их «мишень» - будущее.

Сегодня же главная задача для всей страны - осознать вопрос цены. Какую цену мы готовы заплатить за возвращение Донбасса? Сколько стоит сделать Крым украинском? Какую цену за свободу нам предлагает заплатить международное сообщество и собственно сам агрессор? И должны ли мы торговаться в таком случае? Все эти вопросы позволяют понять, насколько точно подобран заголовок монографии и его ключевой термин - «цена». Именно его экономическая трактовка - денежное выражение стоимости товара, отражение его потребительской полезности в конкретных рыночных условиях - идеально коррелируется с политическим подтекстом нынешнего состояния национальной безопасности Украины. Другими словами цена возвращения Донбасса и Крыма - это отражение полезности этих территорий для государства в определенный период. Причем полезности как для Украины, так и России, потому что все мы понимаем, что и Крым, и Донбасс - это лишь разменная монета в шовинистической политике современного Кремля.

Но вернемся к цене, которую может «заплатить» Украина. Сегодня в мире существует несколько методов формирования цены: метод установления цены (по принципу безубыточности, к текущим расходам добавляется нормативная рентабельность); метод целевой прибыли (где размер прибыли является важным, но не главный фактором); метод установления цены с учетом спроса (комментарии излишни, но понятно, что при определенных условиях именно этот метод дает самую высокую цену); и метод средних цен. Конечно, перенос экономических терминов в чисто политическую плоскость, тем больше межгосударственного уровня, да еще в разрезе вопросов безопасности, может показаться профанацией. Но давайте подумаем вместе, согласны ли мы вернуть Крым и Донбасс, если нам возместят прямые потери? А ведь сейчас убытки Украины только от потери АР Крым в результате аннексии Россией оценивается в около 1,2 триллиона гривен. В целом же Украина за это время потеряла более 20% своего экономического потенциала. А, может, власть захочет вернуть не только утраченное, но и наверстать упущенную выгоду? А ее тоже много - в Крыму остались крупные промышленные предприятия, значительная доля винодельческой отрасли, рыболовецкого флота. За время боевых действий в Донбассе большие потери понесли банковские и научная сфера, оборонно-промышленный комплекс и так далее. Только энергетический комплекс Украины, который исторически завязан на "донбасском" угле, потерял половину шахт. При этом из 150 шахт на подконтрольной Украине территории работают только 24. Пострадала и транспортная инфраструктура, и это не только аэропорты Донецка и Луганска, а разрыв логистических связей на 1700 км, разрушение автомобильных и железных дорог. Приблизительные убытки - почти 5 млрд грн... Кто и за какие средства будет восстанавливать все это? Или, может, Украине удастся вернуть свои территории, используя «метод средних цен» - то есть по примеру Хорватии, Македонии или Германии?

Кстати, в монографии именно опыт этих трех стран был использован для моделирования сценариев возвращения под юрисдикцию Украины оккупированных территорий Донбасса.

Первый базовый сценарий - "хорватский". Это - жесткий сценарий, который предполагает отсутствие каких-либо компромиссов с оккупантами. Положительные аспекты такого сценария: 1) восстановление территориальной целостности Украины и победа в войне с внешним агрессором; 2) возможность привлечь к ответственности виновных в государственной измене, коллаборационизме и терроризме; 3) возможность навязывать свои условия местной и региональной элитам. Негативные аспекты решения: 1) значительный рост расходов на обеспечение потребностей населения региона и восстановление его инфраструктуры; 2) невозможность контролировать настроения и политическую активность значительной массы нелояльных к власти жителей региона; 3) прогнозируемые потери от дальнейшего ухудшения отношений с РФ; 4) прогнозируемая потеря моральной поддержки в странах ЕС (как осуждение стороны, которая предпочла силовые средства решения проблемы перед дипломатическими). Заинтересованными именно в таком варианте решения проблемы являются отечественные промышленно-финансовые группы, чьи активы частично находятся на оккупированных территориях. При определенных условиях этот сценарий может негласно поддержать и РФ, например, демонстративно лишив ДНР / ЛНР военной поддержки или разыграв мнимый конфликт с номинальным руководством «республик». В силовом решении могут быть заинтересованы также и представители Запада, которые хотят прекратить давление на Россию и уменьшить расходы на поддержку Украины. Ведь после демонстрации Украиной силы такие шаги становятся морально оправданными.

