Авторизация

 
  •  Мексика заработала на хеджировании цен на нефть $2,65 млрд 
  •  Башар Асад отверг требования установить в Алеппо перемирие 
  •  Бейонсе стала самой номинированной певицей в истории "Грэмми" (ВИДЕО) 
  •  В день Святого Николая в Киеве откроют резиденцию Санта Клауса 

Внешние и внутренние вызовы для энергетической безопасности Украины

  • 01.04.2015, 15:00,
  • 0

Прошлогодние события, в частности, вокруг Украины свидетельствуют, что мир так и не стал более стабильным и безопасным, а человечеству угрожают новые вызовы. Вместе с международным терроризмом, агрессией России против Украины (аннексия Крыма и силовая поддержка сепаратистов на Востоке Украины), угрозой распространения вируса лихорадки Эбола, ростом киберпреступности и тому подобное, все большее значение приобретают вызовы, связанные с истощением природных ресурсов, в первую очередь энергетических, контролем их добычи и путями транспортировки. Противоречия, возникающие между государствами по этому поводу, перерастают в конфликты, нередко с использованием вооруженных сил. Уже сегодня мир чувствует дыхание «холодной войны» нового типа — между теми, у кого энергетики достаточно, и теми, кому ее не хватает. Если когда-то страны конкурировали из-за нефти, то нынче вполне вероятно, что борьба за доступ к большим месторождениям природного газа, нефти, угля и урана станет одной из доминирующих геополитических тем XXI столетия. Специалисты утверждают, что в настоящее время к миру медленно приближается грандиозный энергетический кризис, и он может разрушить мировые экономики.

Так, в начале 2014 года доказанные мировые запасы нефти составляли приблизительно 1,688 трлн баррелей, которых, по оценкам экспертов, должно хватить на 53 года при нынешних темпах добычи и потребления. А доказанных 156 трлн куб. м запасов природного газа хватит где-то на год-два больше. В то же время общее потребление нефти в мире увеличилось на 1,4 млн баррелей на сутки, или на 1,4 %, если сравнивать с показателями последних 10 лет. Мировое потребление газа увеличилось также на 1,4 %, хотя средний показатель прошлых лет составлял 2,6 %. А это есть, так сказать, третий по популярности энергоноситель после нефти и угля.

Нестабильная ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые являются сегодня самыми богатыми на энергетические ресурсы и одновременно едва ли не самыми конфликтными регионами мира; «газовый конфликт» между Российской Федерацией и Украиной, которым обеспокоено все озабоченное своей энергетической безопасностью европейское сообщество; международные санкции против Российской Федерации, спровоцировавшие падение в 13 раз чистой прибыли государственного монополиста «Газпром» — основного наполнителя бюджета России; спешные попытки РФ изменить векторы газовых поставок в азиатском направлении — подписанный в мае 2014 года шанхайский договор между «Газпром» и китайской компанией China National Petroleum Corporation (CNPC) об экспорте российского газа в КНР сроком на 30 лет общей стоимостью 400 млрд долл. США и т. д. — обострили международные энергетические проблемы и свидетельствуют о прямом доминировании политического фактора в мировой энергетике.

Ведущие как западные, так и украинские эксперты полагают, что в течение 2014 года на международную энергетическую политику влияли следующие основные внешние факторы (что отразилось также и на энергетическом состоянии Украины):

- стремительное падение цен на мировом нефтяном рынке из-за превышения предложения нефти над ее спросом;

- ввод Евросоюзом и США санкций в отношении Российской Федерации, в том числе в энергетической отрасли (из-за аннексии Крыма и ситуации на Востоке Украины), что ощутимо замедлило развитие топливно-энергетического комплекса России и сказалось на ее общей финансово-экономической стабильности;

- укрепление энергетической политики США вследствие «сланцевой революции», а также реализация этой идеи в других странах, что в итоге обеспечило резкое падение мировых цен на нефть;

- попытки России (по причине своего сложного финансового положения) получить доступ к рынкам сбыта газа в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе путем оперативной реализации масштабных проектов по строительству новых газотранспортных систем («Турецкий поток», ориентировочная стоимость работ ~16-20 млрд долл. США и «Сила Сибири» стоимостью ~60-70 млрд долл. США);

- захват Российской Федерацией части территории Украины, где размещен Донецкий угольный бассейн (Донбасс) и нефтегазовые месторождения Черноморского шельфа (территория АР Крым), что обострило энергетический кризис в украинском топливно-энергетическом комплексе и ощутимо отразилось на энергобезопасности государства.

