Авторизация

 
  •  Мексика заработала на хеджировании цен на нефть $2,65 млрд 
  •  Башар Асад отверг требования установить в Алеппо перемирие 
  •  Бейонсе стала самой номинированной певицей в истории "Грэмми" (ВИДЕО) 
  •  В день Святого Николая в Киеве откроют резиденцию Санта Клауса 

"Нефтяная игла" привела к деградации российской элиты, - мнение эксперта

"Нефтяная игла" привела к деградации российской элиты, - мнение экспертаЭкономика, основанная на перераспределении ренты, не может нормально работать, когда рента усыхает. Об этом говорят даже российские специалисты, в частности директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. Ниже редакция публикует фрагмент лекции Натальи, прочитанной на форуме гражданских активистов «Баркемп» в Сыктывкаре.

Как делят ренту
Россия ― страна, живущая на ренту. Если взять все налоги, которые собираются с регионов и идут в федеральный бюджет, это немного больше половины всех собираемых налогов. 28% дает один Ханты-Мансийский округ, еще 16% — Москва, 10% ― Ямал, и еще 5% дает Санкт-Петербург. То есть почти 60% всех собранных налогов дают четыре субъекта федерации. Именно эти территории генерируют деньги. Основная рента ― это налог на добычу полезных ископаемых ― то есть "налог на нефть", и его действительно надо собирать на центральный уровень. Потому что Ямал и Ханты-Мансийск не создали все это нефтегазовое изобилие ― вся страна строила. А Москва живет на столичную ренту: ренту локализации всех штаб-квартир, выплаты налогов на прибыль и так далее ― это рента столичного статуса. И эту-то ренту как раз можно рихтовать. Раньше мы (россияне - прим. Ред.) жили хорошо, потому что объем денег, заработанных на высокой цене на нефть, был огромен. Как мы их перераспределяли? Мы залили ими кризис 2009 года, прожили его на рентных деньгах. Но дальше федеральная власть начала убавлять эту ренту. С 2000 по 2013 год, когда цена на нефть была еще высока и росла, слабым регионам помогали на 75-90%, и продолжают помогать, но эта рента эффекта выравнивания не дает ― они более самостоятельными не стали. Это означает, что перераспределительная политика в России не подтягивает слабых, и она очень нестабильна в разные экономические периоды. Когда денег много или проблемы остры ― денег региону дают много. Когда ситуация меняется, рубить хвосты, как говорят в бизнесе, начинают, прежде всего, со среднеразвитых и относительно развитых регионов, не с «дистрофиков».

Внутренняя геополитика
Это так называемая дилемма «равенство ― эффективность». В Российской Федерации изобрели еще некоторые дополнения ― это появилось еще при Борисе Ельцине, а сейчас достигло своих невиданных высот. Это политика геополитических приоритетов:
если взять весь объем трансфертов по 2014 году, то 10 с лишним процентов получили республики Северного Кавказа при населении 4% от российского, почти 12% получил Дальний Восток при населении 4% от российского. И 7%, при населении в 1,5%, получил Крым. Вот наши геополитические приоритеты. И когда приоритеты такие, это вообще к развитию не имеет отношения, что бы ни говорилось. Стимулирующая политика наименее затратна ― вы даете развиваться, не давите. Для выравнивающей политики нужно много денег, и для этого должен быть какой-то большой источник доходов. Либо вы растете; это не про нас сейчас, — либо у вас есть могучая рента, но она у нас сжимается.

Мы в кризисе, и этот кризис не похож ни на один из предыдущих, которые были глобальными. Он стартовал в декабре 2012 года ― со стагнации. Потом стагнация начала переходить в медленный спад, а Крым, санкции и особенно падение цен на нефть это все ускорили. Это внутренний кризис, созданный нашими руками. Это кризис институциональной модели, когда уже больше нельзя расти за счет ренты: она слишком неэффективно расходуется. Этот кризис непреодолим без ремонта институтов.

О «майских указах»
Указы Путина потребовали от регионов нечеловеческого напряжения в изыскании средств на повышение зарплаты бюджетникам. По бюджетному кодексу РФ, любые дополнительные расходные полномочия, вменяемые субъекту Федерации, должны дополняться финансированием с того уровня, с которого назначают эти расходные полномочия. Но на указ Бюджетный Кодекс не распространяется, поэтому 70-75% всех расходов регионам пришлось нести самим, и только остальное добавил федеральный центр. Результат: трехкратный рост дефицита, расходы растут, а доходы ― нет. 77 регионов были в дефиците в 13-м году, 75 регионов ― в 14-м. Когда у нас дефицит, все идут и занимают. Кто самый ушлый – идут в Минфин и выбивают бюджетные кредиты. Кто не такой шустрый, идут в коммерческие банки и занимают по гораздо более высокие проценты. Поэтому бюджеты регионов в новый кризис, который уже начался, вступили в абсолютно разбалансированном состоянии.

45% российских регионов находятся в зоне максимального риска. У них одновременно и большой долг, и дефицит бюджета.
По указам президента отчитываться надо жестко каждый квартал и в конце года. Если ты не выполнил — будут наказывать сразу. А если потом ты влезешь в долги и пойдешь плакать в Минфин, в Сбер, в ВТБ, в Белый Дом, в Администрацию… И где-нибудь, может быть, тебе помогут. Поэтому так работают все российские институты. Губернаторы абсолютно рациональны, они делают разумные вещи. Только дестабилизация непрерывно нарастает – именно потому, что таковы правила игры.

2015-й год показал: большинство регионов поняли, что больше уже так хорошо жить не получится.

Сокращаются все расходы на инфраструктуру. Но 62% всех расходов консолидированных бюджетов в среднем – это социальная сфера: образование, здравоохранение, соцзащита… А 22 региона РФ в сентябре избирают губернаторов.

Какой дурак накануне выборов будет рубить те пособия, которые за 2 месяца до выборов надо поднять? В сентябре пройдут выборы, а в октябре уже будет интересно: где деньги, чем платить? Поэтому в конце года соцзащита покажет новые интересные тенденции.
Промышленность в целом падает. Падает оборот розничной торговли, доходы населения, особенно на Северо-Западе и в Сибири. Потребление падать дальше, скорее всего, не будет: оно зафиксируется на низком уровне, и к этому уровню придется привыкать. Динамика промышленного производства показывает спад на 5,5%.

Как пережить кризис
Есть ощущение, что этот кризис должны пройти легче сырьевые регионы, пищевой полуаграрный юг, с большой вероятностью — сырьевики. Регионы обрабатывающей промышленности — в основном, хуже. Все периферии его переживут легче. Было 5 соток картошки — сделаем 10. Выращивали 1 свинью — вырастим 3. Население собирало морошки и брусники перекупщикам столько-то — будет собирать в 2 раза больше. Население в Российской Федерации — исторически чемпион мира по выживанию в любых предложенных обстоятельствах. Будем выживать еще раз. За счет резкого снижения доходов этот кризис — про центры, про те места, где концентрируется рыночная сервисная экономика: страхование, турфирмы, банки, рекреация, развлечения, платное образование. Это крупные города. Хороших и простых решений нет. Очень многое зависит от качества принятия управленческих решений.

Качество российской региональной элиты ухудшилось: 10 лет без выборов, без конкуренции, 10 лет назначения своих, лояльных. Экономика эти вещи не прощает.

Лучшие времена в короткое время не наступят: спад нефтяных цен — как минимум — на 5-6 лет... Расчистите поляну и посмотрите на ресурсы трезво. Хватит петь про паровоз и врагов вокруг. Надо начинать работать рационально.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031