Второй сценарий - "молдавский". Это - результат компромисса с марионеточным режимом, когда происходит его частичная легализация, устанавливаются правила сосуществования и начинается бесконечный процесс сближения сторон в многочисленных переговорных форматах. Положительные аспекты решения: 1) вероятность окончательного прекращения вооруженного конфликта на Донбассе; 2) вероятность поддержания решения со стороны Запада, России и вероятность заключения нового варианта Будапештского меморандума (относительно гарантий безопасности); 3) вероятность получения определенной финансовой помощи для восстановления Донбасса. Негативные аспекты решения: 1) фактическое признание конфликта (и причин его возникновения) внутренней украинской проблемой; 2) признание успеха ДНР / ЛНР в их войне «за независимость»; 3) провоцирование кризиса власти в Украине, выход на арену антагонистических политических сил: патриотической «партии войны», с одной стороны, и антимайдановской «партии реванша» - с другой; такой конфликт может длиться не один избирательный цикл, и Украина потеряет время для реальных реформ и национального развития; 4) создание прецедента автономизации посредством мятежа для других региональных элит; 5) фактическое устранение вопроса Крыма с повестки дня мировой политики. Благоприятный прогноз по этому варианту связан только с гарантиями сохранения (и ростом) поддержки Украины со стороны Запада, а также полным отказом России от дальнейшего давления на Украину и подрыва ее государственности. Поскольку таких гарантий не существует, этот вариант следует рассматривать как однозначно проигрышный. Заинтересованы в таком варианте развития событий - официальная верхушка РФ, представители Запада, которые хотят прекратить давление на Россию и уменьшить расходы на поддержку Украины; украинская оппозиция пророссийского направления; радикальная националистическая оппозиция. К сожалению, именно к этому сценарию нас подталкивают Минские договоренности.

Третий вариант - «немецкий», когда страна объединяется волей народа в результате переосмысления причин раскола и приобретения общих ценностей, восстановления политического и культурного единства. Украина при этом получает моральную сатисфакцию, поскольку территориальная целостность превращается в объединяющую ценность. Также возникают серьезные предпосылки для переговорного процесса по Крыму. Но это не будет победой одной из сторон конфликта: объединение возможно лишь как результат идеологического и политического компромисса. Вот только путь по схожему сценарию даже в Германии занял почти полвека, а Украина - это не только не Россия, но и не Германия. Однако если уж нам удастся третий вариант, то положительные аспекты такого решения будут такими: 1) получение Украиной полной моральной компенсации в конфликте, тезисы российской пропаганды о причинах конфликта будут окончательно опровергнуты, а целостность страны будет признана объединяющей ценностью; 2) создание исключительного положительного резонанса для отношений Украины с ЕС, странами постсоветского пространства, возможности перевернуть страницу в отношениях с РФ (на положительной для Украины основе); 3) создание предпосылок отстаивания Украиной ее экономических и политических условий реинтеграции, поскольку она будет занимать выгодную переговорную позицию; 4) создание условий для постановки вопроса о возвращении Крыма в состав Украины как логического продолжения процесса. Среди негатива: 1) частичное принятие требований автономности отдельных территорий; 2) предоставление гарантии местным элитам о сохранении их контроля над экономическими и политическими процессами регионов; 3) угроза выпячивания пророссийскими силами роли промотора объединительного процесса, получения ими таким образом политических дивидендов и приобретения веса как фактора отечественной политики; 4) возможность наступления социально-экономических сложностей как следствие реинтеграции, что приведет к очередному внутреннему политическому кризису и затормозит процесс реформ и модернизации. Заинтересованными в таком варианте игроками выступят отечественные промышленно-финансовые группы, чьи активы частично находятся на оккупированных территориях, западные партнеры Украины и потенциальные инвесторы в экономику края.