Учитывая эти факты, а также нынешнее состояние энергетической безопасности Украины, необходимо акцентировать внимание на перспективах развития отечественного топливно-энергетического комплекса, в частности, на главных его составляющих отраслях: электроэнергетической (включительно с угольной отраслью), нефтяной и газовой.

1. Электроэнергетическая отрасль

В отрасли электроэнергетики и энергетики в целом наиболее зависимой от монопольного российского импорта была и остается энергетика ядерная. Но как выясняется, украинскую тепловую энергетику тоже нельзя считать полностью независимой. Ведь, по меньшей мере, половина «угольной» электроэнергетики нашего государства потребляет уголь, добываемый в шахтах Донбасса, в данный момент находящихся на оккупированной территории.

Справка: Атомные электростанции Украины в 2014 году обеспечили почти 50 % потребностей Украины в электроэнергии. Остальную часть электроэнергии — тепловые электростанции, из которых приблизительно 90 %, работают на угле, мазуте или газе.

Основная часть отечественных ТЭС и ТЭЦ работают на твердом топливе. Остальные, которые еще не успели переоборудовать на уголь, работают на газе или мазуте. Спроектированные электростанции под уголь Донбасского бассейна целесообразно модернизировать под уголь из других регионов в рамках диверсификации источников поставок энергоносителей. При этом в перспективе необходимо решить, как быть с донбасским углем, когда в нем перестанет нуждаться отечественный украинский рынок. Таких вариантов есть несколько, правда, их необходимо планировать и озвучивать на государственном уровне с обязательным привлечением экспертов, в том числе мирового уровня. Показательный пример — ФРГ, в течение последних лет перешедшая в основном на импортный уголь!

В конечном итоге, электростанцию можно не переоборудовать, сжигая на ней уголь из «непроектных» шахт, то есть, из других регионов или импортный. Но это не совсем эффективно — ведь на единицу выработанной мощности электроэнергии необходимо сжигать угля больше, чем предусматривается проектом. Кроме того, ухудшатся экологические последствия — это усложнит ситуацию в части внедрения механизмов Киотского протокола. Также необходимо создавать инфраструктуру для импорта угля в больших объемах, переоборудовать электростанции и решить вопрос о стабильной поставке угля, в том числе заграничного, на украинские тепловые электростанции в рамках диверсификации источников поставок первичных энергоресурсов. Таким образом удалось бы минимизировать имеющиеся в настоящее время негативные последствия от захвата шахт Донбасского бассейна агрессором и сепаратистами. И только так можно реально обеспечить независимость украинской теплоэнергетики: будем использовать донбасский уголь — отлично; не будем — нехорошо, но не катастрофа, ведь можем его завозить из других регионов. При удачном проведении таких мероприятий в ближайшей перспективе Украина способна обеспечить себя своей электроэнергией.

Существенно иная ситуация в другой важной части электроэнергетической отрасли — в энергетике ядерной.

Справка: в Украине на функционирующих четырех атомных станциях (Южно-Украинской, Запорожской, Хмельницкой и Ровенской АЭС) эксплуатируется 15 атомных энергоблоков, из которых 13 типа ВВЭР-1000 и два — ВВЭР-440, общей мощностью 13 835 МВт. Все они советского (российского) проекта. Реакторов ВВЭР-1000 в Украине больше, чем где-либо, включительно с РФ.

Энергетическая безопасность Украины в части ядерной отрасли почти по всем составляющим эксплуатации украинских АЭС зависит от Российской Федерации. Это, прежде всего, научно-техническое сопровождение, ремонт, продление эксплуатации, поставки ядерного топлива (ЯТ), хранение и переработка облученного (отработанного) ЯТ и тому подобное. По каждому из этих направлений необходимо обязательно консультироваться с западными партнерами и предпринимать конкретные меры. И хотя теперь Украина продолжает совместное с РФ строительство и обслуживание энергоблоков, в дальнейшем в любом случае нельзя строить в Украине российские реакторы.

Пытаясь укрепить свою энергетическую независимость в части диверсификации энергетических источников, Украина с 2008 года сотрудничает с американско-шведско-японской «Westinghouse Electric Company», обеспечивая свои АЭС ядерным топливом. Правда, это почти все, что во времена независимости удалось осуществить в этой отрасли. Поэтому в ближайшей перспективе целесообразно рассмотреть следующие возможные пути реализации вопросов энергетической политики в ядерной энергетике. Об этом — детальнее.

В мире хорошо известны два предприятия, заинтересованные в производстве фактически дубликата ЯТ для российских реакторов: в Швеции и Испании (оба являются собственностью компании «Westinghouse Electric Company»). На шведском заводе Украина более шести лет получает ЯТ для экспериментов по его адаптации с российским ЯТ на двух блоках Южно-Украинской АЭС. В конце декабря 2014 года премьер-министр Украины А. Яценюк сообщил о продлении срока действия договора до 2020 года и расширении контракта на поставки топлива для атомных АЭС и предоставление услуг на отдельных стадиях ядерно-топливного цикла. Это можно считать одним из успехов нашей энергетической отрасли.

А вот с испанским предприятием Украине сотрудничать еще не приходилось. По крайней мере, об этом официально не сообщалось. Хотя, по неофициальной информации, такие попытки предпринимались. И даже предполагается привлечь и это предприятие к производству ЯТ для реакторов ВВЭР-440. Если это так, то это также можно считать победой. Следует отметить, что в случае удачной реализации такого проекта, им могут заинтересоваться в Чехии, Словакии, Венгрии, Финляндии.

Однако полной информации ради необходимо отметить, что компания «Westinghouse Electric Company» также пользуется услугами по обогащению урана Государственного концерна «Росатом». Поэтому необходимо отметить, что в подписанном контракте между украинской стороной и «Westinghouse Electric Company» нет четкой формулировки по поводу того, на что можно рассчитывать украинской стороне в том случае, если прекратится предоставление российской стороной услуг вследствие возникших т. н. форс-мажорных обстоятельств. Поскольку, как показывают последние события, Москва всегда все трактует только в выгодном для себя политически-имперском ключе. В то же время, памятуя о том, кто основатель Компании, украинской стороне не нужно проявлять беспокойство, потому что с демократическими ценностями и ответственностью в вышеупомянутых странах все в порядке. А пользование «Westinghouse Electric Company» услугами РФ по обогащению урана объясняется, скорее всего, тем что предлагаемая цена является более низкой, чем та, которую предлагают другие подрядчики. Хотя, с другой стороны, все это лишний раз говорит о том, что украинской стороне нужно заручиться поддержкой, в частности, немецко-голландской компании URENCO (или другой независимой от РФ), в плане обогащения урана для компании «Westinghouse Electric Company» в необходимых для Украины объемах.

В то же время, Кабинету Министров Украины было бы целесообразно обязать «Восточный ГОК» срочно нарастить производство уранового концентрата до необходимых для потребностей украинских АЭС объемов. Поскольку сегодня, не принимая во внимание достаточные запасы, у нас его производится чуть больше 30 % от общей потребности. На должном уровне необходимо также вести постоянную работу по закупке уранового концентрата на международных рынках. Есть также потребность в срочном подписании контрактов с западными партнерами о продолжении срока эксплуатации действующих блоков, в частности, что касается отжига корпусов, а с отечественными предприятиями — об изготовлении оборудования и запасных частей для атомных блоков. Ведь в последнее время наша атомная энергетика по большей части ориентировалась на российскую и на контрафактную продукцию, пренебрегая отечественной промышленностью и наукой.