Сценарий добровольной реинтеграции может быть рассчитан на перспективу 5-7 лет. Его реализация пока выглядит довольно утопической, но поскольку вариант Б является проигрышным, а вариант А нереалистичным, то именно вариант В следует взять за основу национальной реинтеграции Донбасса как базовый.

Однако его реализация должна учитывать интересы стейкхолдеров кризиса на Донбассе:
• Россия: не допустить реализации вариантов А и В, которые будут восприниматься как геополитическое поражение РФ и станут прологом к поднятию вопроса о возвращении Крыма;
• ДНР / ЛНР: достичь статуса непризнанных республик под протекторатом России, поскольку это дает возможность фактически бесконтрольно использовать ресурсы территорий, удерживать власть силой, получать помощь от РФ, использовать свое положение для нелегальной экономической деятельности. Есть основания считать, что ДНР / ЛНР боятся реализации варианта А, негласно поддерживаемого Россией (под ее давлением с целью реализации плана Б сейчас происходит деэскалация конфликта и взятие под контроль военизированных группировок. Но в случае провала варианта Б, выгодного РФ и неприемлемого для руководства ДНР / ЛНР, Россия может перейти к сценарию «сдачи» марионеточных «республик»);
• Запад (прежде всего ЕС): прекратить военный конфликт, возобновить диалог с РФ, сделать Украину ответственной за преодоление последствий кризиса (наиболее приемлемым является вариант Б). Такое соотношение интересов основных субъектов урегулирования конфликта формирует патовую модель отношений между ними. Практически каждая из сторон (кроме разве что ДНР / ЛНР) может заблокировать неблагоприятный для себя сценарий, но при этом не имеет достаточного влияния, чтобы реализовать желаемый. Поэтому стоит ожидать постепенное замораживание конфликта на фоне дискуссий об очередности и степени выполнения пунктов Минских договоренностей. Однако, не следует забывать, что решающую роль в дальнейшем развитии политических событий вокруг статуса оккупированных территорий Донбасса играет экономика. Если Россия будет вынуждена по экономическим причинам прекратить поддержку сепаратистов на Донбассе, то соответствующие режимы будут обречены на ликвидацию. Донецкий регион является абсолютно бесперспективным как самостоятельный субъект глобальной экономики. Не станет он полезным компонентом и для экономики российской. Следовательно, возвращение в состав Украины станет лишь вопросом времени.

Что касается возвращения Крыма, то вопрос экономики, здесь, к сожалению, не является главным. Для Украины крымская проблематика содержит ряд моральных, гуманитарных и исторических аспектов, которые по своему значению не только не уступают, но и превосходят аспекты политические и экономические. Одной из главных проблем является то, что материковая Украина в большинстве своем считает себя преданной населением Крыма, поскольку последнее де-факто не противостояло агрессии РФ, а иногда даже приветствовало эту агрессию. Проблему осложняет осознание того, что ресурсы, созданные почти тремя поколениями украинцев и инвестированные в развитие полуострова, напрасно тратились из-за несостоятельности, коррумпированности и криминальности местного руководства. Обнаружив почти полную неспособность к продуктивной экономической и конструктивной политической деятельности, ментально постсоветское население Крыма поддержало российскую агрессию и оккупацию, даже не скрывая, что способом смены хозяина попыталось сохранить статус иждивенца. Смена эта происходила под советско-имперскими и монархически-православными призывами к "возвращению на родину", что на самом деле воспринималось как возвращение в империю Романовых. Чего только стоят в этом аспекте «слезливые» речи крымского прокурора «Няши» относительно фигуры императора Николая II. Но как бы то ни было, в мире почти не существует полностью монолитных обществ, и исключительно от силы государства зависит то, насколько внутренние этнические, региональные, классовые и многие другие проблемы преодолеваются и удерживаются в пределах государственных границ. Поэтому возвращение Крыма - это и своеобразная проверка на прочность нашего государства. Ведь всем понятно (даже если это не проговаривается субъектами международных отношений), что государство, которое даже не делает попыток вернуть утраченные территории, не может считаться полноценным и ответственным членом мирового сообщества, признавая свою несостоятельность нести бремя самостоятельной внешней и внутренней политики на должном уровне.