Следует также иметь в виду, что если бы РФ прекратила поставки ЯТ Украине (а это может случиться в любой момент и при любых обстоятельствах), то никто не смог бы в этом деле оказать необходимую помощь. И тогда максимум через год останавливается вся ядерная энергетика Украины. Характерный пример 2014 года с углем, который россияне не пропускали через границу. Но если российский уголь еще можно заменить другим, то с российским ЯТ так не сделаешь. Вот таким образом Украина теряет почти половину электроэнергии и, соответственно, рушится ее энергосистема.

Иначе говоря, Российская Федерация, не прибегая к новым боевым схемам в т. н. «гибридной войне», не тратя ни одного рубля на свою армию, на боевиков и оружие, не имея потерь в живой силе, а лишь блокируя поставки ЯТ, может «поставить Украину на колени». И этого нельзя предотвратить в течение года, двух лет или даже трех. Реально решить эту проблему можно в течение 5-6 лет в мирных условиях путем строительства новых АЭС с другими, не российскими реакторами. В условиях войны эти сроки можно было бы уменьшить, но за счет увеличения расходов.

Поэтому в Украине необходимо обязательно развивать ядерную энергетику и диверсифицировать ядерные технологии для того, чтобы избежать монопольной зависимости от РФ. Наиболее перспективными партнерами можно считать Канаду и Францию, успешно развивающих реакторы третьего поколения ЕС-6 (САNDU) и APR-1650 соответственно. Можно рассматривать и возможности Китая, планирующего совместно с Францией построить АЭС в Великобритании. Важно, что эти реакторы могут успешно работать не только на природном уране, но и «сжигать» выработанный в реакторах ВВЭР в Украине уран-плутониевый оксид, выделенный при переработке отработанного ЯТ (сейчас у нас имеется более 60 тонн). Это также очень важно для поддержания режима нераспространения. Более того, канадский реактор ЕС-6 (CANDU) может в перспективе использовать уран-плутониевый оксид, изъятый из реакторов РБМК-1000 ЧАЭС (у нас на хранении почти 7 тонн).

Реакторы типа CANDU успешно эксплуатируются в Канаде, Южной Корее, Индии, Аргентине, Румынии и Китае. Для Украины чрезвычайно полезным является многолетний опыт соседней Румынии. Именно этот тип реакторов когда-то, будучи на должности министра иностранных дел, рекомендовал нынешний премьер-министр Украины А. Яценюк. По всей видимости, необходимо скрупулезно изучить процесс поэтапной замены советских (российских) технологий на канадские (постепенно, с завершением срока эксплуатации имеющихся). Или хотя бы отважиться на разумную диверсификацию. Реактор EC-6 детально изучался еще в 2008-2009 годах Межведомственной группой Украины, в которую входили, в частности, специалисты по ГП «НАЭК «Энергоатом», НАН Украины и др. Как итог, этот реактор по всем показателям рекомендовали использовать в украинской энергетике. Было бы целесообразно изучить и французский реактор АPR-1650, владелец которого оказывает услуги и по переработке облученного ЯТ, и по производству из него современного МОКС-топлива для «сжигания» энергетического плутония для выработки электроэнергии. Интересно, что реактор АPR-1650 может быть доставлен водным транспортом на Южно-Украинскую и на Запорожскую АЭС для замены российских реакторов.

Будет хорошо, если со временем наладятся отношения с Россией. Если же нет — не беда, хотя это ощутимо отразится на наших расходах. Нельзя утверждать, что российские реакторы хуже или лучше. Они просто другие. Но для нас они не подходят, по крайней мере, из-за российского монополизма, то есть, по политическим соображениям. Поэтому всегда необходимо помнить, что ядерная энергетика была, есть и остается важным элементом энергетической безопасности Украины.

2. Нефтяная отрасль

Наибольшей угрозой для Украины в нефтяной отрасли является высокая зависимость от поставок нефтепродуктов из заграничных нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), обеспечивающихся полностью или частично российской нефтью (Мозырского НПЗ Беларуси, НПЗ Мажейкяй Литвы, нескольких НПЗ Румынии, фирмы ОRLEN из Польши и тому подобное).

Кроме того, ряд украинских предприятий химической промышленности (например, Калужское научно-производственное объединение Ориана) зависят от российского импорта нефтехимического сырья, как правило, на 100 %. Эти предприятия практически нельзя модернизировать заблаговременно и, соответственно, их продукция не является конкурентоспособной (из-за несоответствия качества сырья). Высококачественную продукцию для нефтехимической промышленности Украина, как правило, импортирует. Правда, такую продукцию она могла бы производить без каких-либо проблем.

В 2014 году в Украине добыто более 2,7 млн тонн нефти, по меньшей мере 200 тыс. тонн импортировано из РФ. Обработано на НПЗ до 1,5 млн тонн нефтепродуктов, при годовом потреблении свыше 8 млн тонн. То есть, в Украину импортировано по меньшей мере 6,5 млн тонн нефтепродуктов.

На сегодняшний день на территории Украины расположены, но не функционируют, шесть НПЗ и семь ГПЗ. Они способны переработать более 51 млн тонн нефти за год, которая, как правило, добывалась в России, и производить нефтепродукты стандарта Евро 2 и Евро 3. Некоторые из нынешних владельцев НПЗ утверждают, что их предприятия модернизированы и выпускают качественную продукцию. Однако, факты свидетельствуют о другом. На невысокого качества нефтепродукты пока еще есть спрос в Украине, ведь имеется еще техника советского производства, особенно в Вооруженных силах и в сельской местности. В прошлом году высококачественные нефтепродукты (ЕВРО 4, 5) приобретались на российских НПЗ, Мозырском, Мажейкяйском, Орленском НПЗ, нескольких НПЗ Румынии. Эти НПЗ также были возведены в бытность социалистического лагеря и производили продукцию ЄВРО 2 и ЄВРО 3, но в результате своевременных принятых мер правительствами тамошних стран они были модернизированы и, как следствие, стали успешно конкурировать, в частности, на рынках Европейского Союза. Таким образом, из-за нынешнего состояния отечественных НПЗ возникает вопрос обеспечения украинского рынка качественными нефтепродуктами.

В последнее время российские поставщики энергоресурсов используют методы «энергетического шантажа». И нельзя исключать, что при определенном развитии ситуации в восточном и южном регионах Украины, они попробуют ограничить поставки нефтепродуктов в Украину, в том числе и из иностранных НПЗ, получающих российскую нефть. И тогда нынешние проблемы с газом и углем для Украины будут не такими серьезными. Потому что от наличия и стоимости нефтепродуктов зависит наличие и цена большинства украинских товаров и услуг, и т. п. Сегодня можно констатировать, что в краткосрочной перспективе Украина не способна обеспечить надежное функционирование своего нефтеперерабатывающего комплекса и внутреннего рынка нефтепродуктов. В случае «вызванного» кризиса можно рассчитывать только на надежный импорт. А для того, чтобы создать собственные, украинские мощности обеспечения внутреннего рынка нефтепродуктами, необходимо время, которое пока что исчисляется годами!

С учетом этого имеется три варианта решения такой проблемы, а именно:

- переход на 100 % импорт необходимых нефтепродуктов посредством неконтролируемых РФ импортеров. Как следствие, будет окончательно ликвидирована украинская нефтеперерабатывающая отрасль, из-за чего пострадает, как говорится, и человеческий фактор (производственная школа, рабочие места и тому подобное), что недопустимо, в частности, с точки зрения энергетической безопасности Украины;

- модернизация имеющихся украинских НПЗ. Для этого понадобится столько же средств, как для строительства новых НПЗ. Кроме того, процесс выделения ресурсов для модернизации может сопровождаться определенным напряжением в отношениях между владельцами НПЗ и государством. Однако, можно поставить вопрос: каким образом владельцы выполнили обязательства по модернизации НПЗ, прописанные ранее в соглашениях о покупке предприятий у государства;

- сооружение нового современного нефтехимического комплекса для изготовления ликвидных высококачественных нефтепродуктов и современного сырья для химической промышленности.