Таким образом, восстановление территориальной целостности является вопросом государственной важности и исторического значения, в решении которого следует руководствоваться не эмоциональными импульсами постшокового общественного мнения страны - жертвы агрессии, а стратегическим видением, историческим чутьем, глубоким пониманием национальных интересов. Дело реванша (а не мести!) требует дальновидности и аналитического, гибкого ума.

Относительно возможных сценариев возвращения Крыма, то среди таковых ученые назвали "реконкисту" (возврат территории военными методами), "народную войну" (активные протестные действия гражданского общества), "мирную реинтеграцию" (положительный пример экономических реформ на территории материковой Украины) и "реинтеграцию дипломатическую" (поиск путей прекращения аннексии Крыма на уровне мировых политиков). Каждый из сценариев имеет право на существование. Ведь во многом «военная мощь РФ» на современном этапе является, скорее, продуктом действительно мощной российской пропаганды, чем бесспорной реальностью. Это что касается первого "крымского" сценария. В свою очередь осуществляемая в последнее время блокада Крыма свидетельствует и о возможном успехе реализации сценария «народной войны» за возвращение полуострова. А вот «соблазнить» крымчан экономическими "благами" почти нереально, поскольку достичь экономического благополучия для современной Украины так же сложно, как и военной победы над РФ. Что же касается чисто кабинетного решения проблемы Крыма на высоких властных уровнях мировой политики, то сегодня больше всего делается именно для воплощения этого сценария, хотя вера в его осуществимость уменьшается с каждым днем. В то же время он не самый утопический и не менее реалистичен, чем остальные три.

Авторы монографии дают утвердительный ответ на вопрос, возможно ли возвращение Донбасса и Крыма в ближайшем будущем. Но вместе с тем ученые не рассказывают, какой из изложенных сценариев является лучше других. После того как монография прочитана, каждый из читателей может сделать собственный вывод, однако редакция «Вектор ньюз» пришла к выводу, что единого сценария или стратегии здесь быть не может. Дело в том, что те страны, чьи названия стали условными названиями для сценариев «возвращения Донбасса», - Хорватия, Молдова или Германия - не имеют общей границы с РФ. А это, как выяснилось, является очень весомым фактором - ибо действия, а также их причины и цели, современного российского политикума (читай - Путина) не ясны никому, даже признанным международным лидерам. Поэтому предсказать, по какому сценарию будут петь российские марионетки, когда микрофон переговоров будет у них в руках, очень трудно. Стоит также напомнить, что тем соседним с Россией государствам, к которым, как и к Украине, она имеет территориальные претензии, вернуть свои утраченные территории до сих пор так и не удалось. Среди них - Грузия, Китай, Финляндия, Япония. Однако авторы монографии были далеки от мысли, чтобы в своем исследовании использовать пессимистический лейтмотив по типу «Украина свою войну проиграла». Ученые НИСИ не только разоблачили всю цепь информационно-манипулятивных технологий РФ, примененных против Украины, не только обозначили способы противодействия таким технологиям, но и выделили все социальные, экономические и политические факторы, которые помогут в борьбе против агрессора. Говорят, что ум всегда является главным полем битвы, поэтому эти результаты монографического исследования читатель может считать «арсеналом оружия для ума».

И тогда, объединив все возможные инструменты - политические, экономические, военные - удастся найти правильное решение, и оккупированные территории могут вернуться в состав Украины даже раньше, чем мы надеемся. Тем более, что мы уже знаем цену, которую заплатим в случае, если такое решение не найдем - это наша с вами свобода...

Сергей Козлов, "Вектор ньюз"
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Да, ты прав, с понтом рассеянин, даунбасское быдло-гопота - точно березовый фатерлянд
Цитировать         
И еще один вариант-6п Вполне возможно,что часть крымчан захочет вернуться в Украину, когда там будет построен коммунизм
Цитировать         
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031