По оценке большинства специалистов отрасли, наиболее перспективным является создание (строительство) в Украине нового современного нефтехимического комплекса (по спектру продукции это намного шире, чем продукция НПЗ) для переработки 8-10 млн тонн нефти в течение года (оптимально по т. н. ценовых объемах) за счет кредита. Создание такого комплекса возможно при наличии сырья — нефти; технических средств поставок; технических и человеческих ресурсов, научной школы и традиций; рынков сбыта изготовленной продукции и путей поставок. У Украины нет первого условия, поскольку нефть добывается в ограниченном количестве. Но есть три следующих, которых нет у большинства нынешних потенциальных наших партнеров (есть возможности и рынки, частично построенные доступы к этим рынкам). Россию в роли партнера, естественно, рассматривать нельзя. Поэтому для решения упомянутых вопросов из области энергетической безопасности целесообразно построить в Западной Украине нефтехимический комплекс при участии трех сторон: 1) Украины; 2) страны, обладающей запасами нефтересурса на ближайшую перспективу; 3) страны, которая открыта для ликвидных рынков (наиболее подходящая — член ЕС).

И, как ни странно, этот проект уже был разработан органами государственной власти. Его реализация в свое время была заблокирована в связи с очередной сменой власти и возвращением к постсоветским стандартам функционирования нефтеперерабатывающей отрасли. Сейчас, как никогда, необходимо к нему вернуться! Поэтому в ближайшей перспективе уместно (при участии ведущих экспертов и специалистов отрасли) его обновить, осовременить и приступить к реализации, поскольку другого варианта для обеспечения реальной энергетической самостоятельности Украины быть не может!

Коммерческая и политическая выгода участников и сторонников этого проекта очевидна:

- в Украине, в основном, решается вопрос обеспечения внутреннего рынка нефтепродуктами и сырьем для химической промышленности. При этом не исключается их частичный импорт и, соответственно, сохраняется конкуренция среди прозрачных импортеров и не возникает среди них дополнительного напряжения. Будет решен вопрос аверсного (запланированного) использования нефтепровода «Одесса-Броды», то есть, возможна успешная дальнейшая реализация совместного международного проекта «Сарматия». Задействованы новые большие мощности предприятия «ПрикарпатЗападтранс», которое возвращено в собственность Украины. Производитель будет иметь свободный выход на конкурентные рынки нефтепродуктов, в частности, на рынки ЕС. Сравнительно легко решается вопрос занятости квалифицированных работников из западно-украинских НПЗ.

- Страна-нефтевладелец(ы) реализует свой стратегический интерес на ликвидных рынках (ЕС): реализует не сырую нефть, а нефтепродукты.

- Третья страна (наиболее вероятно — член ЕС) выступает в качестве гаранта функционирования комплекса по европейским прозрачным правилам и, в случае необходимости, балансирует сбыт продукции. В частности, усиливает свое влияние на конкурентных рынках (ЕС). А то, что изготовленная в Украине продукция имеет все шансы быть конкурентной, объясняется, прежде всего, тем, что наша рабочая сила еще продолжительное время будет менее оплачиваемой, чем, например, в странах ЕС.

Только таким образом, когда украинское государство, а не олигархические частные собственники, сможет выйти на внутренний рынок нефтепродуктов с высококачественной продукцией, в частности, стоимость бензина и дизельного топлива не будет увеличиваться при падении цен на нефть.

Конечно, чтобы такой комплекс надежно функционировал, необходимо обеспечить надежную поставку сырья — нефти. Это легче всего обеспечить в Западной Украине, где можно дешево и оперативно организовать диверсификацию поставок с международных открытых рынков без учета российских интересов. В частности: через Польшу путем создания для аверса и реверса Европейского нефтетранспортного коридора, а также через Словакию путем модернизации имеющихся нефтепроводов для аверсного и реверсного использования. В перспективе можно рассматривать и Венгрию.

Безусловно, при проектировании такого комплекса, кроме диверсификации, качества и стоимости, следует определить оптимальную площадку, учитывая все, даже маловероятные аспекты, в частности, угрозы энергетической безопасности. Учитывая прошлогодние комитетские слушания в Верховной Раде Украины и ряд других обстоятельств, теперь наиболее оптимальными для размещения нефтехимического комплекса были бы площадки бывшего НПО «Сера» в городке Новый Раздол Львовской области.

3. Газовая отрасль

В последнее время газовые проблемы перед нашим государством и украинским обществом возникают постоянно. Они являются одним из основных факторов влияния на энергетическую безопасность страны. Ежегодно Украина (с учетом Крыма) потребляла приблизительно 50-52 млрд куб. м природного газа. В Крыму в течение года добывается и потребляется почти одинаковое количество газа — приблизительно 2 млрд куб. м. Структура потребления газа в течение года в Украине приблизительно следующая: 16-17 млрд куб. м — «на комфорку» (непосредственно населению), от 0,5 до 1 млрд куб. м потребляется бюджетной отраслью, 7-9 млрд куб. м — предприятиями теплокомунхоза, приблизительно 23-25 млрд куб. м — промышленностью (в частности, химической и металлургической, большинство продукции которых экспортируются на мировые рынки через оффшорные зоны — то есть с заниженным доходом в украинский бюджет). К этим объемам принадлежат также и 4-6 млрд куб. м технологического газа, с помощью которого обеспечивается транзит. Своя добыча Украины составляет около 20 млрд куб. м ежегодно (с учетом Крыма), импортируем 28-30 млрд куб. м газа.

Анализ нынешнего газового рынка демонстрирует, что Украина до недавнего времени обеспечивала себя (население и промышленность) природным газом собственной добычи приблизительно на 40 %. Еще до 60 % импортировала. До 2012 года весь импорт газа, по давней советской традиции, был из РФ. С 2012 года газ, кроме российского ОАО «Газпром», импортируется с помощью немецкой компании RWE по территории Польши, Венгрии и с недавних пор — Словакии. Как известно, немецкая кампания RWE определенным образом тоже зависима от РФ. Но есть надежда на то, что с 2014 года, благодаря инициативе руководства НАК «Нефтегаз Украины», импорт будут обеспечивать и другие западные фирмы.

Следовательно, «Газпром» обеспечивал 26-30 млрд куб. м газа, а RWE  — 1-2 млрд куб. м Очевидно, что такая структура импорта газа не может удовлетворять потребность внутреннего рынка и негативно отражается на энергетической безопасности Украины.

Для сравнения: почти одинаковая с Украиной по площади и населению Польша потребляет ежегодно 14-16 млрд куб. м газа. Притом, что ВВП Польши более чем в три раза больше, чем украинский! Это лишний раз доказывает, что главным нашим резервом в газовой отрасли является сокращение потребления газа.

По данным независимых экспертов отрасли, в 1998 году существовала техническая возможность импортировать в Украину газ по реверсной схеме до 30-35 млрд куб. м: более 5 млрд куб. м по территории Польши и Венгрии, а также через Словакию — до 10 млрд куб. м (по т. н. недавно открытому «малому реверсу»). Так же еще не задействован т. н. «большой реверс» — до 30 млрд куб. м газа (со сравнительно небольшими капиталовложениями, что серьезно даже не обсуждается). То есть, импорт газа из РФ можно полностью заменить импортом из других европейских стран по упомянутой реверсной схеме. И Российская Федерация это хорошо понимает. Поэтому поступила предусмотрительно — зарезервировала свободные мощности транзита и удерживает их как «собака на сене» вопреки нынешнему европейскому законодательству.

Следовательно, этим вопросам (и техническим, и юридическим) нужны переговоры и политическая поддержка. Сегодня, как никогда, Украину поддерживает Брюссель и почти весь демократический мир.

Руководствуясь этим и исходя из имеющихся вызовов, наиболее подходящей для Украины, сегодня и в перспективе, является норвежская государственная нефтяная компания «Statoil», которая уже пошла нам навстречу и конкурирует с поставщиком-лидером на европейских рынках — российским ОАО «Газпром». Крайне необходимо провести переговоры и с другими компаниями, в частности, с теми, на которые она укажет и которые только что появились или будут появляться на газовом рынке. И в этом нельзя пренебрегать стратегией переговоров в части их проведения, привлечения профессиональных экспертов отрасли и обеспечения коммерческой тайны. А общество должно знать лишь о результатах.

Всегда нужно помнить, что в последующие годы тоже будут отопительные сезоны, в частности, сезон 2015/16. Это так же закономерно, как и приход лета. И, не принимая во внимание сокращение объемов потребления, актуальность импорта газа, к сожалению, не будет сниматься полностью с повестки дня в ближайшее десятилетие. Но точно не российского — до того часа, пока не прекратится агрессия и не будут регулироваться все спорные вопросы между Украиной и Российской Федерацией. Впрочем, никогда не поздно заниматься поиском в Европе и мире поставщиков, вести с ними переговоры, контрактовать газ. И делать это в дальнейшем необходимо как можно раньше и хорошо изучив, ведь сейчас на западных рынках свободного газа без дополнительных усилий можно найти не более 3-5 млрд куб. м за год, тогда как Украине необходимо приблизительно 30 млрд куб. м.

Таким образом, при наличии ресурса (газа) на европейских рынках (наиболее приемлемым для реверса является хаб Баумгартен в Австрии), Украина могла бы полностью отказаться от российского импорта газа уже в ближайшей перспективе и переориентироваться на западных поставщиков. Надо двигаться вперед, в частности, об импорте газа из Европы надо договариваться немедленно.

Конечно, сейчас такой газ (по реверсу, из европейских рынков) является дороже на 100-120 долл. США (это включительно с транспортными расходами и прибылью поставщика) по сравнению с газом, полученным из РФ по справедливой рыночной цене. Но это все же дешевле нынешней, «политической» российской цены для Украины в 485 долларов США за 1000 куб. м — по формуле 2009-го года «по-русски».

Естественно, одновременно с отработкой «реверса» необходимо активно и качественно выполнять главную стратегическую задачу: сокращать потребление газа и в перспективе — полностью отказаться от его импорта. По крайней мере, попытаться обеспечить себя своей добычей.

4. Выводы и предложения

Исходя из вышеприведенного, Украине сейчас крайне необходимо вести широкие международные переговоры и по поводу газа, и по поводу нефти, и по поводу ядерной энергетики. При этом в каждую переговорную группу, кроме специалистов в соответствующей отрасли, необходимо включать украинских патриотически настроенных квалифицированных дипломатов. Специалисты обеспечат профессиональную составляющую, а украинские дипломаты — международную — в интересах Украины. Именно такой симбиоз обеспечит нашему государству независимость от российского монополизма.

До настоящего времени в Украине, к сожалению, было не так: украинские дипломаты часто узнавали об отдельных вопросах чувствительного международного сотрудничества из средств массовой информации. Так произошло в 2009 году, когда заключались несправедливые газовые контракты. Так было недавно, когда скандалили по поводу угля из ЮАР, и одновременно договаривались об угле австралийском. Хотя в Австралии даже де-факто первое лицо государства не может влиять на рынок — там устоявшаяся демократия. В то время как договоренности с президентом Казахстана вполне эффективны и актуальны. И так за 23 года Украина, к сожалению, дождалась российских танков, заменивших украинскую дипломатию.

В любом случае Украина крайне нуждается в реформах в энергетической отрасли, для чего необходима политическая воля руководства государства и бескомпромиссная борьба с коррупцией. И уже потом, при непосредственной поддержке ЕС и Еврокомиссии, нужно получить полную энергетическую независимость.

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Оставить комментарий
Видео дня
Новости
  • Последние
  • Читаемое
  • Комментируют
Календарь публикаций
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031